Цензура не дремлет

№70, февраль 2019
№70
Материал из газеты

Западные арт-дилеры испытывают на себе гнет китайской цензуры: ни одно произведение невозможно выставить на ярмарке без одобрения властей. Процесс получения разрешения на ввоз длится месяцами, и результаты его всегда непредсказуемы

Плакаты с изображени­ем Мао Цзэдуна и продолжа­теля его дела Cи Цзиньпина на китайском рынке висят бок о бок. Перемены в стиле налицо — а как насчет содержания? Фото: AFP/Eastnew
Плакаты с изображени­ем Мао Цзэдуна и продолжа­теля его дела Cи Цзиньпина на китайском рынке висят бок о бок. Перемены в стиле налицо — а как насчет содержания?
Фото: AFP/Eastnew

Ужесточение цензуры в правление председателя КНР Си Цзиньпина — факт, который иностранные галеристы уже не могут игнорировать. Участие в ярмарках в материковом Китае, таких как шанхайские West Bund Art & Design и Art021, превращается для них в многомесячный квест. В беседе с корреспондентом The Art Newspaper западный дилер, пожелавший остаться неназванным, отметил, что, когда он начинал работать в Китае несколько лет назад, ему казалось, что со временем страна станет более либеральной, но не тут-то было. «Каждый год несколько работ не проходят цензуру, их число постоянно растет, и это беспокоит меня».

Западным галереям трудно вести дела из-за китайской бюрократии и разбираться в местных обычаях, поэтому они нанимают специальных сотрудников на должность своего рода культурного проводника. Китайская представительница зарубежной галереи, также пожелавшая остаться анонимной, видит в усилении контроля в последние пять лет, прошедших с тех пор, как главой страны стал Си Цзиньпин, тревожные параллели с «промывкой мозгов» в преддверии китайской «культурной революции». «Появляется огромное количество пропаганды, особенно в Пекине, — отмечает она. — Там, где раньше была реклама, теперь висят лозунги».

Организаторы West Bund Art & Design и Art021 помогают своим зарубежным участникам согласовывать экспонаты с властями. Искусство, ввозимое из-за рубежа, проходит цензуру на двух уровнях. Сначала произведение должно одобрить местное бюро культуры, а затем таможня. Работы, отправленные до получения разрешения (в частности, в связи с тем, что перевозка из Европы или США в Китай занимает много времени), могут быть конфискованы. Китайским художникам и галереям легче: им не приходится иметь дело с таможенниками и только перед крупными выставками нужно получать предварительное разрешение от городского бюро культуры.

Обычно под запрет попадают работы, носящие откровенно сексуальный характер, изображения обнаженной натуры, произведения на религиозные сюжеты и политические темы, которые можно истолковать как критику китайского режима. Галереи должны получать одобрение цензоров даже на книги и каталоги, представленные на стендах. Сотрудник одной из галерей рассказал нам, что видео, в том числе финальные титры, необходимо переводить на китайский язык и направлять властям «вместе с приблизительно двухминутными роликами, составленными из отрывков, взятых из разных частей видео». «Властям предоставляется список всех произведений, которые вы планируете показать, с описаниями, изображениями и биографиями художников», — признает один из основателей ярмарки Art021 Бао Ифэн. По его словам, процесс получения разрешения занимает около трех месяцев. Кроме того, сама ярмарка цензурирует произведения еще до официальной цензуры. «Если мы увидим потенциально проблемную работу, мы обсудим ее с галереей. Наша ярмарка открыта для посетителей всех возрастов, от взрослых до детей, так что мы не хотим, чтобы на ней появлялись изображения полностью обнаженных людей», — говорит Бао и добавляет, что «цензура есть в любой стране, даже в Америке, просто, может быть, не в официальном виде».

Китайские галереи освобождены от этой процедуры, но, по словам Бао, «представители бюро культуры приходят осматривать ярмарку, иногда инкогнито».

Решения цензоров непредсказуемы и зачастую зависят от их личного вкуса; причину отказа власти не раскрывают. Четких правил нет. Во время Шанхайской недели искусств некоторые местные галереи демонстрировали в собственных пространствах и на ярмарках довольно провокационные работы. Никто из них не согласился дать комментарий под запись, но некоторые высказали предположение, что власти попросту не заметили «крамолу».

А вот на большой ретроспективе Луиз Буржуа в музее «Лун» цензура запретила к показу шесть работ. В их число вошли «Башня-лабиринт», которую куратор Филип Ларратт-Смит описал как «абстрактную скульптуру, закручивающуюся вокруг самой себя», и «Эскиз с натуры» (1984) — «скульптура из голубой резины, изображающая тело собаки со множеством грудей и мужскими гениталиями».

Список художников Шанхайской биеннале, открывшейся в ноябре 2018 года, объявили только во время пресс-показа, поскольку заявленные проекты должны были сначала получить одобрение Бюро по делам культуры, и лишь после этого можно было начинать их изготовление. «Большая часть разрешений была получена только в конце октября — слишком поздно, чтобы успеть объявить участников до открытия», — говорит куратор Куаутемок Медина. По его словам, работа цензоров «непрозрачна», а заявки на одобрение трети из 60 проектов пришлось подавать повторно, некоторые даже по три раза. Однако на удивление большое число неприкрыто политических произведений цензуру прошло. «Шанхайская биеннале в некотором роде определяет границы допустимого в сфере искусства в Китае… — считает Медина. — Некоторые, даже очень радикальные, работы не тронули». 

Самое читаемое:
1
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
2
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
3
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
4
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
7
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+