The Art Newspaper Russia
Поиск

Антанас Суткус: «Детство — это другая жизнь. И думать надо о детстве как о жизни до жизни»

До 29 мая в Центре фотографии имени братьев Люмьер проходит выставка основателя прибалтийской школы фотографии, лидера Союза фотоискусств Литвы Антанаса Суткуса «Босоногое детство». TANR расспросила одного из самых неформальных фотохудожников советского времени о ценностях детства, встрече с Жан-Полем Сартром и современном фотоискусстве.


Почему среди всех республик Прибалтики фотографическая школа сложилась именно в Литве? Не в Эстонии или, например, Латвии? Что именно объединяло ваш союз?

В одно время собралось шесть-семь фотографов-ровесников, которые тогда еще учились в разных вузах. Эти студенты — Ромуальдас Ракаускас, Александрас Мацияускас, Альгимантас Кунчюс, Витас Луцкус — начали снимать, не учась ни у кого, а доверяясь только своему вкусу и интуиции. Повзрослев, мы объединились, став Союзом фотохудожников, инициатором которого был я. Конечно, каждый отличался своим стилем, и все-таки литовская фотография ориентировалась на жизнь человека, его судьбу и родную землю, Родину. И потом у нас ведь было много талантов. Например, во Франции в те годы был только один великий Анри Картье-Брессон.

Вы как-то сказали, что современное искусство космополитично. Вам кажется, искусство, в частности фотография, должно оставаться национальным, самобытным? Если да, то почему?

Да, я так думаю. Это доказывают мои наблюдения во время путешествий по Европе. Там усиливается национальная самоидентификация. Недавно побывав на открытии выставки в России, я заметил, что и здесь идут те же процессы. У вас проводятся, например, специальные мероприятия, посвященные культуре и литературному языку. Что касается фотографии, то для меня всегда оставалась главной судьба человека. А современные фотографы часто берут сюжеты из головы. Хотя есть среди них и сильные. Например, Артурас Морозовас, Агне Гинталайте. Она в нашем районе засняла гаражи и сделала очень красивое панно из старых дверей и цветов.

В вашей новой книге «Люди Литвы» очень много фотографий с детьми. Почему для вас так важно именно детство?

Потому что детство — период, когда меньше всего фальши. Нет никакой маски, все очень искренно.

Писатель-сатирик Аркадий Аверченко в одном своем рассказе говорит, что только детей и признавал бы за людей. «Взрослый человек почти сплошь — мерзавец» — так он пишет. Вы согласны?

Да! В детях отсутствует ложь. Они сразу выясняют отношения, пусть и в драке. Кто первый начал, тот и виноват. Детство — это вообще другая жизнь. И думать надо о детстве как о жизни до жизни.

Свои знаменитые снимки Жан-Поля Сартра вы делали под впечатлением от человека или от его произведений? Или же это была удачно пойманная случайность?

Когда мой друг поэт Эдуардас Межелайтис пригласил меня в делегацию, сопровождающую Жан-Поля Сартра, меня сначала и вовсе не хотели утверждать. Я был непредсказуем, вел ненужные для власти разговоры. Но все получилось. Все наши беседы с Сартром были о литературе. У меня, начитавшегося европейских и американских книг, накопилось много вопросов. А фотоаппарат, который то висел на шее, то прятался в кармане, иногда приводился в действие. Сартру просто не приходило в голову, что человек с такой скромной экипировкой мог оказаться профессиональным фотографом. Если бы он догадался, то просто отказался бы сниматься.

А вам вообще близок экзистенциализм? Сизиф не зря поднимает камень на скалу?

Конечно. Если Сизиф его катит, значит, у него есть цель и есть идея. Занятие — это заполненное жизненное пространство.

Успех выставки в Музее Оскара Нимейера в Бразилии, планирующаяся выставка в Буэнос-Айресе — почему вас влечет Южная Америка?

Во-первых, Южная Америка сама пришла ко мне в лице куратора Луиса Густава Карвальо, а также менеджера организации Arts et Vita Марии Враговой. Кроме того, мне кажется, мы недооцениваем Бразилию. В ней более 200 млн жителей, в больших городах много галерей. Выставка из музея Нимейера проехала потом по всей стране. Кстати, благодаря особой политике воспитания детей. У них там, пока у галереи стоит хоть один детский автобус, выставка не снимается. Мою экспозицию держали шесть месяцев, а потом она пошла по другим городам. Мы говорим о морали, о патриотизме — а где учиться этому? Начиная со школы. Важно, чтобы школьники имели потребность идти на выставки. В Бразилии эта потребность познания есть.

Можно сказать, что сейчас развиваются два параллельных процесса: с одной стороны, интерес к исторической фотографии, с другой — стремление максимально задокументировать реальность, причем, как можно красивее, скажем, в Instagram. Как вы думаете, куда все-таки сместились сегодня цели и задачи фотографии? И чем это грозит?

