Ад — это другие

№69, декабрь-январь 2019
№69
Материал из газеты

Фундаментальная монография Клэр Бишоп дает всесторонний анализ партиципаторного искусства

Сантьяго Сьерра. «250-сантиметровая линия, вытатуированная на шести людях, получивших за это оплату». 1999. Фото: Courtesy Santiago Sierra / Team Gallery / Galeria Helga de Alvear
Сантьяго Сьерра. «250-сантиметровая линия, вытатуированная на шести людях, получивших за это оплату». 1999.
Фото: Courtesy Santiago Sierra / Team Gallery / Galeria Helga de Alvear

Партиципаторное искусство, по Бишоп, определяется участием людей, которые остаются его «ключевым художественным медиумом и материалом». Томас Хиршхорн и его рабочие бригады, Вик Мунис, открывший школу для бразильских детей, кулинарные сеансы Риркрита Тиравания — на страницах книги промельк­нет множество арт-звезд. Некоторые покажутся знакомыми по работам Николя Буррио, в начале 1990-х описавшего «реляционную эстетику» как практику «отношений» непосредственно в пространстве экспозиции. Его тексты зафиксировали рождение «эстетики взаимодействия» и ввели ее в профессиональный оборот, но относились к узкому кругу художников и периоду его карьерного взлета, оставаясь по сути его манифестами как куратора.

Отмечая ограниченность Буррио, сама Бишоп идет дальше, предпринимая попытку историко-теоретической контекстуализации партиципаторного искусства со времен авангарда (название книги позаимствовано у Андре Бретона) до начала 2000-х. Этот исторический обзор начинается с футуристических вечеров и парижского «сезона дада», переходит к советскому авангарду, переносится в охваченный демонстрациями Париж 1968-го и Лондон, где развивалось движение комьюнити-арта. Большие главы посвящены Латинской Америке эпохи диктатур (с этим связана «жестокость» местного «искусства участия») и странам бывшего соцблока, где партиципаторность проявлялась на фоне коллективизма как государственной нормы. Известные практики вроде дрейфа ситуационистов Бишоп сравнивает с современными им немейнстримными практиками, привлекая целые пласты любопытнейшего материала, который в силу его специфики оставался незадокументированным и исследователю пришлось восстанавливать его по частям.

Бишоп К. Искусственный ад: партиципаторное искусство и политика зрительства / Пер. с англ. В. Соловья. М.: V-A-C Press, 2018. 526 с.
Бишоп К. Искусственный ад: партиципаторное искусство и политика зрительства / Пер. с англ. В. Соловья. М.: V-A-C Press, 2018. 526 с.

Завершающие главы об «образовательном повороте» (слияние образовательных и художественных практик) и «делегированном перформансе» (исполнение акции приглашенными участниками) дают срез не только современного перформанса, но и ситуации в искусстве последних десятилетий, вращавшегося вокруг идеи зрительского участия. Этот материал пропущен Бишоп через личный опыт зрительницы и участницы описанных проектов. 

При анализе подобных работ автор призывает не отказываться от эстетики, но не в смысле суждения о прекрасном, а в понимании Жака Рансьера, видевшего в ней «особый тип восприятия, включающий… языковую и теоретическую сферу, в которой происходит размышление об искусстве». И о том, «насколько детальный или свободный сценарий» навязан участникам партиципаторного проекта и какую «свободу голоса» получают отдельные его элементы, позволяющие «поставить под сомнение традиционные художественные критерии… придать видимость определенным социальным группам… привнести в работы эстетические эффекты случая и риска». Здесь эстетика пересекается с политикой в области «разделения чувственного», которое, по Бишоп, остается ключевым элементом самых успешных партиципаторных работ. 

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+