18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Рем Колхас: «В том, чтобы спрятаться в здании, есть свои плюсы»

Автор концепции реконструкции Новой Третьяковки уверен, что сохранять прошлое не менее важно, чем создавать новое, видит достоинства в архитектуре советского модернизма и хочет их подчеркнуть

Рем Колхас, один из самых известных и востребованных современных архитекторов, подготовил концепцию реконструкции здания Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу. Предложенное Колхасом решение отличается исключительно бережным отношением к архитектуре здания, формально не считающегося памятником. Однако архитектор видит в нем много достоинств и уверен, что есть смысл их сохранить.

Вы не раз говорили, что цените советскую архитектуру 1960–1970-х годов, и продемонстрировали такое отношение в работе: по вашему проекту руины заурядного ресторана «Времена года» превратились в Музей современного искусства «Гараж». Чем объяснить вашу привязанность к некрасивым и плохо построенным зданиям советского модернизма?

Мне нравится русская архитектура 1920-х годов и послевоенная советская архитектура. Но не только советская, американская тоже. Не только авангард, но шире — модернизм. Это контекст, в котором я существую. Да, такая архитектура не слишком привлекательна и не всегда красива, но она хорошо устроена, удобна, функциональна. И если мы говорим о советской архитектуре, то меня особенно привлекает пространство, которое отведено в ней для публичного общения. В современных музеях вы нигде такого не увидите. Так что для меня важна не столько красота архитектуры, сколько ее функциональная обусловленность, возможность ее использовать. А что до того, что она плохо построена, как вы говорите, то в мире много чего плохо сделано. Качество — проблема не только советской архитектуры. Сегодня у нас есть новые материалы и современные технологии, и мы видим, как хорошо можно было бы сделать то, что выстроено из кирпича и бетона. Отличный пример — Новая национальная галерея в Берлине. Она была построена 50 лет назад, и теперь возникла потребность ее полностью обновить. (Здание Новой национальной галереи Берлина, построенное по проекту Миса ван дер Роэ, в 2015 году закрылось на реконструкцию по проекту Дэвида Чипперфилда. — TANR.)

Здание Третьяковской галереи на Крымском Валу москвичи не очень любили, называли его сундуком. Но, когда несколько лет назад возникла угроза его сноса, публика с удивлением узнала, что прообразом для архитекторов был Дворец дожей в Венеции. Вы видите в этом сундуке знаменитое палаццо?

Честно говоря, я бы его не увидел, если бы не знал, что архитекторы им вдохновлялись. Но я знаю, что многие сопротивлялись сносу этого здания. Сейчас, когда мы думаем, каким оно должно быть, то в первую очередь решаем, насколько оно функционально, может ли выполнять поставленные сегодня задачи. Безусловно, можно раскрыть его функциональный потенциал, увеличить удовольствие, с которым люди будут проводить здесь время. Мы модернизируем возможности этого здания, обновляем условия, в которых будет храниться и выставляться коллекция музея, и то, как публика будет перемещаться внутри него. Еще мы хотим обновить и его эстетику.

Обновить эстетику?

Сейчас существует жесткое разделение между публичным, открытым, пространством и пространством используемым. Например, в фойе потолок яркий, экстравагантный, а дальше — никакой, функциональный. Это сочетание мне кажется интересным, и его стоит использовать.

Новое здание «Гаража» вызвало споры. На мой взгляд, это одна из самых умных архитектурных работ в Москве. Но там вы имели дело с частным заказчиком, а Третьяковская галерея — государственное учреждение. Вот ваш опыт работы с Эрмитажем оказался не слишком удачным: здание Главного штаба приспособлено под музей вопреки вашим идеям. Не боитесь ли вы и тут такого же результата?

Что касается Эрмитажа, то там работа строилась на моей дружбе с директором Пиотровским, и у меня была роль советника, консультанта. Мы рассматривали самые разные возможности, но я не видел себя исполнителем этих возможностей. И да, в Главном штабе осталось очень мало из того, что я предлагал, однако я не вижу тут проблемы, мне не было обещано работать над проектом. Но кое-что хорошее мы сделали. Вы знаете, что Эрмитаж был таким закрытым квадратом, а мы открыли проход между рекой и площадью, то есть дали возможность передвижения.

Вы должны принять участие и в обновлении старого здания Третьяковки, но его архитектура вам совсем чужда.

Там у нас очень скромная роль. Нас попросили создать возможности для организации публичных пространств, и несколько таких возможностей мы обнаружили, но активно участвовать в реновации не будем.

Новый музей — всегда повод реализовать творческие амбиции. Такую возможность дает вам проект фонда Lafayette в Париже. Почему же вы в России беретесь за здание, где трудно проявить себя?

В том, чтобы спрятаться в здании, есть свои плюсы. В последнее время архитекторы больше думали о проявлении своего «я», чем о решении задач. Мы сейчас участвуем в разных программах реконструкции и реновации, и я могу с уверенностью сказать, что можно раствориться в здании и проявиться в других, более важных вещах.

Разве не самое важное — произвести впечатление?

Вот вы сказали, что «Гараж» — это умная архитектура. Вот это для меня важно.

Директор Третьяковки Зельфира Трегулова подчеркнула, что их проектом занимается не просто ваше бюро, а вы лично.
В нашем бюро ОМА/АМО девять партнеров. Над рядом проектов мы работаем сообща, некоторые я веду самостоятельно, но обязательно вместе с коллегами. В этом проекте я все время буду принимать участие лично.

У вас сложились отношения с Владимиром Плоткиным, вашим партнером в работе?

Мы очень тесно работаем с самого начала, все время обсуждаем, что нам дадут сделать, а что нет, каковы технические особенности здания, каково отношение в нынешнем российском менталитете к вопросам сохранения и реновации.

Вы работали в разных странах. Только в России остро стоит проблема «разрешат — не разрешат»? 

В каждой стране свои сложности. Легких стран для архитектора нет. Жаловаться на бюрократию начинают, когда не хватает творческого воображения. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+