Алмазные шапки навсегда

№74, июнь 2019
№74
Материал из газеты

Реставрация царских регалий XVII—XVIII веков в Музеях Московского Кремля открыла немало секретов. Вадим Яковлев, художник-реставратор, рассказал об устройстве монарших головных уборов

Алмазная шапка царя Ивана Алексеевича в процессе реставрации. Фото: Музеи Московского Кремля
Алмазная шапка царя Ивана Алексеевича в процессе реставрации.
Фото: Музеи Московского Кремля

В реставрационных мастерских Музеев Московского Кремля привыкли к редким и драгоценным экспонатам. Но даже кремлевским мастерам редко приходится разбирать на составные части уникальные государственные регалии. Через руки Вадима Яковлева, художника-реставратора, в течение последних трех лет прошли корона императрицы Анны Иоанновны (1730) и две алмазные шапки — Ивана V и Петра I (1684). С 10 июля их можно будет увидеть вместе с другими работами кремлевских реставраторов на выставке «Хранители времени». 

«Основа короны Анны Иоанновны — из серебра, — рассказывает Вадим Яковлев, — оно не такое дорогое, как золото, и не такое тяжелое. Ведь даже без внутренней тканевой отделки корона весит почти 2 кг. В короне 2,7 тыс. алмазов, и только 1 утрачен». Согласно последним исследованиям, корона была выполнена в течение двух месяцев. В связи с приближавшейся коронацией в спешке собирали московских мастеров, закупали драгоценные камни и оборудование. Сейчас корона точно датирована: март — апрель 1730 года. Создавшие ее мастера известны поименно. «Было бы интересно разобрать ее, — говорит художник-реставратор, — но большинство драгоценных накладок крепится на кляммерах — тонких металлических усиках. Я понял, что, пока буду разбирать корону, примерно 30% кляммеров сломаю, придется восстанавливать их путем сварки лазером. Еще часть сломается, пока буду собирать корону обратно. В связи с этим было принято решение демонтировать только крупные элементы». Главной целью реставрации было удаление патины и укрепление камней.

Запона с алмазной шапки царя Петра Алексеевича в процессе реставрации. Фото: Музеи Московского Кремля
Запона с алмазной шапки царя Петра Алексеевича в процессе реставрации.
Фото: Музеи Московского Кремля

Отношение к патине у специалистов по металлу разное. Например, нумизматы ее ценят и даже делят на многочисленные категории. Однако окисление — это всегда разрушение металла. В мастерской по металлу Музеев Кремля стараются убирать патину, пока она легкая, это менее болезненно для экспоната. Но любой шаг реставраторов всегда предварительно обсуждается на комиссиях, ведь каждый предмет (или его часть) требует индивидуального подхода. За последние 70 лет корона не реставрировалась. Разница в ее состоянии до и после реставрации 2018 года отчетливо видна на фотографиях. 

С алмазными шапками царей Ивана и Петра Алексеевичей была проведена гораздо более серьезная работа. Вадим Яковлев нежно называет их «шапочками» и знает наизусть каждый камень и завиток золота на них. По описям известно, что изготовить их требовалось быстро, работали над ними мастера Оружейной палаты. Основы шапок состоят из перекрещивающихся дуг, припаянных к гладкому обручу и покрытых сверху листами серебра. Они использовались явно не в первый раз. Многие запоны (накладки) греческой работы для шапок царствующих братьев были сняты с венца царя Федора Алексеевича. Это зафиксировано в описях казны. «Основа из серебряных перекрестий и пластин была открыта полностью; стало понятно, что на шапочке Петра должно быть восемь листов, но кое-где металла не хватило и туда вставили „заплатку“, — поясняет Вадим Яковлев. — Поверх пластин закреплены алмазные в золоте накладки. В процессе демонтажа стол длиной 3 м был весь покрыт планшетиками с пронумерованными деталями. На основе из серебра было обнаружено множество дырочек от крепления. Можно ли предположить, что крепилось на основу прежде? Практически невозможно. Ясно только, что с нынешними накладками многие отверстия не совпадают». 

