Башне с Уралмаша наконец повезло

№84, сентябрь 2020
№84
Материал из газеты

Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма

Белая башня. 2019. Фото: Константин Антипин
Белая башня. 2019.
Фото: Константин Антипин

Грант в размере $180 тыс. выделен Государственному музею архитектуры им. А.В.Щу­сева благотворительным Фондом Гетти (Get­ty Foun­dation) в рамках программы «Сохранение современности». Программа направлена на изучение состояния и сохранение памятников архитектуры XX века, гранты получают институции, чьи заявки побеждают в конкурсе. В этом году было 13 победителей, среди них — Музей архитектуры с обследованием екатеринбургской Белой башни для последующей ее реставрации.

Водонапорная башня в соцгороде завода Уралмаш — образцовый пример промышленной архитектуры конструктивизма, ее форму полностью определила функция. Она была построена в 1928–1931 годах по проекту молодого архитектора Моисея Рейшера, члена группы проектировщиков заводских цехов. Его проект стал победителем конкурса, в котором участвовали еще два архитектора.

Белая башня. 1931. Фото: Николай Татарченко / Музей истории Уралмаша
Белая башня. 1931.
Фото: Николай Татарченко / Музей истории Уралмаша

Башня была задумана не только как сооружение, снабжающее водой соцгород (ныне Орджоникидзевский район Екатеринбурга), строящийся одновременно с заводом, но и как архитектурная доминанта. Она замыкает 3 улицы, имеет высоту 29 м и стоит на возвышенности, так что долгое время высилась мая­ком над окружающей застройкой. Башня состоит из мощного цилиндрического объема, вытянутого по вертикали параллелепипеда лестничной клетки, четырех железобетонных опор и двух смотровых площадок. 

Ее ввели в эксплуатацию не сразу. При первом запуске стальной цилиндр не выдержал напора воды и прорвался, вместо него был сооружен новый, железобетонный. Несмотря на это, постройка сразу понравилась уралмашевцам. Они и окрестили водонапорную башню Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ), покрашенную известкой, Белой башней и сделали ее символом соцгорода.

Белая башня внутри. 2016. Фото: Roberto Conte
Белая башня внутри. 2016.
Фото: Roberto Conte

Уже через два года после сдачи в эксплуатацию башня не могла полностью удовлетворять потребности рабочего поселка. К 1940 году только 20% необходимой воды поселок получал из ее бака. А еще через 20 лет Белая башня перестала функционировать.

Однако ее не снесли, в 1974 году признали объектом культурного наследия и стали искать ей новое применение. Рейшер предложил сделать там молодежное кафе со смотровой площадкой. На протяжении десятилетий появилось еще много подобных проектов, но ни один не был реализован, и башня разрушалась. Различные организации, которым она принадлежала, процесса обветшания никак не останавливали. Так что вновь пошли разговоры о необходимости сноса. И это понятно: разрушающиеся памятники конструктивизма выглядят исключительно уродливо, особенно промышленные объекты. Их руины никак не назвать романтическими. К сожалению, тому можно найти достаточно примеров во многих городах бывшего СССР.

Лестничный марш Белой башни. 2016. Фото: Roberto Conte
Лестничный марш Белой башни. 2016.
Фото: Roberto Conte

Но башне повезло. Перемены ее участи начались в 2012 году, когда здание перешло в пользование архитектурной группы Podelniki. Ее участники, выпускники института, стали активно возвращать башню в городскую жизнь: устраивали в ней экскурсии, проводили различные мероприятия. Им удалось собрать деньги на ее ремонт и частичную консервацию. Работы велись в сотрудничестве с московским архитектурным бюро «Рождественка».

Деньги, полученные от Фонда Гетти, пойдут на дальнейшее обследование башни, и на его основе впоследствии подготовят проект ее реставрации и приспособления к использованию как общественное пространство. Работа будет вестись под руководством грантополучателя — Музея архитектуры. 

Его директор Елизавета Лихачева надеется, что, помимо московских партнеров музея, в обследовании примут участие екатеринбургские архитекторы. Она также не исключает возможности, что и проект реставрации будет подготовлен ими, поскольку авторский надзор, естественно, легче проводить архитекторам Екатеринбурга. «Но всех специалистов мы, конечно, туда привезем», — обещает Лихачева. 

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+