Бельгийский парк Бокрейк: Брейгель, хижины и реконструированное пиво

№74, июнь 2019
№74
Материал из газеты

Музей под открытым небом, расположенный в бывшем аббатстве, — прекрасное летнее развлечение как для серьезных любителей старых мастеров, так и для родителей с детьми

Один из старинных крестьянских домов, перемещенных в парк во второй половине XX века. Фото: Софья Багдасарова
Один из старинных крестьянских домов, перемещенных в парк во второй половине XX века.
Фото: Софья Багдасарова

Затерянный среди цветущих деревьев архитектурный парк Бокрейк располагается к востоку от Брюсселя в двух часах езды на поезде — что бельгийцам, не привыкшим к просторам, кажется невероятно большим расстоянием. И поэтому толп здесь обычно не застать, что придает парку дополнительную прелесть. Сегодня на его территории (5,5 кв. км) собрано полтораста исторических зданий, начиная от амбаров и курятников и заканчивая часовней и гостиницей, которые свезли сюда со всей страны, спасая от сноса. Самое старое из них относится к началу XVI века. Главная особенность этой архитектурной коллекции — она рассказывает не о религии или роскоши, а о повседневной жизни и ремеслах обычных жителей Нижних Земель. Из-за этого развернувшаяся тут экспозиция, посвященная Питеру Брейгелю Старшему, будто отправляет тебя в путешествие во времени. В написанные им сараи и кузницы здесь действительно можно войти, пощупать грубые стены, рассмотреть камышовые крыши, вдохнуть аромат гончарных или кузнечных работ и ощутить запах домашних животных.

На протяжении веков Бокрейк был цистерцианским аббатством, графским владением, образцово-показательной фермой, и, наконец, в 1958 году он стал музеем под открытым небом. Его первый куратор Йозеф Вейнс, искусствовед и большой любитель Брейгеля, сразу понимал, кого из великих надо иметь в качестве ориентира. Во время прогулки по парку открываются такие виды, будто Брейгель действительно именно тут раскидывал свой мольберт и писал стога и домики с натуры. Разумеется, это не так: в его эпоху искусства пленэра еще не существовало, а сараи с пожелтевшими крышами расставлены музейщиками нашего времени в соответствии с рассудочно высчитанной ритмикой картин мастера.

Амбар с зеркальной инсталляцией на тему картины Брейгеля «Битва масленицы и поста». Фото: Софья Багдасарова
Амбар с зеркальной инсталляцией на тему картины Брейгеля «Битва масленицы и поста».
Фото: Софья Багдасарова

Парк поделен на четыре условные зоны, три из них воспроизводят географические регионы Бельгии: «Де-Кемпен», «Восточная и Западная Фландрия», а также «Хеспенгау и Маасланд». Предназначенные на снос старинные домики и сарайчики, которые свозили в Бокрейк со всей страны, распределены по этим «регионам» согласно своему происхождению, благодаря чему сохраняется стилистическое единство. (В последние годы этот архитектурный музей больше не пополняется, поскольку в Бельгии принят закон, запрещающий уничтожение старинных построек.) Четвертая зона парка называется «Шестидесятые», она посвящена бурным 1960-м годам и ностальгии. В ней можно увидеть исторические дома, привезенные по большей части из Антверпена.

Но интереснее всего, конечно, здания XVI–XIX веков, и именно они являются наиболее притягательной частью парка. Амбары с побеленными стенами и дубовыми балками, если зайти внутрь, оказываются выставочными залами, детскими игровыми комнатами, пространствами для мастер-классов и лекций — в общем, вместилищем самых разных интерактивов, продуманных согласно самым свежим тенденциям в музейном деле.

Реконструкция деревенской площади. Фото: Софья Багдасарова
Реконструкция деревенской площади.
Фото: Софья Багдасарова

Подлинников картин тут, разумеется, нет, но очень с толком используются увеличенные репродукции. Например, в одном из амбаров во всю стену воспроизведены аллегорически-сатирические гравюры Брейгеля про «толстую кухню» и «тощую кухню». А в комнате вокруг представлена настоящая крестьянская кухонная утварь — и, между прочим, собрать такую экспозицию намного труднее, чем выставку предметов роскоши, потому что бытовые вещи никто не бережет. Одно из самых крупных зданий, зернохранилище, заняла «Битва Масленицы и Поста» — оригинал в венском Музее истории искусств имеет высоту 164 см, а тут картина увеличена метров до шести, что позволяет разглядеть абсолютно каждую деталь. А с помощью искусно расположенного гигантского зеркала можно попасть внутрь этой картины, превратившись в одного из ее полубезумных персонажей. Рядом в витринах — предметы XVI века, аналогичные изображенным. Автор этой экспозиции сначала написал диссертацию, чтобы разобраться, какие вещи с картины, совершенно непонятные для нас сейчас, во времена Брейгеля были повседневностью, а какие — плод его фантазии, иллюстрирующей какую-нибудь позабытую пословицу. Затем последовали долгие поиски этих реальных вещей — дудок, трубок, кастрюлек — в фондах бельгийских музеев, — и вот получилось собрать представительную и многое объясняющую витрину. Ряд предметов, например инструменты и приборы, в оригинале все-таки найти невозможно, только созданные по их подобию старинные детские игрушки позволяют представить их наглядно.

Аптекарский огород. Фото: Софья Багдасарова
Аптекарский огород.
Фото: Софья Багдасарова

Интерактива в Бокрейке много, посетителей развлекают везде, будто не доверяя их способности самостоятельно наслаждаться красотами природы и видами старинных деревенек. Сотрудники парка в крестьянских нарядах разыгрывают сценки. На воркшопах можно выпечь хлеб, заняться гончарным делом, изучить выделку кожи, прядение, столярное ремесло. Есть летний театр. На одной из площадок играют в некоторые из написанных на картине «Детские игры» Брейгеля (но не во все — искусствоведы насчитали на ней 91 игру). По парку разбросаны знаки — следуя им, можно найти элементы картин, воспроизведенные в реальном ландшафте, например повешенный гигантский арбалет или хижину Дикого человека. По парку очень многие ездят на велосипедах. Также можно совершить экскурсию на запряженной тяжеловозом повозке, лошади немедленно окутывают пассажиров весьма аутентичным средневековым запахом.

Несмотря на то что все в Бокрейке пропитано Брейгелем, посвященная ему экспозиция — не постоянная, а созданная в честь года художника. Она открыта только до 20 октября. Следующий год будет посвящен Яну ван Эйку, и к его началу бюро и музейные лаборатории по всей Бельгии готовят новые программы и экспозиции. 

Самое читаемое:
1
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
Очередная крупная выставка в Государственной Третьяковской галерее расскажет о полузабытом академисте и любви XIX века к античности, а также о том, насколько эта любовь остается стойкой и в наши дни
26.04.2022
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
2
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
Любимая импрессионистами церковь Сен-Валери в Нормандии, которую писал Клод Моне и рядом с которой похоронен Жорж Брак, рискует соскользнуть в море: меловые скалы неумолимо осыпаются
26.04.2022
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
3
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
4
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
5
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
6
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
7
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+