Вадим Яковлев за работой. Фото: Музеи Московского Кремля
Вадим Яковлев за работой.
Фото: Музеи Московского Кремля

В XVII веке было привычным использовать драгоценные нашивки многократно. Их переносили с одного наряда на другой. Чаще всего использовались дары государю, например многочисленные восточные украшения. Конечно, отдельные детали изготавливали специально: двуглавых орлов, фланкирующий центральный мотив на шапках и навершие-яблоко с крестом. «Когда мы размонтировали детали, стало ясно, от каких украшений они взяты. Видны трубочки для штифтов, замочки — это фрагменты пряжки или браслета, — продолжает реставратор. — На шапке Петра по центру большая брошь или заколка для волос. Декоративный обод по низу образуют фрагменты плечевых наручей или пояса; они были закреплены на расшитом золотной нитью тканевом пояске так, чтобы не полностью прилегать к тулье. В орлах на шапке Ивана камни установлены подвижно — при движении они качались и играли. Мы обнаружили расписную эмаль с обратной стороны элементов. Это были браслеты и подвески — растительный или графичный орнамент, гризайлью по белому фону». 

Шапка Петра Алексеевича оказалась в более сложном состоянии. Когда сняли все накладки, в задней части обнажившейся основы было столько дырочек от многократного крепежа, что металл стал похож на кружево. Пришлось дублировать его на тончайшую ткань, пропитанную акрилом, и листки тонкого металла. «Все это при необходимости можно удалить, — отмечает Яковлев, — потому что один из главных принципов нашей работы — обратимость. Например, если утраченный камень лежит в основе крепежа и без него мы потеряем вещь, тогда встает вопрос о вставке. Если это просто отсутствующий камень, то серьезное вмешательство в экспонат не требуется. Это его бытование, сохранность».

Шапка Петра Алексеевича меньше по размеру. В связи с этим крупные цветные камни в свое время были заменены на более мелкие. Например, по документам известно, что огромный лал (так называли рубины или красные турмалины), венчавший шапку, в 1732 году был заменен на менее ценную шпинель. 

Крест с алмазной шапки царя Ивана Алексеевича в процессе реставрации. Фото: Музеи Московского Кремля
Крест с алмазной шапки царя Ивана Алексеевича в процессе реставрации.
Фото: Музеи Московского Кремля

«Когда шапки попали к нам в руки, — говорит Яковлев, — аутентичности крепежа не было: кое-где была внедрена проволока, что-то было подвязано ниточками. В 1980-е пытались укрепить камни на травках, обрамляющих крупный турмалин на шапке Ивана Алексеевича. На шапке была деформация — ее подлепили на воск, так как лазерной сварки тогда не было. Теперь все удалось сделать, все камни встали на свои места». 

Порой реставраторы тратят довольно много времени на борьбу со следами прежних работ. Например, в 1970-х была распространена технология покрытия металла лаком. Считалось, что под ним не образуется патина. Оказалось, что металл все равно патинирует, но медленнее. Теперь, чтобы удалить окислы, приходится предварительно заниматься удалением старого лака, который уже затвердел и не поддается обычным растворителям. 

Реставраторы Музеев Кремля используют многие современные технологии: точечную лазерную сварку и очистку, 3D-моделирование и прототипирование. Применяют наработки зарубежных коллег, например Метрополитен-музея, с которым регулярно проводится обмен опытом. «Сейчас очень много современных технологий, — констатирует Вадим Яковлев, — но в реставрационной сфере надо действовать аккуратно, мы должны быть уверены, что не навредим. Надо проводить очень много тестов, прежде чем начинать что-то применять. И через 50, и через 250 лет предмет не должен измениться». 

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+