Я считаю, что сейчас почти 80% фотографий — ложь. На них изображен не человек. Он ненастоящий, в нем нет искренности. Того, что на изображении, попросту не существует. Все это связано с развитием бизнеса, и очень жаль, что теперь талантливым фотографам, чтобы прожить, нужно заниматься коммерцией и рекламой. С каждым разом все сильнее убеждаюсь в том, что сегодня нет потребности в фотографии жизни. В то же время талант всегда сам выбирает, каким способом себя выразить.

То есть фотограф, снимающий на пленку, не сможет сегодня обеспечить себя?

Работающий в прессе, не может. Конечно, коллекционеры и галереи по-прежнему ценят ручную работу, но, чтобы о тебе узнали, нужно уже иметь имя. Я 25 лет шел по этому пути. Первые десятилетия я снимал официальные мероприятия, приемы, банкиров. И пусть о художественной стороне речи не шло, я все равно очень старался. Путь фотографа труден, важно постоянно находиться там, где много галерей. Берите пример с Бориса Михайлова, который эмигрировал в Германию. А Александр Гляделов совсем не занимается галерейной фотографией, он снимает жизнь и сам делает выставки. Живет он скромно, зато занят любимым делом.

Как вы смотрите на аукционы фотографии? На ваш взгляд, миллионные цены на снимки оправданны?

Аукционы — это бизнес. Это делается искусственно: менеджер сказал, и цены растут. Я с аукционами не работаю. Если мои фотографии туда попадают, то это прикарманенные остатки с советских времен и прошлых выставок.

Сейчас вы работаете со своим архивом. Расскажите о какой-нибудь серии или фотографии, о которой постоянно вспоминаете, с которой связана важная история.

Одна из главных моих серий — «Люди Литвы», над ней я работал почти всю жизнь. Часть снимков можно увидеть на московской выставке. А если у вас есть одноименная книга, отыщите в ней снимок «Женщины на вокзале», сделанный в 1960-х. Фотография не очень резкая, но она важна для меня и до сих пор очень трогает.

Когда можно ждать следующую московскую экспозицию Суткуса с новыми работами из архива?

Чтобы представить новые фото, мне нужно поработать в архиве, думаю, около полугода. Нынешняя экспозиция в Центре им. братьев Люмьер — это старые работы, письма из прошлого, из XX века, которые я когда-то написал и теперь сам себе посылаю.

Материалы по теме
Просмотры: 5372
Популярные материалы
1
«Спаситель мира» Леонардо да Винчи продан за $450,3 млн на Christie's
Картина великого мастера эпохи Возрождения из скандальной коллекции миллиардера Дмитрия Рыболовлева официально стала самым дорогим произведением искусства в мире.
16 ноября 2017
2
«Любовники» Марка Шагала проданы за рекордную сумму покупателю из России
Картина 1928 года за $28,5 млн — аукционный рекорд для художника и самый дорогой лот торгов импрессионизма и модернизма Sotheby’s, суммарная выручка которых составила $269,7 млн.
15 ноября 2017
3
Как текстильный магнат Сергей Щукин собрал коллекцию мирового значения
В издательстве «Слово» вышла книга известного искусствоведа Натальи Семеновой — это первый полный иллюстрированный каталог собрания коллекционера.
17 ноября 2017
4
Спасенная после похищения акварель Врубеля вернется в Армению
Владимир Путин передал президенту Армении Сержу Саргсяну отреставрированную акварель Михаила Врубеля «Ангел с душой Тамары и Демон». Произведение на время приедет Москву в 2020 году, на выставку художника в Третьяковской галерее.
16 ноября 2017
5
Лувр нашего времени
Не роскошный, а интеллектуальный и изысканный. Ольга Кабанова по просьбе TANR поделилась своими личными впечатлениями от посещения нового музея в Абу-Даби.
16 ноября 2017
6
Валерий Барыкин: «Красивая женщина на социальном плакате на 180 градусов разворачивает его смысл»
Пятница — отличный повод поговорить о советском пин-апе с тем, кто его придумал и прославил. Нижегородский художник Валерий Барыкин рассказал нам о природе советского эротизма, о своих моделях и о том, можно ли стать героем его сюжетов.
17 ноября 2017
7
Павильон России на время Архитектурной биеннале станет железнодорожной станцией
В национальном павильоне на 16-й Архитектурной биеннале в Венеции, которая пройдет с 26 мая по 25 ноября 2018 года, покажут проект «Станция „Россия“».
15 ноября 2017
8
Как не только полюбить, но и понять сегодняшнее искусство
Инструкцию предлагают книги «Искусство смотреть: Как воспринимать современное искусство» Оссиана Уорда и «Как писать о современном искусстве» Гильды Уильямс.
17 ноября 2017
9
Christie’s объявил о начале предаукционного тура коллекции Рокфеллеров
Торги обещают стать крупнейшим событием в аукционной истории, а выручка будет направлена на поддержку десяти благотворительных организаций.
21 ноября 2017
10
Первый шедевр Гауди в Барселоне открылся для посетителей
Дом, построенный архитектором по заказу биржевого маклера Мануэля Висенса, открылся после реставрации. Проект профинансировал андоррский банк MoraBanc, который приобрел здание три года назад.
20 ноября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru