The Art Newspaper Russia
Поиск

Пинар Йолдаш: «Искусство ради искусства — не для меня»

В Политехническом музее, который на время реконструкции основного здания переехал на ВДНХ, начал работу проект художницы турецкого происхождения Пинар Йолдаш «Экосистема эксцессов». В построенном специально для выставки синем кубе посетители могут увидеть обитателей воображаемой экосистемы, так называемой пластисферы — среды, полной пластиковых отходов деятельности человека. Это странные существа, подобия животных и птиц, которые смогли бы выжить в полной пластиком среде, среди нефтяных отходов и смога. Вход на выставку бесплатный: все, что нужно сделать, — сдать при входе пустую пластиковую бутылку; по окончании проекта все собранное будет переработано.

Пинар Йолдаш рассказала нашему корреспонденту о проблемах океанов, о роли искусства в пробуждении экологической сознательности и о мастерской, которую она совместно с Музеем современного искусства «Гараж» проведет для российских художников, биологов и исследователей.

Почему вы стали интересоваться проблемами экологии?

Это началось еще в глубоком детстве. Я считаю, что мой отец был экологическим активистом, хотя он сам себя так не называет. Воздух в нашем городе сильно загрязнен, и, когда я была во втором-третьем классе, папа организовывал акции протеста. К тому же, как и все дети, я очень переживала за экологию: тропический лес был в опасности из-за кислотных дождей, была полная засада с озоновым слоем, а потом в СССР еще и Чернобыль случился — у меня в то время родилась сестра. Я все это помню, и это травмирующие воспоминания, которые заставляют меня задумываться об будущем планеты.

Вы считаете свои работы произведениями искусства или же это в большей степени социальная или научная деятельность?

По-разному. Знаете, иногда определения могут быть довольно расплывчатыми или, наоборот, слишком жесткими. Я бы точно не назвала свои работы искусством ради искусства… Мне нравится изучать жизнь, получать новые знания «в поле». Я хочу, чтобы мои работы могли повлиять на жизни людей или чтобы они несли в себе какую-то информацию о нашем обществе, о том, как мы живем, или даже о Земле вообще.

В России не сортируют мусор, почти нет заводов по переработке отходов, общество мало интересуется состоянием экологии. Будет ли ваш проект интересен здесь, сможет ли он повлиять на жизни зрителей?

Я надеюсь на это. Но в то же время я вижу проблему. Хоть я и провожу большую часть времени в США и Германии — в США я уже десять лет, в Германии три или четыре года, — родом я из Турции. Турецкая и российская культуры сильно отличаются, но и тут и там с примерно одинаковым равнодушием относятся к окружающей среде. У нас тоже не перерабатывают отходы. И никогда не перерабатывали. Так что у себя в стране мне было бы так же непросто проводить такую выставку. Ведь я делаю акцент не на стабильности развития, а на самом развитии. Но в то же время для меня важно провести выставку в России: я восхищаюсь вашей культурой. Наука и техника всегда были важны для россиян. Даже в этом парке (ВДНХ. — TANR) я видела столько ракет, еще каких-то удивительных вещей, музей науки… Науке и технике придают тут большое значение. И будущему тоже. Мне кажется, в России очень футуристская по своей природе культура. Этому есть множество подтверждений в литературе, в научной фантастике: путешествия в космос, к звездам и так далее. Российская культура прогрессивна. В своих работах я говорю о науке: генетике, биологии, — об экосистемах. И это не просто призыв перерабатывать мусор — это гораздо больше.

Ваши работы, эти созданные вами странно эволюционировавшие существа, — полностью вымысел или в основе всего лежат какие-то научные расчеты?

Если так рассуждать, нам понадобится определение того, что есть вымысел. Мои создания по большому счету воображаемые, но мое воображение черпает идеи в науке. Я заняла позицию создателя экосистемы: я представила себе, что в будущем, возможно, появятся люди или кто-то еще, кто будет сидеть и просчитывать данные. Причем просчитывать не каждый отдельный компонент, а динамику энергии внутри системы. Так что мои работы в первую очередь научны. На создание организмов меня подвигли именно научные работы. Например, у меня есть «Тихоокеанская черепаха-шар» (Pacific Balloon Turtle). Я создала ее, когда прочитала о голодных морских черепахах, которые погибают из-за того, что едят воздушные шары. Они предпочитают шарики другим видам пластика. Меня это очень заинтересовало, и я стала изучать анатомию черепах. Я стараюсь получать как можно больше информации о том, что делаю. Еще есть «Стомаксимус» (Stomaximus). Чтобы создать эту работу, я читала о бактериях в пищеварительном тракте, о микрофлоре, о том, как бактерии помогают усваивать пищу. Это вообще довольно популярная тема сейчас. Конечно, я не могу утверждать, что я эксперт в тех областях, о которых говорю: у меня бы полжизни ушло на получение стольких научных степеней. В общем, в моих работах есть и вымысел, и наука, но мои фантазии основаны на научных данных.

Как вам в голову пришла идея создать эту выставку?

