Марианна Сардарова: «У моей коллекции женское лицо»

№89, март 2021
№89
Материал из газеты

Объявлена дата открытия нового пространства фонда Ruarts в Трубниковском переулке в Москве — 17 апреля. В преддверии этого события основатель фонда, коллекционер Марианна Сардарова рассказала о концепции собрания, миссии фонда и выставочных планах

Основатель фонда Ruarts и коллекционер Марианна Сардарова. Фото: фонд Ruart
Основатель фонда Ruarts и коллекционер Марианна Сардарова.
Фото: фонд Ruart

Почему возникла необходимость в новом здании для фонда? Какие задачи вы поставили перед архитекторами, которые работали над проектом?

Справка

БИОГРАФИЯ

Марианна Сардарова
Коллекционер, меценат, основатель Фонда содействия развитию современного искусства Ruarts и галереи Ruarts

Родилась в Махачкале
1983 окончила РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина
2003 основала Фонд содействия развитию современного искусства Ruarts
2004 открыла галерею Ruarts
2010 основала продюсерскую компанию Ruarts Project
2014 продюсер фильма режиссера Андрея Звягинцева «Левиафан»
С 2015 сопродюсер, член попечительского совета Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр»
2021 планируется открытие новой площадки фонда Ruarts в Трубниковском переулке в Москве

Еще…

Ruarts изначально создавался именно как фонд, более 15 лет назад. Мне была близка западная идея частного фонда на основе частной коллекции. Я специально ездила познакомиться с деятельностью Fondation Maeght неподалеку от города Сен-Поль-де-Ванс на Лазурном Берегу во Франции. Эта институция проводит выставки, организует лекции, там есть свой магазин с сувенирами на основе их частной коллекции, здание окружает прекрасный сад со скульп­турой известных современных мастеров. Пожалуй, именно эту модель я взяла за основу, создавая Ruarts. Что касается галереи, то она возникла сама собой: погружаясь в тему современного искусства, трудно отказаться от возможности работать с художниками напрямую. Кроме того, это живой организм, который позволяет постоянно следить за тем, что происходит на отечественной художественной сцене. И вот на 15-м году существования фонда и галереи стало понятно, что площадь галереи слишком мала, а график выставок настолько плотный, что нет никакой возможности показывать еще и коллекцию фонда.

Новое здание Ruarts в Трубниковском переулке. Фото: фонд Ruart
Новое здание Ruarts в Трубниковском переулке.
Фото: фонд Ruart

Что касается здания, то его для нас проектировало то же бюро Аtrium, что и здание галереи в 1-м Зачатьевском переулке. Формулируя свои пожелания архитекторам, мы говорили о том, что нам важно, чтобы люди, попадая в это пространство, понимали, что попадают к нам, в Ruarts. Например, в новом здании «сохранилась» знаменитая лестница — наш логотип. Этот элемент действительно важен для нас, это такой символ восхождения. Но в новом здании, конечно, совершенно другие масштабы, там шесть этажей. И мы постарались, чтобы при проектировании были внедрены все самые современные технологии в области экспонирования и хранения искусства.

Если вернуться на много лет назад — расскажите, пожалуйста, как вы начали собирать.

Дело в том, что нужно разделять коллекцию фонда и мое личное собрание. Личная коллекция началась, наверное, как у всех, с оформления дома. Другое дело, что, когда у вас уже все стены завешаны, а вы продолжаете приобретать искусство, приходится признать, что увлечение переросло во что-то большее. Постепенно начала складываться и коллекция фонда. У нее определены хронологические и пространственные рамки, новые приобретения подчиняются определенной логике. Что касается моей коллекции, то она очень разнообразна. Это и русская классическая живопись, и французские импрессионисты, и художники русской эмиграции, и современные западные художники и скульпторы (Бэнкси, Сантьяго Калатрава, Ансельм Кифер, Карлос Крус-Диес, Яёи Кусама, Ман Рэй, Жауме Пленса, Кит Харинг). Я живу в разных странах и в разных домах, и в каждом месте меня окружает совершенно разное искусство, и это очень радует.

Можно ли сказать, что ваши вкусы как коллекционера менялись и, начиная с русской классики, вы постепенно перешли к современному искусству?

