Великий пересмешник. Памяти Леонида Сокова

В Нью-Йорке умер Леонид Соков — художник, совершивший головокружительную эволюцию от традиционного скульптора-анималиста к авангардисту, новатору, одному из лидеров соц-арта, неофициального течения в советском искусстве 1970-х годов

Леонид Соков. Фото: Павел Антонов
Леонид Соков.
Фото: Павел Антонов

В последнее время на родине состоялись две большие выставки художника — «Угол зрения» в Московском музее современного искусства в 2012 году и «Незабываемые встречи» в Третьяковской галерее в 2016 году.

Если следовать биографии Леонида Сокова, то первыми его учителями были анималисты. Хорошо знакомый публике Василий Ватагин (1883–1969) и ныне почти забытый Дмитрий Цаплин (1890–1967) были ориентирами для юного художника еще в ту пору, когда он учился в МСХШ, знаменитой средней художественной школе. И позже, во время обучения в Строгановке. По рассказам Сокова, в то время он пропадал в Московском зоопарке, делая с натуры зарисовки. Эти рисунки демонстрируют его мастерское владение непростой наукой наблюдения за природой и в то же время щегольство обобщения, манеру, которую можно назвать модернистской.

Леонид Соков. «Реальный масштаб». 2001. Собственность автора, Нью-Йорк, США. Фото: Adam Reich
Леонид Соков. «Реальный масштаб». 2001. Собственность автора, Нью-Йорк, США.
Фото: Adam Reich

В таких жанрах, как анималистика или детская иллюстрация, в послевоенное время у советских художников было больше шансов сохранить творческую свободу и модернистский заряд, чем в магистральных, более идеологизированных художественных отраслях вроде тематической картины или мемориальной скульптуры. И Ватагин, и Цаплин в свое время много путешествовали и жили за границей, Цаплин непосредственно общался с Пикассо, так что в лице учителей Соков мог прикоснуться к малодоступному западному искусству буквально через одно рукопожатие. Что было особенно ценно, учитывая, что в 1960-е годы Соков, как и многие его коллеги, вынужден был узнавать о том, что творится в мировом искусстве в основном по редким книгам, как «Модернистская скульптура» Герберта Рида. В числе своих особо любимых героев Соков называет Анри Матисса (в амплуа скульптора) и Альберто Джакометти, истощенные фигурки которого, уже как цитаты, появятся в более позднем творчестве Сокова.

Походы в зоопарк и штудирование лучших образцов анималистики дали Леониду Сокову ремесло, позволявшее зарабатывать на жизнь, — он был в принят в МОСХ и по заказу художественных комбинатов изготавливал монументальные скульптуры животных для общественных пространств. Эта официальная стезя не удовлетворяла амбициозного молодого художника, его внутренняя творческая эволюция шла вразрез с курсом Союза художников, и в конце концов это противоречие заставило его эмигрировать из СССР. Как иронический постскриптум к карьере анималиста-традиционала можно воспринимать работы Сокова 1990-х и 2000-х годов, где животные и птицы, хоть и сидят на ветках, очень далеки от своих прообразов из зоопарка. Тут художник уже имеет дело не с натурой, а с символами и знаками — будь это двуглавые орлы из гербов или медведь, занявший место человека в переведенном в скульптуру рисунке Леонардо «Витрувианский человек».

Леонид Соков. «Микки-Маус с серпом и молотом». 2010. Собственность автора, Нью-Йорк, США. Фото: Adam Reich
Леонид Соков. «Микки-Маус с серпом и молотом». 2010. Собственность автора, Нью-Йорк, США.
Фото: Adam Reich

Медведь стал важнейшим персонажем творчества Сокова — как один из узнаваемых символов России, ее народного стихийного характера, и здесь уже художник вдохновлялся не французскими модернистами, а традиционной русской резной деревянной игрушкой.

Свои работы 1970-х годов, ставшие классикой соц-арта, он делает как будто от лица простого работяги или деревенского мужика, строгающего на завалинке забавные игрушки и по-народному философствующего о политике. Так появляются «Очки для каждого советского человека» с оправой в виде пятиконечных звезд, «Прибор для измерения национальности по форме носа», простая деревянная «Рубашка» или вовсе «Профиль с рюмкой и бутылкой». С этих произведений начинается неофициальная карьера Сокова как остряка, пересмешника и даже сатирика — при этом сохраняющего серьезное отношение к формальному и технологическому совершенству своих работ.

Пытаясь влезть в шкуру художника из народа (не путать со званием «народного художника»), постичь глубины народного сознания и юмора, Леонид Соков обнаружил своих предтеч среди героев русского авангарда, подпитывавшегося энергией примитивной, как выражались в неполиткорректное время, или низовой культуры. Так, одним из первых похабников на деревне русского авангарда, внедрившем в свои картины пьяных солдат и русский мат, был Михаил Ларионов. Соков, как эхо, откликается на шедевры начала XX века своими хулиганскими репликами, как будто через эпоху продолжает ту же частушку — тут и скульптура «Взялся за грудь — говори что-нибудь» с рукой, лапающей женскую грудь, и мобиль с ван Гогом, строящим рожки Сезанну, и выкованная в железе «заумь» Крученых. Наконец, именно Соков создал памятник самому популярному русскому слову из трех букв, сложив из них модернистский обелиск.

Леонид Соков. «Тьфу». Собственность автора, Нью-Йорк, США. 1978. Фото: Adam Reich
Леонид Соков. «Тьфу». Собственность автора, Нью-Йорк, США. 1978.
Фото: Adam Reich

Соков признается, что его поколение уже «смотрело на крах идей авангарда», что светлое будущее не наступило и «на наше время пришлось только огромное количество анекдотов про это будущее и Ленина». Воплощением этих анекдотов, этого метода соединения несоединимого, стали соковские иронические гибриды из танковой башни, приделанной к супрематическому чайнику Малевича, фигурки Ленина, посаженной в «Летатлин», напоминающей об архитектонах геометрической абстракции «Угол зрения».

Многие произведения, родившиеся у художника уже после отъезда из СССР в 1979 году и жизни в Америке, стали его ответом на мучающий многие поколения вопрос о самобытности русского и советского искусства и его месте в мировой культуре. То, что было невозможным и непредставимым в реальности, свершилось в работах Леонида Сокова. Встретились два люто враждовавших идеологических противника, две мощные художественные доктрины, десятилетиями противостоящие друг другу, — это западный, в том числе американский, модернизм и советский, в том числе самый одиозный, соцреализм. Статуя Ленина протягивает ладонь тощему человеку Джакометти, а Мэрилин Монро тает в объятьях усача в кителе генералиссимуса.

(Отрывки из статьи, опубликованной в каталоге выставки Государственной Третьяковской галереи «Леонид Соков. Незабываемые встречи» в 2016 году)

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Платиновый юбилей, или 70-летие, царствования королевы Елизаветы II, пик празднований которого пришелся на июнь, привлек новую волну внимания к личности монарха, которому простительно быть выше вкуса
26.07.2022
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+