Не знаю, это случается как-то само собой. Я уже думала о морских животных, которые бы возникли из Большого тихоокеанского мусорного пятна (скопление мусора в северной части Тихого океана. — TANR). Это место, где мы можем наблюдать экологический сдвиг: вся океаническая экосистема находится под влиянием пластика. Работы пришли сами собой, потому что океан полон жизни и все, что мне оставалось сделать, — это развить идею. Еще на меня повлияла одна статья, написанная со слов очевидца мусорного пятна, но еще до этой статьи — а я ее прочла в 2013 году — я уже думала о том, чтобы начать делать «организмы».

Вы получили приглашение от Политехнического музея или это была ваша инициатива?

Я бы не сказала, что это была полностью моя инициатива. Честно говоря, за выставку следует поблагодарить Ольгу Левченко (сокуратор выставки, искусствовед и арт-терапевт). Она приехала на выставку в Берлине и пригласила меня сюда. Я, по правде говоря, раньше никогда не слышала о Политехническом музее. Я не планировала сосредоточиваться на Москве или на России. И я счастлива быть здесь, это просто потрясающее стечение обстоятельств.

Вы вносили какие-либо изменения в проект специально для России?

Я делала все с нуля. Ничего принципиально я не меняла, мы оформили все пространство согласно первоначальному замыслу, но мы адаптировали экспозицию для Политеха. Так что это абсолютно новая выставка. Мне очень нравится то, что получилось: в этот раз мы много работали с цветом. Раньше я всегда хотела создать на выставке ощущение, будто зритель находится в лаборатории, поэтому использовала при оформлении много белого, нейтральные цвета. Но в этот раз зрители смогут почувствовать, как их окружает яркий разноцветный пластик.

Мне очень понравилась идея с пластиковыми бутылками вместо билетов. Наверняка это привлечет множество людей.

Да. А еще мне очень нравится это здание (павильон № 26, бывший «Транспорт». — TANR). Мы построили внутри него синий куб — зрители входят внутрь куба и видят все эти удивительные организмы.

Я читала, что вы проведете в рамках выставки мастерскую. Что именно вы планируете сделать?

Это будет не научная мастерская и не мастерская по искусству. Я бы сказала, что это будет мастерская по развитию креативности. Я не буду сидеть и рассказывать слушателям, как работают их внутренние органы. Это они могут сделать сами. Мне бы хотелось катализировать их талант, чтобы они начали думать об экологии, но в позитивном, креативном ключе, а не так, чтобы все считали, что мы обречены. Важно понять, как мы оказались в таком мире, равно как и понять, сможем ли мы его изменить, и если сможем, то каким образом. Придумать собственные проекты. Мы выберем несколько лучших в самом конце, и эти проекты получат поддержку от музея, средства для реализации.

Как вы думаете, могут ли такие работы изменить общество? Или это просто способ самовыражения?

Знаете, мне кажется, могут. Они обращаются к эмоциям и к сознанию, к самому нутру. Помимо искусства, мне хочется включить сюда дизайн, а еще машиностроение, науку. Я искренне верю, что сейчас мы находимся в той точке, где необходима смена парадигм: следование нашим культурам — культуре потребления, например, — не идет никому на пользу. И я говорю не только о людях — я говорю обо всех живых существах. Мне кажется, всем этим областям нужно собраться вместе и трансформировать наш образ жизни. Тогда мы сможем противостоять нашим проблемам и решить их. Я не знаю, что произойдет, если мы не объединимся. Возможно, все закончится тем, что мои создания будут плавать в океане.

13.10 — 27.03
Просмотры: 3299
Популярные материалы
1
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
2
Музею Востока исполняется 100 лет
К своему юбилею Государственный музей искусства народов Востока подходит на пике территориального расширения. Осваивая новые для себя пространства, институция одновременно стремится не забывать о присущей ей научной фундаментальности.
10 октября 2018
3
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
4
Как продавать бесценное: уловки успешных арт-дилеров
Искусство продается и покупается, арт-рынок растет, а мы вспоминаем о самых предприимчивых галеристах и их излюбленных тактиках, проверенных десятилетиями.
10 октября 2018
5
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
6
Коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской снова продается
На аукционе Sotheby’s в Лондоне будет представлено более 300 лотов из коллекции великих музыкантов: мебель, ювелирные украшения, произведения русского искусства, книги и музыкальные инструменты.
11 октября 2018
7
Осень ветхосоветского модернизма
Спасением монументального наследия позднесоветского времени занимаются в основном градозащитники и отдельные энтузиасты.
15 октября 2018
8
Как реставрировались работы Врубеля, Верещагина, Гончаровой, показывает Центр Грабаря
Выставка «Век ради вечного» приурочена к 100-летию Научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря.
11 октября 2018
9
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
10
Куратор выставки «Пикассо & Хохлова» Алексей Петухов: «Это очень пронзительная, трагическая и человечная история»
О тайнах семейного сундука, русских письмах, непростых отношениях и появившихся в результате шедеврах рассказал куратор экспозиции в ГМИИ им. А.С.Пушкина, которая откроется 21 ноября.
16 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru