Судьбы советских частных собраний представляют в Музее русского импрессионизма

№90, апрель 2021
№90
Материал из газеты

В Музее русского импрессионизма открывается выставка «Охотники за искусством», посвященная 14 советским коллекционерам, которые в послевоенное время, несмотря на все препятствия, собирали искусство Серебряного века и авангарда

Николай Сапунов. «Маскарад». 1906. Собрание Сигизмунда Валка. Сейчас — в коллекции KGallery, Санкт-Петербург. Фото: Музей русского импрессионизма
Николай Сапунов. «Маскарад». 1906. Собрание Сигизмунда Валка. Сейчас — в коллекции KGallery, Санкт-Петербург.
Фото: Музей русского импрессионизма

Герои выставки «Охотники за искусством» — 14 человек самых разных профессий, которые в условиях СССР умудрились собрать картины, сегодня стоящие миллионы долларов. Основной упор здесь именно на личностях этих людей: кем они являлись по характеру и профессии, было ли коллекционирование для них хобби, «бизнесом» или одержимостью, рисковали ли они, делая покупки, или же имели «индульгенцию» от властей.

Что касается реальных экспонентов — современных коллекционеров, предоставивших в 2021 году картины на выставку, то их гораздо меньше. Точное число не узнать: некоторые предметы выставлены на условиях анонимности. Впрочем, в основном это произведения из двух коллекций — петербургской KGallery и московского собрания Валерия Дудакова и Марины Кашуро. Именно в их руки стеклось большинство из представленных картин, принадлежавших столь разным людям. Это заставляет задуматься о том, что происходит с собранием после того, как коллекционер умирает, и влияла ли на развитие событий ненормальность отношения к коллекционированию в СССР.

Коллекционер Валерий Дудаков. Фото: Музей русского импрессионизма
Коллекционер Валерий Дудаков.
Фото: Музей русского импрессионизма

Судьбы «охотников за искусством» и их собраний в большинстве случаев складывались довольно типично для капиталистического общества в случае, если нет завещания. После смерти коллекционера — отца семейства его вдова и дети распродавали наследство по частям. 

На скорость продажи иногда влияло отношение семейства к мании покойного. Если они ее ненавидели, то коллекцию могли продать за копейки в считаные дни после похорон, лишь бы поскорее от нее избавиться (одна вдова в первую очередь продала игривого Сомова, которым была увешана супружеская спальня). О таких семейных ситуациях другие коллекционеры знали и подстерегали, ловя момент, для пополнения своих собраний. На темп рассеивания коллекции (и жестокость дележа) влияло и количество наследников. Например, в случаях с собраниями экономиста Якова Рубинштейна и его сына, а также врача Александра Мясникова-старшего наследство пришлось делить долями со сложными дробями между огромным количеством вдов, детей и внуков от разных жен.

Вдовы и дети из семей другого типа спокойно хранят коллекцию, продавая отдельные вещи лишь в случае крайней необходимости. Особенно помогает подобному хранению без излишнего распыления, с мудрыми продажами, если кто-то успел жениться на искусствоведке. До появления в России профессии арт-консультанта — вообще замечательный вариант! Обмануть такую вдову покупателю удается редко.

Наконец, некоторые собиратели смогли передать любовь к коллекционированию по наследству. Так, внук кинорежиссера Соломона Шустера Валентин Шустер сегодня тоже выступает как коллекционер, пытаясь развивать коллекцию деда. А вот уникальный случай — коллекция физика Ильи Палеева, который скончался в 1970 году, после чего его вдова и сын приняли решение законсервировать собрание, и теперь это единственный сохранившийся пример «ленинградской профессорской коллекции». Сын, Владимир Палеев, отцовскую коллекцию бережет, выставляет ее и издает каталоги.

Еще один способ распорядиться собранием — музеефикация. Причем советский вариант передачи картин в музей сильно отличался от западного. Уролог Арам Абрамян заставил ереванские власти создать государственный музей его имени, куда передал большую часть собрания — и долго распоряжался его развеской, гоняя директора и других сотрудников. Несколько работ, правда, он оставил себе в московской квартире, чтобы любоваться в старости, — именно из их числа картины, представленные на выставке. Другой пример превращения частной коллекции в госсобственность — история с Феликсом Вишневским, который основал музей Василия Тропинина, подарил Москве (не без давления со стороны государства) свое собрание русского искусства XVIII—XIX веков и особняк в центре города (на выставке вещей оттуда нет, так как ХХ век он не собирал).

Учрежденный в 1994 году при Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина Музей личных коллекций стал местом, куда жертвовали собрания советские коллекционеры. Но ленинградский механик Иосиф Эзрах незадолго до смерти передал почти всё в музей-заповедник «Петергоф». С 2002 года там есть филиал под названием «Музей коллекционеров», где представлены собрания Эзраха и других жертвователей. Трогательно, что показанные в Музее русского импрессионизма картины Эзраха тоже из тех, с которыми он так и не нашел сил расстаться.

Коллекционеры Арам Абрамян, Александр Мясников, Иосиф Эзрах. Рисунки Марии Пономаревой. Фото: Музей русского импрессионизма
Коллекционеры Арам Абрамян, Александр Мясников, Иосиф Эзрах. Рисунки Марии Пономаревой.
Фото: Музей русского импрессионизма

Но для понимания процессов, происходивших на советском рынке искусства, важен не только человеческий фактор, но и законо­творчество. Значительную часть каталога выставки составила подробная «Хроника событий», перечисляющая все, что влияло на частное коллекционирование в СССР. Куратор выставки и составитель хроники Анастасия Винокурова рассказывает: «Мне хотелось создать эту летопись, чтобы показать, что происходило с институтом собирательства после 1917 года, когда частная собственность фактически была отменена. Хроника включает все законопроекты, которые коснулись коллекционеров искусства (начиная с Декрета о земле), историю музеефикации частных собраний. Также туда включена информация об аукционах, работавших в советское время (в эпоху нэпа), крупнейших продажах предметов за границу. Хроника показывает, как до войны сокращался и постепенно уходил в подполье рынок искусства. В ней перечислены крупные судебные дела над коллекционерами, учреждение в органах милиции и государственной безопасности антикварных отделов. Ближе к развалу СССР среди событий — основание и начало активной выставочной деятельности Клуба коллекционеров. Датой окончания выбран 1992 год, когда в Москве состоялся первый аукцион искусства — „Альфа-Арт“, то есть начало расцвета рынка».

Музей русского импрессионизма
«Охотники за искусством»
До 29 августа

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
4
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
5
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
«Натюрморт с яблоками» Кузьмы Петрова-Водкина сняли с Sotheby’s, однако другие работы ушли по £1 млн, включая «Натюрморт с чайником и подносом» Петра Кончаловского, который предварительно был оценен в £280–350 тыс.
30.11.2021
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
6
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
Художник был привлечен к административной ответственности за уличные интервенции. По его словам, проектом «Опрозрачивание» он занимается более десяти лет, но прежде подобных ситуаций не возникало
07.12.2021
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
7
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+