Слегка хаотический эпистолярий Давида Бурлюка

№72, апрель 2019
№72
Материал из газеты

Основатель русского футуризма не относился к приверженцам мейл-арта, однако его почтовая корреспонденция сама собой складывается в сборник психологических портретов

Конверт письма, отправленного Игорем Шелковским от лица молодых художников Бурлюкам в Ялту в 1956 г. Фото: Фонд Бурлюка Д.Д/ НИОР РГБ
Конверт письма, отправленного Игорем Шелковским от лица молодых художников Бурлюкам в Ялту в 1956 г.
Фото: Фонд Бурлюка Д.Д/ НИОР РГБ

Однажды Марсель Пруст выразился, что человек есть точка пересечения социальных связей других людей. Если развивать эту мысль, то Давид Бурлюк был оживленным перекрестком — неутомимым организатором футуристов, путешественником, поэтом, художником, издателем. Бурлюк прожил долгую жизнь и сумел сделать себе имя и в Старом, и в Новом Свете, а один из его корреспондентов, Сергей Судейкин, резонно написал: «Если ты выживаешь в Нью-Йорке, тогда ты точно сможешь выжить в любом художественном климате».

Энергичный культуртрегер Бурлюк, поселившись в Америке, скоро завязал важные знакомства, в том числе с галеристкой Катрин Дрейер, основательницей художественного общества Société anonyme. Дрейер с соратниками провела более 80 выставок авангардистов в США. Персональная выставка Бурлюка состоялась в 1924 году.

Разумеется, Бурлюк вел активную переписку по всему миру с русскими художниками, главным образом переписку деловую. В его фонде в Российской государственной библиотеке хранится свыше 200 почтовых посланий; 72 письма от 19 художников, написанные в 1925–1966 годах, прокомментировал Владимир Поляков. Диапазон авторов весьма широк — от столпов советского авангарда Казимира Малевича и Михаила Матюшина до американского друга СССР Рок­уэлла Кента. Составитель разделяет этот слегка хаотический эпистолярий на несколько групп.

Прежде всего, это переписка с советскими художниками, главным образом москвичами (Николай Кузьмин, Аристарх Лентулов) и киевлянами (Павел Голубятников, Виктор Пальмов). Переписка велась во второй половине 1920-х — начале 1930-х, когда выставки художников Страны Советов устраивались за рубежом, сами они нередко и надолго выезжали, да и эмигрант Бурлюк имел возможность выставляться вместе с группой «13» в апреле 1931 года в Москве. Второе направление переписки — русские художники-эмигранты: Борис Григорьев, Иван Загоруйко, Михаил Ларионов. Их письма носили не только деловой, но и ностальгический, лирический характер. Интерес представляет также ряд писем к Бурлюку от его молодых товарищей по Лонг-Айленду — неутомимый Дэви и там собрал вокруг себя общину художников — уроженцев Российской империи (братья Сойер, Николай Циковский). Поддерживал он контакты и с молодым советским поколением — ему писали Дмитрий Краснопевцев и Игорь Шелковский.

«Мой дорогой, старинный, но вечно молодой друг, Давид Бурлюк!»: письма художников к Д. Д. Бурлюку / Вступ. ст.и прим. В. Полякова. М.: ООО «Издательство Грюндриссе», 2018.
«Мой дорогой, старинный, но вечно молодой друг, Давид Бурлюк!»: письма художников к Д. Д. Бурлюку / Вступ. ст.и прим. В. Полякова. М.: ООО «Издательство Грюндриссе», 2018.

Вероятно, Бурлюк был отзывчивым и доброжелательным человеком. Во всяком случае, память Ларионова сохранила прелестную улыбку лидера футуристов. Большинство респондентов делились с ним беспокойством о своем здоровье (возможно, так было проще просить Бурлюка о посредничестве в продаже картин «богачам Эльдорадо» — жителям США).

За единичными исключениями, письма из настоящего сборника публикуются впервые. В них можно отыскать разрозненные, но редкие сведения по истории русского изобразительного искусства ХХ века. Например, Лентулов хотел писать летопись «Бубнового валета» и разделял группу на два крыла — радикальное и консервативное (ко второму относил Петра Кончаловского, Александра Куприна, Илью Машкова). Юлий Блюменталь, художник и директор музея в Уфе, где сохранилось много работ Бурлюка башкирского периода (1915–1918), помогал Эриху Голлербаху в подготовке монографии о художнике, которая вышла в США в 1930-м. В частности, Блюменталь делал фотографии картин из уфимского собрания. Художник Константин Терешкович, живший во Франции, давал ценные советы перед предстоящей в 1949 году экспедицией Бурлюков в Прованс по следам Винсента ван Гога.

Ларионов и Загоруйко намеревались писать мемуары о рано и темно умершем Владимире Бурлюке. По сведениям Давида, его младший брат погиб на Салоникском фронте в 1917 году. Ларионов в переписке сожалеет об их несостоявшейся встрече во Франции. Составитель книги Поляков полагает, что Владимир Бурлюк мог быть там после войны, а значит, дату его смерти следует отодвинуть к 1920-м го-дам. Впрочем, Бурлюк мог оказаться во Франции уже в 1916-м, откуда экспедиционный корпус Антанты и перебросили в Грецию.

Художники — мастера цвета, линии, перспективы; мастерами слова они бывают не так часто. Письма коллег к Давиду Бурлюку не отличаются изысканным стилем, но их объединяет деловитый тон людей, всецело поглощенных творчеством. Пожалуй, откровеннее других высказался известный литературными опытами Борис Григорьев: «Работаю от зари до зари — верю, что работа моя спасет, да в ней только и забвение. Все кризисы пройдут, останется только искусство». От одних героев настоящего сборника осталось множество творений, другие по разным причинам оказались в тени, но их переписка с русским американцем Бурлюком — примечательный комментарий и к их собственному творчеству, и к летописи русского искусства ХХ века. 

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке. Спустя шесть лет после того, как мы опубликовали его впервые, он заметно обновился в нижней части. Ротации в верхней части списка мало. Зато рекорды теперь ставятся не только в Лондоне, но и в Москве
18.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
6
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+