Конечно, когда начинаешь коллекционировать, не сразу понимаешь, твои это вещи или нет. Пожалуй, сейчас я бы уже не стала покупать русскую классическую живопись, хотя в коллекции есть Айвазовский, Борисов-Мусатов, Саврасов (с которого все и началось), Шишкин, это ее органичная часть. Но в то же время у меня есть еще небольшая коллекция ню, обнаженной натуры — это Тамара Лемпицка, Жак Мажорель, Зинаида Серебрякова, Константин Сомов и даже Джорджо де Кирико, и ее я продолжаю пополнять. Я совсем не поклонница старого искусства, но вот совсем недавно стала покупать «пословицы» Брейгеля. Хотелось сделать такой подарок супругу; пока нашла только три. Я могу совершенно спокойно купить, условно на одном аукционе, Герхарда Рихтера и Леонида Сокова.

Дмитрий Цветков. «Мягкая родина». Фото: Иван Ерофеев/фонд Ruart
Дмитрий Цветков. «Мягкая родина».
Фото: Иван Ерофеев/фонд Ruart

Насколько обширна коллекция фонда Ruarts? Какие художники и направления там представлены?

Коллекция сейчас насчитывает почти 3 тыс. объектов и включает произведения более чем 200 художников, от шестидесятников до самых современных авторов, есть уже даже работы 2021 года. Владимир Немухин, Михаил Шварцман, Игорь Вулох, Владимир Вейсберг, Эдуард Штейнберг, Дмитрий Краснопевцев, Леонид Соков, Тимур Новиков, Константин Звездочетов, Валерий Кошляков, Константин Батынков, Дмитрий Цветков, Виталий Пушницкий, Айдан Салахова, Алексей Лука (Luka), 0331с, Дмитрий Венков. С одной стороны, это срез российского художественного процесса за последние 50 с лишним лет, с другой — частная коллекция, поэтому тут нет задачи собрать и представить все явления отечественного искусства этого периода. Например, в коллекции фонда Ruarts нет акцента на московских концептуалистов. Я бы сказала, что они осознанно не попали в мою коллекцию. Это сочетание факторов — и вопрос личного вкуса, и того, что мне просто не попадались работы, которые хотелось бы приобрести.

Это мой личный взгляд на отечественный художественный процесс. Он сформировался во многом под влиянием моего любимого двухтомника «Другое искусство» (1991), подготовленного Ириной Алпатовой и Леонидом Талочкиным. Мне чудом удалось раздобыть экземпляр: издание почти сразу стало библиографической редкостью. Хорошо бы его переиздать.

Что для меня еще важно — это гендерный взгляд. Моя коллекция имеет женское лицо. Как правило, именно мужчины занимаются финансированием художественных приобретений, в том числе диктуют, что покупать. Особенность моей коллекции — в том, что мне дали свободу приобретать только то, что нравится мне, не опираясь больше ни на чей выбор. Обычно же мы имеем дело с семейными коллекциями, и, когда супруги вместе собирают, это всегда компромисс. В нашем случае мы с супругом оба участвовали только в самом начале, когда оформляли наш первый загородный дом. И то покупали всегда по принципу: одну работу, которая нравится мужу, одну — которая нравится мне.

Интерьеры фонда Ruarts в Трубниковском переулке. Фото: фонд Ruart
Интерьеры фонда Ruarts в Трубниковском переулке.
Фото: фонд Ruart

Как бы вы сформулировали основные задачи фонда? Если судить по пресс-релизу, в новом здании у фонда появятся все составляющие частного музея: собственная коллекция, экспозиционные пространства, образовательный центр, библиотека, книжный магазин, кафе.

Для меня музей — это застывшая история, а фонд — живой организм. Его первоочередная задача — работать с коллекцией. Я бы выделила три основных направления: выставочное, образовательное и издательское. Кроме того, нам бы хотелось продолжить свою грантовую программу. 

В фонде не будет такой «замороженной» постоянной экспозиции, как ее понимают традиционные музеи, например. Прежде всего это связано с тем, что здание хоть и большое, но не позволяет показать коллекцию целиком. Поэтому будет разделение на долгоиграющие выставки на основе нашей коллекции (полгода-год) и разнообразные временные проекты (на месяц-два). У нас есть маленькая библиотека — хотелось бы, чтобы и там была своя программа, возможность делать мини-экспозиции. Что касается лектория, то совершенно точно будет цикл, построенный по хронологическому принципу, — история русского искусства со второй половины ХХ века до наших дней с уклоном в сторону российских авторов. Обязательно будет и образовательная программа, непосредственно связанная с временными выставками. Планируются детские мастер-классы. Два наших художника уже разрабатывают программы: Алексей Лука — для самых маленьких, а Дмитрий Цветков планирует охватить всю аудиторию — от школьников до старшего поколения.

