The Art Newspaper Russia
Поиск

Оказывается, нет ничего сильнее мужественной хрупкости

Издательство Maier выпустило «Правду как свет», два тома рисованных мемуаров Евфросинии Керсновской.

Два роскошных тома оформлены цветочными орнаментами в духе ар-деко, что поначалу несколько вводит в заблуждение людей, незнакомых с творчеством Евфросинии Керсновской. Кажется, что в руках у нас что-то, воспоминания или же поэтическое рукоделие, так или иначе связанное с декадентством Серебряного века. На самом деле внутри этих мощных, монументальных томов находится одно из самых страшных и пластически убедительных документальных свидетельств о русской (советской) истории ХХ века.

Многолетняя узница ГУЛАГа, в конце жизни Евфросиния Керсновская не просто записала воспоминания о своей жизни, но и зарисовала их. Не будучи профессиональным художником и тем более писателем. По просьбе матери Керсновская создала (причем в нескольких вариантах — на случай, если один из них попадет в руки КГБ) 12 тетрадей с 700 рисунками плюс «альбомный вариант» своей биографии, точно так же состоящий из дюжины альбомов и 680 рисунков.

Это мощный и — для тех, кто видел их хотя бы раз, — незабываемый корпус рисованных воспоминаний с подписями, которые концептуалист Никита Алексеев сравнивает с альбомными опусами Ильи Кабакова и Виктора Пивоварова.

Действительно, в первом приближении «Наскальная живопись» (под этим названием отрывки из рукописи Евфросинии Керсновской впервые были опубликованы в перестроечных «Огоньке» и «Знамени») кажется чем-то вроде жутких натуралистических комиксов или же иллюстраций к рассказам Варлама Шаламова и лагерной прозе Александра Солженицына.

Между тем «иллюстрированные воспоминания о сороковых-пятидесятых», как их окрестили в издательстве Maier, имеют совершенно самостоятельное значение. Причем не только историческое, но и художественное. Накал страстей, «кадрирование» и группировка жизненной правды не позволяют называть творения Евфросинии Керсновской ни самодеятельностью, ни неопримитивом в стиле Павла Леонова или Нины Горлановой. Это совершенно самостоятельный, одноразовый (то есть одиночный и неповторимый) плод определенного стечения талантов, технических возможностей и обстоятельств. Тупиковый, конечно, закрывающий тему, но при этом, что называется, «музейного уровня», достойный пристального читательского внимания.

В предисловии к первому тому Никита Алексеев объясняет, что издательство Maier выпустило альбомный вариант рассказов Евфросинии Керсновской о ее мытарствах с подобающим этому памятнику русской культуры ХХ века (в послесловии Виталий Шенталинский объявляет труды Керсновской «памятником мировой культуры, который по творческому масштабу может быть внесен в список ЮНЕСКО») тщанием и изысканной аккуратностью.

Хрупкости страниц, тщательно разрисованных цветными карандашами и подписанных шариковой авторучкой, издатели и оформители двухтомника (дизайн-проект Константина Чубанова) противопоставили основательность и весьма затратное оформление: латвийскую типографию, плотную бумагу и даже матерчатые закладки, опять же отсылающие к эпохе модерна, к которому опосредованно, но принадлежала Евфросиния Керсновская, до своего ареста в 1941 году безмятежно проживавшая вместе с родителями в Бессарабии.

Когда туда вошли советские солдаты, Керсновская, отрицательно относившаяся к профашистскому режиму Антонеску, поначалу была даже рада.

«Евфросиния встретила [советских] с надеждой, ведь они избавят народ от эксплуатации, но первое, что эти люди сделали, — выгнали ее и мать из родного дома и конфисковали все имущество, вплоть до одежды. Керсновскую поразило прежде всего не то, что они оказались нищими и бездомными, но то, как нелепо, антиэстетично выглядели пришельцы, и то, насколько бессмысленно они распоряжались изъятой — награбленной собственностью.

Здесь второй ключ к феномену Керсновской. До тридцати трех лет она не видела целенаправленной злобной глупости и только в зрелом возрасте, будучи умелым и умным человеком, столкнулась с властью, которая хорошо знает, как убивать, а напоить лошадь не умеет», — пишет Алексеев в предисловии к первому тому.

