Технологии бессмертия предлагает Уральская биеннале

№76, сентябрь 2019
№76
Материал из газеты

V Уральская индустриальная биеннале в Екатеринбурге — самое крупное региональное событие в сфере современного искусства. И тема вполне соответствует юбилейной тематике (десять лет) — «Бессмертие»

Лиеко Шига. Rasen Kaigan. 2012. Фото: Уральская индустриальная биеннале
Лиеко Шига. Rasen Kaigan. 2012.
Фото: Уральская индустриальная биеннале

Уральская индустриальная биеннале первый раз прошла в 2010 году и сразу с размахом: шесть индустриальных площадок, более 60 тыс. посетителей. Большие цифры с тех пор не уходили из ее релизов, что вполне в духе советской индустриальной стилистики, на чьем наследии (или руинах) биеннале и стоит. За этими показателями — несколько очень существенных побед. Вероятно, самая важная из них — реальное выплавление какого-то сгустка смыслов, который местным сообществом признается за «наше, уральское» и в то же время виден на международном уровне. Вместе с тем после нескольких прорывов двигаться дальше куда сложнее, потому что, во-первых, непонятно, куда уж дальше, а во-вторых, есть высокая планка ожиданий, которую нужно поддерживать. 

Мария Сафронова. «Паника». 2016. Фото: Уральская индустриальная биеннале
Мария Сафронова. «Паника». 2016.
Фото: Уральская индустриальная биеннале

Например, тема четвертой биеннале была сформулирована очень тонко — «Новая грамотность». Она породила несколько работ, идеально соответствовавших заявке на рефлексию над языком и в то же время впечатлявших злобо­дневностью. Так, «Испарение Конституции Российской Федерации» группы «Куда бегут собаки» (текст Конституции отстукивался азбукой Морзе с помощью капель, падающих на раскаленную поверхность) стало чуть ли не мемом. 

Получится ли нечто подобное с «Бессмертием»? Тема, конечно, как раз та, о которой нужно думать во время юбилейных дат, да и привязка к технической специфике очевидна на фоне разговоров и новостей об успехах медицины, искусственном интеллекте и тому подобном. Но не получится ли все слишком уж очевидным? 

Аня и Виталик Черепановы. «Уральская игрушка». 2019. Фото: Уральская индустриальная биеннале
Аня и Виталик Черепановы. «Уральская игрушка». 2019.
Фото: Уральская индустриальная биеннале

Как бы то ни было, ряд новаций в биеннале уже заявлен. Одной из площадок основного проекта впервые стало действующее предприятие. Уральский оптико-механический завод имени Э.С.Яламова входит в корпорацию «Ростех». В советское время он разрабатывал наблюдательные приборы для космических кораблей, а сейчас производит оптико-электронные системы наведения для военных и инкубаторы для новорожденных — прекрасный контраст тем продолжения жизни и продолжения смерти. Проходить на выставку придется с паспортом — таким образом факт вашего приобщения к искусству будет зарегистрирован по всем правилам и сохранен где-то в вечности. Второй площадкой стало построенное в 1845 году здание кинотеатра «Колизей», до последнего времени закрытое на ремонт. Так биеннале подготовила его к новой жизни. Новостью стало и место проведения превью биеннале — в нескольких метрах от Кремля, в галерее «ГУМ-Red-Line». Выставка, впрочем, если чем и удивила, то легкостью, с которой «уральское индустриальное» искусство вписалось в гумовский мир парадно-ностальгического капитализма. В Екатеринбурге все иначе.

Чэнь Иньцзюй. «Дополнительные исследования». 2016. Фото: Уральская индустриальная биеннале
Чэнь Иньцзюй. «Дополнительные исследования». 2016.
Фото: Уральская индустриальная биеннале

В основном проекте участвуют 75 художников и арт-групп из 25 стран. Курирует его Шаоюй Вэн из Музея Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке. Участвуя в проекте Государственного центра современного искусства NEMOSKVA, она проехала несколько регионов и потом проводила собственные исследования российской художественной сцены. В интервью нашей газете куратор рассказала, что хочет уйти от банальных ассоциаций бессмертия с трансгуманизмом. «Наш подход к пониманию бессмертия, к пониманию того, как оно может соотноситься со смертью, очень узок и ограничен нашим очень четко заданным представлением о современных технологиях и о том, что они могут сделать с человеком. Выставка не только критикует ограниченность наших представлений о современных технологиях, но и ищет истоки этих представлений и способы сделать наше взаимодействие с технологиями более открытым и осознанным». 

