Пропавший в СССР

Французская полиция получила зацепку в громком деле об исчезновении в 1989 году известного коллекционера

В начале октября газета «Известия» сообщила о приезде в Москву сыщиков из французской криминальной полиции по делу франко-армянского галериста Гарика Басмаджяна, пропавшего без вести в Москве еще в 1989 году. Новый виток дела связан с арестом в Париже очередного подозреваемого в исчезновении галериста. Остается неясной и судьба коллекции Басмаджяна: в 1988 году она экспонировалась в Третьяковке и Эрмитаже, и вывезти ее обратно во Францию наследникам до сих пор не удалось.

Гарик (Гариг) Басмаджян родился в 1947 году в Иерусалиме. С ранних лет мечтал переехать на историческую родину в Армению, где в итоге и оказался. Окончил университет в Ереване, работал как переводчик, выпустив несколько антологий армянской поэзии на иностранных языках. Здесь же познакомился с будущей супругой Варварой, гражданкой Франции. В 1972 году переехал в Париж, начал коллекционировать искусство — от современных ему армянских художников и московских нонконформистов до старых мастеров.

Кузьма Петров-Водкин. Натюрморт. 1924.
Кузьма Петров-Водкин. Натюрморт. 1924.

В 1978 году открыл собственную галерею Galerie Basmadjian в Париже на бульваре Распай. Как рассказал нам бывавший в галерее Леонид Бажанов, художественный руководитель Государственного центра современного искусства, там висели «самые разные работы — от Вейсберга до молодых авторов» (выставку Владимира Вейсберга, едва ли не первую на Западе, галерист организовал в начале 1980-х). «Он был человеком светским и разнонаправленным в своих интересах и связях, — продолжает Бажанов. — О нем легенды ходят до сих пор». Другие знакомцы Басмаджана, как бывший заместитель министра культуры Павел Хорошилов, не стали комментировать нашей газете свой опыт сотрудничества с коллекционером, сославшись на давность всей истории или непродолжительность общения с ним.

В июле 1989 года коллекционер в очередной раз приехал в Советский Союз. Годом ранее в Третьяковской галерее, а затем в Эрмитаже прошла большая Выставка художественных произведений XVI–XX веков из собрания Г. Басмаджяна. 29 июля Басмаджян бесследно исчез из своего номера в гостинице «Россия». Уголовное дело было возбуждено по ходатайству родственников похищенного. Дело завели сначала в Москве, позже — в Париже. Коллекционер был признан пропавшим без вести. За несколько десятков лет следствию почти не удалось сдвинуться с мертвой точки. «У меня были контакты с ЦРУ, КГБ, французской полицией, послами, художниками, коллекционерами, бывшими заключенными, писателями, экспертами, ясновидящими, священниками, но я не продвинулась ни на шаг по сравнению с тем днем, когда я узнала об исчезновении моего брата», — передает в своем репортаже для нью-йоркской русскоязычной газеты «Русский базар» слова сестры коллекционера журналист Юрий Коваленко, знакомый с семьей Басмаджяна.

К расследованию подключилась и ассоциация «Эдуар Халифа», специализирующаяся на розыске людей, пропавших на территории бывшего СССР. На сайте организации aek.fr.free.fr изложена версия о причастности к этой истории КГБ. Другую версию случившегося высказал армянский адвокат Карен Нерсисян, который в 1998–1999 годах вел дело Басмаджяна. По его информации, коллекционер вдобавок к галерейному бизнесу занимался также торговлей компьютерами, начавшей приносить немалые прибыли, и был на этой почве убит своими подельниками. С семьей Басмаджяна адвокат вскоре поссорился, а родственники пропавшего категорически отрицают, что галерист занимался какой-либо побочной коммерческой деятельностью. Новый виток в развитии уголовного дела связан с возникновением в списке подозреваемых трех новых имен. Французский следователь Патрик Рамаель, а затем и газета Le Monde получили доступ к материалам расследования, переданным Франции российской стороной. Судя по новым данным, цель злосчастного визита Басмаджяна в Москву состояла не только в переговорах о вывозе его коллекции. Галерист намеревался в свой приезд осуществить сделку, заказав трем людям привезти ему около 20 картин, которые он желал приобрести. Один из них, Александр Подлесный, по информации «Известий», недавно был задержан французской полицией как основной подозреваемый. Свою коллекцию, которую Басмаджян при активной поддержке Министерства культуры СССР привозил на выставку в Москву и Ленинград, он так и не сумел вывезти на родину в полном объеме.

Справка

Лидия Ивановна Иовлева,
бывший первый заместитель генерального директора Государственной Третьяковской галереи

Я познакомилась с Гариком Басмаджяном в середине 1980-х, когда Министерство культуры, решив устроить выставку его коллекции в Третьяковской галерее, направило меня в Париж. Моей задачей было понять, удастся ли собрать из этих работ экспозицию, и предварительно оценить, имеем ли мы дело с подлинными вещами. По моим впечатлениям выставку делать было можно и нужно, подавляющее большинство произведений в его галерее были настоящими. Мои оценки подтвердились, когда началась работа над самим проектом.

В галерею к Басмаджяну я приходила за свой тогдашний визит четыре раза. С ним было легко и приятно общаться, он был живой, открытый и коммуникабельный. Гордостью своей коллекции считал женский портрет работы Боровиковского, вещь абсолютно музейного уровня, которую Басмаджян специально держал в витрине своей парижской галереи на бульваре Распай. Наши сотрудники атрибутировали эту работу. Это оказался портрет 1801 года Дарьи Семеновны Яковлевой, представительницы известной семьи. У нас к тому моменту уже было два портрета представителей этого рода (всего их существовало четыре), и этот в итоге тоже оказался у нас. Позже по нашей заявке у Басмаджяна его прибрело Министерство культуры. Из других художников, работы которых он собирал, помню Айвазовского. У него хранилась большая коллекция рисунков русских художников. Например, Федора Васильева, которым мы к томумоменту начали в галерее заниматься.

