Шедевры Мельникова в ожидании заботливых рук

В год 130-летия великого конструктивиста Музей архитектуры привлек внимание к четырем зданиям его авторства, состояние которых может вызывать те или иные опасения

Моисей Наппельбаум. «Портрет Константина Мельникова». 1930-е. Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева
Моисей Наппельбаум. «Портрет Константина Мельникова». 1930-е.
Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева

Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева владеет домом Константина Мельникова (1890–1974) в Кривоарбатском переулке, где открыт Музей Константина и Виктора Мельниковых, и архивом архитектора. Елизавета Лихачева и Павел Кузнецов, директора этих двух музеев, вправе чувствовать моральную ответственность за сохранность его наследия. Хотя юридическую ответственность за памятники несут владельцы зданий — объектов культурного наследия регионального значения. А насколько исправно они исполняют свои обязанности, должен следить Департамент культурного наследия города Москвы. В теории все хорошо, на практике — по-разному. Вот что показал осмотр журналистами под предводительством Лихачевой и Кузнецова четырех зданий авторства Мельникова.

Самая обнадеживающая ситуация с клубом завода «Каучук», построенным на Плющихе в 1929 году. Шестьдесят лет он так и оставался клубом, так что за его физическим состоянием следили. В 1950-е годы пережил капитальный ремонт с украшательством: был расписан потолок зрительного зала, интерьеры получили лепной декор, то есть архитектуру «формалиста», как тогда пометили Мельникова, обогатили в стиле сталинской эстетики. В 1987-м клуб был взят под госохрану, что не помешало многочисленным искажениям его облика, появившимся в результате переделок в 1990–2010-е годы, когда арендаторами стали «Арт-центр на Плющихе» и ресторан «Золотой дракон». Однако в этом году клуб передан в безвозмездное пользование Сеченовскому университету, и по его заказу научно-проектным реставрационным предприятием «Симаргл» проведены исследования для предстоящей реставрации. Проектные предложения можно увидеть в самом здании, пока находящемся в плачевном состоянии. Но есть надежда, что реставрация все же состоится и студенты-медики получат клуб-памятник.

Клуб фабрики «Свобода». 1930-е. Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева
Клуб фабрики «Свобода». 1930-е.
Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева

А вот будущее клуба парфюмерной фабрики «Свобода» на Вятской улице, к сожалению, туманно. Уже три года здание, находящееся в собственности Москвы, наглухо закрыто и, как всякий бесхозный дом, постепенно разрушается. О последнем его арендаторе — ресторане «Суриков-холл» — напоминает приклеенный к фасаду баннер с изображением бархатно-золотого интерь­ера. Свидетели утверждают, что богатство обстановки «Суриков-холла» ослепляло. Так что достижения проведенной ООО «ИНТЭС» в 2004–2006 годах реконструкции-реставрации ресторан затмил; нынешняя бесхозность ее добивает, штукатурка отлетает от фасада кусками. Необходимо добавить, что та реставрация строго научной не была: часть первоначальных элементов здания восстановили, а часть, наоборот, уничтожили.

Клуб фабрики «Свобода». Современный вид. Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева
Клуб фабрики «Свобода». Современный вид.
Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева

В целом этот клуб невезучий. Первоначальный проект, где вытянутая форма здания напоминала о цистернах, используемых в парфюмерном производстве, подвергался многочисленным изменениям. Например, вместо внешних пандусов появились лестницы, «цистерна» стала не круглой, а граненой, в зрительном зале вместо двух раздвижных перегородок осталась одна. В 1940–1950-е годы клуб был превращен во Дворец культуры им. М.Горького, до 1990-х там велась культмассовая работа — и делались ремонты, искажавшие первоначальный облик памятника.

Василий Робинов. «Административный корпус Ново-Сухаревского рынка». Фоторепродукция. 1977. Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева
Василий Робинов. «Административный корпус Ново-Сухаревского рынка».
Фото: 1977. Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева

Здание в Большом Сухаревском переулке было спроектировано для конторы Новосухаревского рынка и построено в 1926 году. Белая треугольная башня маяком возвышалась среди моря рыночных павильонов. Со временем рынок исчез, в башне селились различные конторы, и ее геометрическая красота уже никого не волновала. Хотя в начале 1970-х Мельников еще надеялся на ее реставрацию. Вообще, трудно себе представить, что чувствовал архитектор, наблюдая обветшание и перестройки его зданий, видя, как исчезают все его уникальные, продуманные и новаторские решения. В мае этого года право собственности на здание конторы, по сведениям Музея архитектуры, было зарегистрировано на имя Дмитрия Разумова, генерального директора группы ОНЭКСИМ. Охранник, следящий за обшарпанным объектом, уверяет, что башню планируют отреставрировать и вернуть ей первоначальный вид.

Сухаревский рынок. Современный вид. Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева
Сухаревский рынок. Современный вид.
Фото: Государственный музей архитектуры имени А.В.Щусева

Гараж Госплана — одно из самых эффектных поздних (1936 года) творений Мельникова и его ученика Владимира Курочкина. Огромное, в четыре этажа, окно-фара делает здание запоминающимся. «Один „глаз“, смещенный с центра к высокому объему административного корпуса с узким прорезом трубы, — и я обрел связь „формалистического“ подхода с самой сущностью из мира прекрасного» — без этой цитаты из дневников Мельникова не обходится никакая статья о гараже, который долгие годы так и оставался гаражом, утратившим башню главного фасада. В 1990-е он был частично приватизирован, пережил пожар и реставрацию. Сегодня здесь располагаются автомастерская, инженерная компания, типография, прием цветных металлов, два магазина. Выглядит здание вполне прилично, но ему явно нужна еще одна реставрация, исправляющая все упущения предыдущей. 

Самое читаемое:
1
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
В залах на Крымском Валу представили новую экспозицию отечественного искусства XX–XXI веков
07.06.2021
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
2
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
Телезвезда, ведущий популярных ток-шоу Андрей Малахов рассказал нам о своей коллекции современного искусства, опыте аукциониста, художниках, с которыми интересно, и о мечте превратить родной город Апатиты в тотальный арт-объект
09.06.2021
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
3
Дело Юлии Цветковой продолжается
Проходят судебные слушания по делу Юлии Цветковой. В ее защиту выступили многие художники и люди искусства
08.06.2021
Дело Юлии Цветковой продолжается
4
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
Выставка к 800-летию Александра Невского в Западном крыле Третьяковки собрала все хрестоматийные исторические картины, созданные за два века классической русской живописи
23.06.2021
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
5
Выставочный дизайн: прорывы и риски
«Мечты о свободе» в Третьяковке, графика Дюрера в Историческом музее и другие выставки: что сегодня происходит в музейном выставочном дизайне, чего следует ждать и чего опасаться
10.06.2021
Выставочный дизайн: прорывы и риски
6
Культура на природе: музейные фестивали в июне
Рассказываем, как провести начало лета с удовольствием. Музеи-усадьбы, парки и просто зеленые лужайки, где в первый летний месяц пройдут культурные мероприятия
04.06.2021
Культура на природе: музейные фестивали в июне
7
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Самым дорогим произведением классического искусства русской недели торгов в Лондоне стал «Лунный свет над Днепром» Ивана Айвазовского, а современного — «Небосвод» Эрика Булатова
11.06.2021
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+