Александр Сорин. Из проекта «Смерти нет». Фото: Уральская индустриальная биеннале
Александр Сорин. Из проекта «Смерти нет».
Фото: Уральская индустриальная биеннале

Шаоюй Вэн ссылается на современного философа Юка Хуэя (уже участвовавшего в Уральской индустриальной биеннале) и его концепцию «космотехники». Речь о том, что технологией можно считать любую систему, организующую наши отношения с миром (например, религиозный ритуал), и в итоге может существовать множество подходов к технологии и вариантов ее развития, в том числе национальных. Довольно оригинально поворачивают тему бессмертия в своем манифесте и организаторы биеннале. «Как мы можем преодолеть не только смерть, но и бессмертие?» — задаются они вопросом, имея в виду, вероятно, стирание смертного и сиюминутного вечным и обобщенным. 

Среди художников основного проекта много всемирно известных. Например, одна из звезд американского концептуализма, обладательница «Золотого льва» 56-й Венецианской биеннале Эдриан Пайпер или Карлос Аморалес из Мексики, знаменитый «черными мотыльками», «жидким архивом» и многим другим. В числе россиян тоже много весьма титулованных: Павел Пепперштейн, Александр Шишкин-Хокусай и другие. 

Саша Генцис. Из проекта «Социалистический сюрреализм». Фото: Уральская индустриальная биеннале
Саша Генцис. Из проекта «Социалистический сюрреализм».
Фото: Уральская индустриальная биеннале

В Музее Гуггенхайма Шаоюй Вэн специализируется на китайском искусстве — и его, как и в целом искусства из Азии, на биеннале много. «Мне кажется, что Екатеринбург — интересное место, он действительно соединяет Европу и Азию. Но что же происходит в азиатской части России? Складывается ощущение, что она забыта и выключена из дискурса», — говорит куратор и приводит в качестве показательного примера специфического азиатского осмысления технологии инсталляцию Сюй Цзявэя с Тайваня, который с помощью современных технологий фиксировал присутствие «лягушачьего божества» на посвященных ему ритуалах.

Кроме основного проекта, биеннале включает в себя специальные выставки, публичную программу и арт-резиденции. Одна из выставок (российских художников) — «После нас». Ее куратор Владимир Селезнев получил в этом году премию «Инновация» в номинации «Художник года». В Еврейском музее в конце прошлого года был показан проект Саши Генциса «Социалистический сюрреализм», основанный на фотографиях цехов ЗИЛа и интервью с рабочими. Художник фиксировал остатки фантастического мира, в котором стилистика призывов, агитации и пропаганды органично вписывалась в пространство, заполненное станками, машинами и трубами. Теперь проект о «прошлой жизни» московского завода впишется в постиндустриальное пространство Екатеринбурга в галерее, расположившейся в бывшем госпитале Верх-Исетского завода. Больше года антрополог Наталья Конрадова и фотографы Федор Телков и Александр Сорин исследовали жизнь уральских марийцев и их отношения с миром мертвых — и теперь в галереях Ельцин Центра представят мультимедийный проект «Урал мари. Смерти нет».

Уральский оптико-механический завод — основная площадка Уральской индустриальной биеннале. Фото: Сергей Потеряев
Уральский оптико-механический завод — основная площадка Уральской индустриальной биеннале.
Фото: Сергей Потеряев

Публичная программа тоже обширна. Главное ее событие — симпозиум, посвященный философскому осмыслению темы биеннале. Среди участников — уже упомянутый Юк Хуэй, антрополог из Новой школы социальных исследований Абу Фарман, антрополог Сергей Мохов, специалист по политической теории и интеллектуальной истории Илья Будрайтскис и другие. В программе также заявлены ридинг-группы, семинар по фантастическому письму, разговоры о смерти Death Cafe, воркшопы «Амарантовой библиотеки» Джо Дэвиса из Массачусетского технологического института. В рамках воркшопов участники должны записывать информацию в галофилах, солелюбивых микроорганизмах, превращая их в кристаллы соли. Получившееся, по словам Дэвиса, будет «самым длительным архивом из когда-либо созданных» (кристаллы могут существовать до полумиллиона лет). 

Кинотеатр «Колизей» — «павильон бессмертия искусства» Уральской индустриальной биеннале. Фото: Никита Перфильев
Кинотеатр «Колизей» — «павильон бессмертия искусства» Уральской индустриальной биеннале.
Фото: Никита Перфильев

Наконец, весомый блок составляет программа арт-резиденций. Девять художников прикреплены к различным промышленным предприятиям Урала и создают работы, использующие полученные ими знания. К примеру, Сесилия Йонссон из Амстердама вместе с бывшими работницами медеэлектролитного завода в городе Кыштым Челябинской области вяжет объект из овечьей шерсти и стальной проволоки, чтобы затем покрыть его слоем меди или драгоценных металлов при помощи электролиза. Остальные проекты не менее изощренны. В общем, до декабря Екатеринбург будет жить очень насыщенной жизнью, к которой стоит присоединиться. 

V Уральская индустриальная биеннале современного искусства
12 сентября – 1 декабря

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+