Многие работы для тогдашней выставки в Москве он отобрал сам. Экспозиция открылась в помещении на Крымском Валу, потому что основной корпус в Лаврушинском переулке был закрыт на затяжной ремонт. Преимущественно это было русское искусство. Не могу сказать, чтобы работы были очень уж уникальны, но их музейный статус казался несомненным.

Как у коллекционера у него не было какой-либо конкретной специализации. В основном он интересовался вещами XIX и начала XX века. Но все-таки он чувствовал себя частью нашей большущей в ту пору страны и был расположен к России и русской культуре. При этом он родился в Израиле, где сосредоточилась большая армянская диаспора, и свою принадлежность к ней он также ощущал довольно остро.

Его исчезновение стало для меня совершеннейшим шоком. Мне вообще казалось, что он был неопытен, беспечен и не очень разборчив в выборе связей. Он думал, что Россия — это невспаханный огород, и, приехав сюда, ему удастся найти здесь что-нибудь такое, чего не отыскать нигде в мире. Но здесь существовало и множество всего другого, уже обнаруживались свои скрытые мины, и на пороге стояли лихие 1990-е.

Еще…

Как удалось выяснить в 2004 году журналисту «Независимой газеты» Дмитрию Буткевичу, изучившему текст соглашения между Басмаджяном и Министерством культуры СССР, за время пребывания в Советском Союзе количество работ заметно увеличилось. Галерист приобрел здесь около 30 новых произведений искусства и примерно столько же получил в дар. Они были включены в экспозицию, и по условиям соглашения новыприобретения Басмаджян имел право беспрепятственно вывезти домой во Францию по окончании работы выставки. Кроме того, он пообещал несколько вещей с выставки (работы Коровина, Малявина и Яковлева, а также альбом из 100 фотографий) подарить Эрмитажу.

Работы тем не менее вывезти обратно не удалось. Списки ввезенных и вывозимых вещей не совпадали, и часть произведений, вызвавших у таможни подозрение, было решено прямо в ящиках отправить обратно в Эрмитаж для выяснения обстоятельств. Всего 87 единиц хранения, стоимость которых ранее оценивалась в $100 млн и к настоящему моменту возросла почти втрое.

Что же это за единицы? В кратком каталоге выставки, выпущенном в 1988 году под эгидой Министерства
культуры, который нам удалось найти, самая старая картина в коллекции Басмаджяна — Русский интерьер (1770) Жана Батиста Лепренса. Также есть Орест Кипренский, Иван Айвазовский, Владимир Боровиковский, Иван Крамской, Василий Суриков, Константин Маковский, Петр Кончаловский, Константин Коровин, Кузьма Петров-Водкин. Из современных художников в собрании представлены Дмитрий Краснопевцев, Владимир Вейсберг, Евгений Михонов-Войтенко, Александр Леонов, Толстый, графика Эрика Булатова, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова, а также скульптура, кокошники, вышивки, кошельки, футляры, посуда. Стоимость коллекции увеличилась с момента пропажи галериста, по некоторым оценкам, в три раза и составляет приблизительно €300 млн.Семья Басмаджяна неоднократно обращалась в Эрмитаж с требованием вернуть принадлежащую им собственность. Длительные переговоры ни к чему не привели, коллекция до сих пор хранится в музее. В Эрмитаже комментировать эту историю нашей газете не стали. «Существует ряд случаев, когда государство имеет право удерживать чье-либо имущество, — разъяснил ситуацию адвокат Никита Семенов, специализирующийся на делах, связанных с произведениями искусства. — Например, в рамках уголовного дела, когда удерживаемое имущество признано вещественным доказательством, или в случае административного правонарушения (нарушения таможенного законодательства или др.). Если никакого из возможных оснований в данном случае нет (выше перечислена лишь часть из них. — TANR), собственнику необходимо обращаться в Минкульт, ФТС и Эрмитаж с письмом о выдаче предметов, а в случае бездействия или немотивированного отказа — в суд с обжалованием действий либо бездействия должностных лиц соответствующих учреждений. Другой важный момент состоит в том, что участники процесса изменились: теперь это представители коллекционера на одной стороне спора и представители российских органов власти, правопреемников советских — на другой. И безусловно, играет роль смена законодательства, регламентирующего ввоз-вывоз культурных ценностей (речь о той части, которую Басмаджян приобрел уже в СССР. — TANR). Допускаю, что, если вывоз части предметов, приобретенных Басмаджяном в СССР, и был согласован Министерством культуры СССР в 1988 году, в настоящее время правопреемник (Департамент культурного наследия Минкульта РФ) может не подтвердить соответствующий документ, ссылаясь на норму ч. 1 ст. 9 Федерального закона „О вывозе и ввозе культурных ценностей“, устанавливающую запрет на вывоз отдельных категорий культурных ценностей (в первую очередь созданных более 100 лет назад). Но не исключаю, что правопреемники коллекционера и не будут этого добиваться, удовлетворившись выдачей принадлежащего им имущества».

Редакция благодарит библиотеку Музея современного искусства «Гараж» и лично Сашу Обухову за помощь в подготовке статьи.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+