Издательство Maier придало маргинальному, но важному и эстетически убийственному проекту дорогую и тщательно продуманную раму с архивными фотографиями, сопроводительными статьями, идеально отсканированными изображениями, которые составляют основной массив этих тяжеловесных альбомов, а также с отдельной распечаткой авторских подписей к картинкам. Кстати, этот будто бы вспомогательный раздел порождает еще одну концептуалистскую ассоциацию — с текстами на карточках Льва Рубинштейна: при всем видимом простодушии этих хватающих за сердце рисунков в подтекст их зашита огромная визуальная (и разумеется, литературная) культура, пожинающая в лице Керсновской такие вот странные плоды.

«Правда как свет» при всем ужасе, не вмещающемся в сознание, тем не менее оставляет какое-то теплое, едва ли не оптимистическое послевкусие. И не потому, что в исторической перспективе узница лагеря выглядит победительницей, а томам, выпущенным в столичном издательстве, могут позавидовать любые, даже самые известные художники. Никогда, даже работая на лесоповале, в угольной шахте или в морге, Керсновская не считала себя жертвой. «Она следовала правде и помогала людям», — пишет Никита Алексеев. «Пребывание в ГУЛАГе не наложило на нее отпечатка — она осталась нормальным европейцем» со здоровой психикой и тонким, проницательным умом, воспитанным мировой культурой, неожиданно оказавшейся мощным защитным средством против беспрецедентного государственного подавления.

Культура и искусство позволяют выжить в самых тяжелых, запредельно бесчеловечных условиях — вот что помогает понять этот двухтомник, оформление которого идеально работает на душеподъемный результат. Всячески подчеркивая глубинный культурный бэкграунд того, что дало Евфросинии Керсновской возможность не только сохранить себя, но и остаться человеком.

Материалы по теме
Просмотры: 5885
Популярные материалы
1
Елена Гагарина: «Cейчас музеям неинтересно делать просто красивые выставки»
Сегодня Елена Гагарина, возглавляющая Музеи Кремля уже 18 лет, отмечает юбилей. Она рассказала нам, что с переездом в здание Средних торговых рядов на Красной площади наконец сможет осуществить давно задуманные проекты.
17 апреля 2019
2
В Манеже Малого Эрмитажа оживут боги, люди и герои Помпей
Масштабный проект Эрмитажа, Национального археологического музея Неаполя и Археологического парка Помпей включает в себя более 200 шедевров античного искусства, в том числе из «помпеянского» собрания музея.
17 апреля 2019
3
Видеоарт о коллективном бессознательном
Международный фестиваль видеоарта «Сейчас&Потом» изменил формат: теперь сам конкурс будет проводиться раз в два года, а в промежутке будут показывать новые работы участников прошлых лет.
17 апреля 2019
4
Хоакин Соролья — испанец, гнавшийся за солнечным светом
В Национальной галерее в Лондоне показывают одного из самых быстрых и ярких художников в мире.
22 апреля 2019
5
Картины Рогинского поделили не в пользу его вдовы
Хамовнический районный суд Москвы удовлетворил требования стороны истцов по делу о разделе наследия художника Михаила Рогинского.
17 апреля 2019
6
Марк Ротко в созвучии с Моцартом и Вермеером
Музей истории искусств в Вене впервые представляет в Австрии ретроспективу великого американского художника Марка Ротко.
17 апреля 2019
7
€1 млрд за два дня: пожертвования на восстановление Нотр-Дам-де-Пари продолжают поступать
В первые же дни после пожара запущено несколько кампаний по сбору средств — на данный момент удалось собрать уже более €1 млрд. Тем временем премьер Франции объявил международный архитектурный конкурс на строительство нового шпиля собора.
18 апреля 2019
8
Спасенные реликвии из собора Парижской Богоматери отправят в Лувр
В числе спасенных артефактов — терновый венец Христа и туника Людовика Святого. Как только появится возможность, уцелевшие картины снимут со стен собора для реставрации.
17 апреля 2019
9
Галеристы показывают все лучшее сразу на RA&AF
В Москве в Центральном выставочном зале «Манеж» проходит ярмарка искусства и антиквариата Russian Art & Antique Fair 2019.
19 апреля 2019
10
Эрмитаж отреставрировал астрономические часы XVI века
Они были изготовлены немецкими мастерами по заказу императора Священной Римской империи Рудольфа II для Ивана Грозного.
16 апреля 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru