18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Уроки TEFAF в Нью-Йорке: любые границы нелепы

О молодом нью-йоркском клоне старой европейской ярмарки TEFAF рассказывает побывавший на TEFAF New York Fall Ильдар Галеев, владелец галереи, коллекционер и издатель

В старом-престаром Маастрихте собираются лучшие арт-дилеры из всех европейских уголков, чтобы предъявить зрителю-коллекционеру интереснейшие находки среди предметов искусства. Устроенная ими ТEFAF (The European Fine Art Fair), отмечающая в этом году 30-летие, — одно из явлений, определяющих положение дел на европейском рынке искусства. С 1988 года и поныне эта институция проводит не просто успешные коммерческие ярмарки, но музейного уровня выставки. Задача их участников — не столько что-то продать, сколько обозначить свое место в цеховой табели о рангах. «Вот кто-то прошел, и кто-то при нем, но они есть они, ты есть ты, я есть я», — как сказал когда-то Борис Гребенщиков.

И вот уже третий год эти «старосветские помещики», эмиссары Старого Света окопались на одной из самых дорогих улиц мира — Парк-авеню в Нью-Йорке. Они заполнили своими шедеврами экспозиционное пространство в стране, которая давно без боя сдалась Европе, в культурном смысле, конечно же; американцы вообще питают слабость ко всему, чему больше 250 лет, срока обретения ими независимости и осознания собственной идентичности.

TEFAF New York Fall, осенняя ярмарка искусств — сезонный этап, когда Новый Свет салютует старым культурным вехам — от архаики и античности до Fauve и кубофутуристов. Зрелище это захватывает дух; многие музейщики мечтали бы иметь возможность не просто поглазеть на экспонаты, но и заполучить их в качестве трофеев в свои музеи. Цены не всегда запредельные, но «строгие и справедливые». И вряд ли кто-то поспорит с тем, что здесь самая мощная концентрация мировых культурных сокровищ.

В этот раз мое внимание привлекли предметы, возможно, не самые дорогостоящие, но вполне способные поспорить за право называться «хайлайтами». В этом персональном списке — небольшой Фрагонар из коллекции обосновавшейся на Пятой авеню галереи Wildenstein & Co. — «Портрет сына», написанный около 1785 года. Удивительно, как художник в таком камерном формате — 22 на 16 см — сумел передать свой трепет перед мальчиком, которому предстоит стать наследником, продолжателем знаменитой фамилии. Два состояния — душевного волнения и точности движений кисти — позволяют определить эпоху срединную, промежуточную, хотя и достаточно условную — между ван Дейком и импрессионистами. Образ близок характеристикам обобщенного портретирования, скорее, из арсенала Эдуарда Мане. На то Фрагонар и авангардист XVIII века, что сумел опередить свое время.

К интересным экспонатам можно отнести и ряд рисунков старых мастеров, прежде всего портрет Франческо Андреини, выполненный сангиной венецианцем Доменико Фетти. Для нас рисунок этот ценен тем, что является эскизом к эрмитажному «Портрету актера» (1621–1622). Он датируется годом раньше живописного оригинала — 1620-м. Именно потому, что картина из коллекции Государственного Эрмитажа ставит вопрос о предполагаемой модели — актере Андреини, рисунок, не исключено, поможет разобраться в этой атрибуции, ведь он был обнаружен совсем недавно — в 2017 году. Тем более что сходство модели графического портрета с его живописным собратом слишком очевидно.

Ричард Надь открыл свою галерею на респектабельной Олд-Бонд-стрит в Лондоне в 2010-м и с тех пор постоянно провоцирует зрителей особенно откровенными работами звезд немецкого экспрессионизма и австрийского Сецессиона. Среди них — порнографические шедевры Георга Гросса, Альфреда Кубина, Людвига Майднера, Эгона Шиле и даже Пабло Пикассо. На стенде мы не увидим никаких отметок о возрастных ограничениях: для всех несогласных с регламентацией искусства по этическим, нравственным нормам эти границы покажутся нелепыми. В современном мире, когда работам уже свыше 100 лет, установление какого-либо ценза приравнивается к мракобесию. Для нас это может быть поучительно.

Прекрасную акварель Андре Дерена фовистского периода (1906) показала галерея Stoppenbach & Delestre из Лондона. Художник использовал хрестоматийный сюжет Рафаэля «Три грации», тем самым обозначая одну из ранних попыток постмодернистской ревизии классического наследия. Дерен удачно компонует цвет и линию — характеристики живописного и графического канона, активно варьирует точечные прикосновения кисти, усложняя форму и вместе с тем делая доступной идею непосредственности эмоционального высказывания. Точки и линии мне показались родственными «сигнальным системам» нашего незабвенного Юрия Злотникова (работы конца 1950-х). Интересно, как бы он прокомментировал эту попытку сравнения.

Творчество Артура Сегала мне всегда казалось до обидного замалчиваемым. Как иначе объяснить, что его монографических выставок и каталогов не было уже более 40 лет? А между тем его «Автопортрет» 1921 года из коллекции галереи Томаса Салиса — одно из самых сильных впечатлений TEFAF New York Fall. То, как он раскладывает цвет, строит форму, изобретательно использует пространство и картины и рамы — продолжения этого пространства, не может оставить равнодушным. Сегала хочется смотреть еще и еще — как пример невероятно самобытного пластического мышления.

Небольшой этюд Джона Рескина «Закат» заставляет поверить в то, что искусствовед-теоретик не всегда бывает бездарен в применении на практике своих же критических постулатов. Рескину все мы обязаны открытием Уильяма Тернера, и здесь, в этой импрессионистической фантазии, выдающийся историк и мыслитель показал себя как прекрасный колорист и мастер композиции. Британская традиция воспитания подрастающих поколений подразумевает развитие творческих талантов у людей нетворческих профессий — достаточно вспомнить Уинстона Черчилля, живописные произведения которого довольно часто ставят рекорды на международных аукционах. К таким же «прекрасным дилетантам» можно отнести и писателя Виктора Гюго, рисунок сепией которого, полный драматизма и экспрессии, красуется на стенде французской галереи Talabardon & Gautier.

Исключительно хороши два портрета Пьетро Ротари, демонстрируемые мюнхенцами Daxer & Marschall. Оценены работы недешево — в районе €100 тыс. каждая, но, уверен, они стоят того. Один портрет выполнен пастелью на бумаге, другой — в живописной технике, холст-масло. Обе модели обозначены как русские девушки, очевидно, для привлечения адресного покупателя. Помня о том, что в фондах дворцов Петергофа и Гатчины находится чуть ли не сотня оригиналов итальянского живописца, такая атрибуция не выглядит притянутой. Но в действительности одна из моделей изображена в венгерском головном уборе, и этот нюанс заставляет относиться к выводам галеристов с осторожностью.

И все же есть по крайней мере один предмет русского искусства, который на равных спорит с выдающимися образцами, представленными на TEFAF. Почти полутораметровый холст Ивана Ивановича Шишкина, изображающий песчаный берег и датированный 1879 годом, оценен в $2,5 млн. Живопись эффектна сочетанием контрастных состояний: сурового предгрозового неба дальнего плана и ясно-светлого песка — на ближнем. Великолепные сосны, устремленные ввысь, Шишкин наделяет антропоморфными деталями: прочно ухватившись своими обнаженными корневищами, словно растопыренными пальцами рук, деревья-великаны держатся на песке из последних сил. «Скоро грянет буря» — эта сакраментальная для русского сюжета формула кажется вневременной константой, знаком вечного ожидания драматичной развязки. В условиях благочестивого разнообразия, по жанрам и темам, мировых шедевров, их пребывания в полноводном океане жизни и увлекательных приключений картина Шишкина выступает среди них особняком — символом Угрюм-реки по имени Россия.

А галерея Грегга Бейкера показывает прекрасную композицию японца Ёкоямы Кадзана (1784–1837), художника эпохи Эдо, мастера которой выступают героями идущей в данный момент у нас в Пушкинском музее выставки. Шестичастная ширма издалека смотрится шедевром Врубеля, а приблизившись к ней, замечаешь сотню черепашек и лягушек на серебристом фоне. Японские пресмыкающиеся и земноводные вполне счастливы уже 200 с лишним лет. Эпоха Эдо на их глазах сменилась эпохой Мэйдзи, а им все нипочем. Вот такая формула счастья. И в жизни, и — как следствие — в искусстве. И это тоже, хотя и непреднамеренный, урок TEFAF.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+