Олег Кулик. «Девушка с арбузом». Из серии «Страхи белого мужчины». 1999. Фото: фонд Ruart
Олег Кулик. «Девушка с арбузом». Из серии «Страхи белого мужчины». 1999.
Фото: фонд Ruart

Расскажите, пожалуйста, о предстоящей выставке, которая откроется 17 апреля в новом здании.

В первом проекте, приуроченном к открытию нового здания фонда, выставке «Мягкая родина», мы выступили сокураторами с арт-директором фонда Катрин Борисов. Это попытка осознать коллекцию в ее нынешнем виде и представить не просто хиты или наиболее любимые работы, но какой-то дайджест собрания — от шестидесятников до последних приобретений и все возможные медиа. Сначала у нас была идея пригласить стороннего куратора, который поработал бы с нашим материалом, но очень скоро мы поняли, что правильнее сделать это самим. Мы выбрали основные направления и темы, наметившиеся в коллекции, и постарались на трех этажах соединить несоединимое. Кажется, у нас получился цельный проект, посвященный взаимоотношениям художника с обществом и с самим собой. Всего в экспозицию вошло около 100 работ.

Отдельный, очень интересный проект — «Вечные ценности», аудиовизуальная инсталляция, созданная звуковыми художниками Глебом Глонти и Михаилом Мясоедовым специально для фонда Ruarts. Они изучили всю коллекцию и в результате сделали генеративное видео, которое одновременно и ее презентация, и блестящий пример диджитал-искусства.

Каковы ближайшие планы фонда — выставочные, издательские и другие?

Выставка «Мягкая родина» точно продлится как минимум до сентября, за ней последует новый кураторский проект, раскрывающий коллекцию. Если говорить о временных выставках, то мы бы хотели затронуть тему инклюзии и толерантности — сделать небольшую выставку одного из художников из Санкт-Петербурга. Есть идея показать работы художницы из Лондона, которая использует кукол-роботов, и в связи с этим поговорить о правах женщин. Словом, мы намерены следовать актуальной повестке.

AES+F. Carpet #5, JFK, Florida. Из проекта Islamic Project. 2000. Фото: фонд Ruart
AES+F. Carpet #5, JFK, Florida. Из проекта Islamic Project. 2000.
Фото: фонд Ruart

Что касается издательской программы, то в мае планируем выпустить книгу «Город подземелья», посвященную проекту наших художников в парижских катакомбах. На подходе несколько монографий о художниках, с которыми мы работаем давно. Может быть, переиздадим «Мемуары арт-дилера» (книга известного нью-йоркского антиквара Ричарда Фейгена впервые опубликована на русском фондом в 2004 году. — TANR). И вот только что у меня возникла прекрасная идея переиздать легендарный двухтомник «Другое искусство».

Планируете ли привлекать внешних кураторов?

Конечно. Мы точно хотим поработать как с отечественными, так и с зарубежными кураторами. Хочется дать дорогу молодым. Когда мы искали научного сотрудника в фонд, выяснилось, что есть немало совсем молодых кураторов, которые не боятся и очень хотят поработать с частной коллекцией.

Насколько пандемия изменила ваши планы?

За год пандемии, которая застала нас в тот момент, когда мы активно готовились к открытию нового здания в мае 2020 года, очень изменились наши представления о том, как должен быть устроен фонд, мы многое пересмотрели. Пока мы дважды переносили дату открытия и корректировали выставочные планы, в коллекции появилось 40 новых работ, которые не вошли в каталог, уже напечатанный к открытию.

При поддержке и по инициативе Ruarts было реализовано множество выставок в российских музеях, в том числе осенью 2020 года прошла выставка Саши Фроловой в Московском музее современного искусства. Собираетесь ли вы продолжать сотрудничество с государственными музеями, после того как фонд Ruarts обрел собственное большое выставочное пространство?

Да, мы обязательно будем поддерживать музейные выставки. Мы планируем зарубежные проекты, готовим выставку фотографа Сергея Борисова в Загребе. В России продолжаем партнерство с Московским музеем современного искусства, где собираемся открыть выставку Алексея Луки. 

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
4
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
5
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
«Натюрморт с яблоками» Кузьмы Петрова-Водкина сняли с Sotheby’s, однако другие работы ушли по £1 млн, включая «Натюрморт с чайником и подносом» Петра Кончаловского, который предварительно был оценен в £280–350 тыс.
30.11.2021
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
6
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
Художник был привлечен к административной ответственности за уличные интервенции. По его словам, проектом «Опрозрачивание» он занимается более десяти лет, но прежде подобных ситуаций не возникало
07.12.2021
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
7
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+