Воспитание зверством

№81, март 2020
№81
Материал из газеты

Что заставляло флорентийцев времен Кватроченто ценить изображения со сценами жестокости? По мнению Скотта Нетерсоула, это служило признаком образованности и приверженности идеям гуманизма

Scott Nethersole. Art and Violence in Early Renaissance Florence. Yale University Press. 320 с. £60. На английском языке
Scott Nethersole. Art and Violence in Early Renaissance Florence. Yale University Press. 320 с. £60. На английском языке

Книга Скотта Нетерсоула «Искусство и насилие во Флоренции периода Раннего Возрождения» затрагивает одно из характерных, но редко обсуждаемых противоречий итальянского Ренессанса. Автор исследует вопрос о том, каким образом художественное движение, основанное на принципах гуманизма и цивилизации, породило многочисленные изображения жестокости. Нетерсоул ставит перед собой задачу определить, почему культура требовала подобных картин и «как это соотносилось, если действительно существовало, с опытом». 

Изображение сцен насилия мы нередко воспринимаем как свидетельство жестокости самого общества. Однако, по мнению автора книги, такой подход равно несостоятелен как в отношении XXI века, так и в случае Флоренции эпохи Возрождения. В ту пору Флоренция была не менее и не более жестокой, чем ее соседи. И нельзя сказать, что типичные для того времени сцены жестокости, например распятие Христа, были здесь написаны с последовательным реализмом. Однако это был город, в культуре которого изображение насилия несло в себе множество функций и смыслов. Исследователь утверждает, что «эстетика жестокости», возникшая тогда во Флоренции, имела влияние на все последующее западное искусство.

Аполлонио ди Джованни. «История Гризельды». Около 1440. Фото: Palazzo dei Musei (Modena)
Аполлонио ди Джованни. «История Гризельды». Около 1440.
Фото: Palazzo dei Musei (Modena)

Книга начинается с описания подлинного исторического эпизода. Автор обращает наше внимание на визуальную сторону наказания, которое было определено заговорщикам Пацци — убийцам Джулиано де Медичи, брата Лоренцо Великолепного. Труп мессира Якопо де Пацци был эксгумирован из церковной земли и перезахоронен на кладбище около того места, где обычно проходили казни, затем его выкопали еще раз, волоком протащили по всему городу и сбросили в реку Арно.

Нетерсоул утверждает, что многие флорентийские сцены жестокости выглядят убедительными именно потому, что помещены художниками в узнаваемые пейзажи.

Далее автор рассматривает жестокость в религиозном искусстве Флоренции на примере картин со сценой бичевания Христа. Исследователь отмечает, что во многих случаях его тело выглядит почти совершенным и неповрежденным. Это явно противоречит ранним прототипам из Сиены — как и популярной религиозной литературе того времени, призывавшей читателей поразмышлять над физической болью Христа, которую он перенес, спасая их души. Ученый уверен, впрочем, что подобные изображения воздействовали иным способом: зритель мог предпочесть видеть прекрасное тело как символ Его чистоты — и уже в собственном воображении представить Его с отметинами страданий. 

Неизвестный художник (Мастер из Марради). «Изгнание царя Тарквиния Гордого и его сына Секста из Рима». XV в. Фото: Sotheby'
Неизвестный художник (Мастер из Марради). «Изгнание царя Тарквиния Гордого и его сына Секста из Рима». XV в.
Фото: Sotheby'

Еще один раздел книги исследует искусство, созданное в местном контексте — и светском, и религиозном. Почему флорентийцы заказывали изображения крайнего разрушения и насилия? Выводы Нетерсоула основываются на глубоком понимании того, что именно считалось «цивилизованными» добродетелями. Решение заказчиков подобных произведений привнести брутальность в свой дом свидетельствовало об их гуманистических взглядах и знакомстве с античной культурой. По мнению автора, главными ее образцами, известными и художникам и заказчикам XV века, были саркофаги. В подражание античности многие художники, включая Бертольдо ди Джованни, Микеланджело и Антонио дель Поллайоло, брались за сюжеты с проявлениями крайней жестокости.

Книга Нетерсоула представляет собой нечто большее, чем всего лишь серию предметных исследований. Сила авторских аргументов исходит из общей элегантной структуры и еще из естественности, с которой исследователь переходит от изучения изображений, связанных с реальной жестокостью, к тем, где ее воспроизведение становится проявлением мастерства. Именно это последнее, утверждает Нетерсоул, лежит в основе умудренности флорентийских художников и заказчиков — и, в более широком смысле, всей западной цивилизации. «Мы не получаем удовольствия от жестокости как таковой, но смакуем ее изображение», — заключает автор.  

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
4
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
5
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
6
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
7
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+