Возмутительные рамы Верещагина

Арт-критик и редактор The Art Newspaper Russia Ольга Кабанова постаралась понять, почему на выставке «Василий Верещагин» в Новой Третьяковке предметом зрительского обсуждения стали рамы

На выставке Василия Верещагина  в Третьяковской галерее. Фото: Светлана Янкина
На выставке Василия Верещагина  в Третьяковской галерее.
Фото: Светлана Янкина
Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia. Фото: А.Астахова
Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia.
Фото: А.Астахова

Прижизненные выставки Василия Верещагина, как известно (а кому неизвестно, тот может прочитать), вызывали скандалы, их закрывали, многие картины цензура запрещала. Художник периодически оскорблял чувства патриотов и верующих. Картину «Воскресение», написанную под влиянием тогдашнего властителя атеистических умов Эрнеста Ренана, в Вене возбужденный католик облил медным купоросом. Верещагин даже «переложил револьвер из заднего кармана в боковой», когда «какой-то сумасшедший, проповедовавший перед моими картинами, все спрашивал мой адрес» (этот фрагмент из письма художника жене приведен в каталоге). Но нынешнюю публику возмутило другое.

Как ни удивительно, но не картины, а их рамы вызвали у вернисажных зрителей раздражение, граничащее с возмущением. Портрет «Отставной дворецкий», обрамленный золоченой резной рамой, площадью превышающей само изображение, был многократно воспроизведен в том крохотном фрагменте социальных сетей, где водятся профессиональные любители искусства. В горячих комментариях тут же виновником объявлялся музей или безвкусный заказчик картины (никакого заказчика у цикла о простых русских людях не было). Я комментаторов понимаю: рама возмутительно богата, золото глаза застит.

В выпущенной к выставке книге есть две статьи, для подобного издания нехарактерные: авторства Ирины Альтер о выставочной деятельности Верещагина и его новаторских способах экспонировать картины и «Говорящие рамы» Светланы Соловьевой. Хотя именно о раме «Отставного дворецкого» в каталоге ничего не сказано. 

На выставке Василия Верещагина  в Третьяковской галерее. Фото: Светлана Янкина
На выставке Василия Верещагина  в Третьяковской галерее.
Фото: Светлана Янкина

В статье Соловьевой разобраны более серьезные примеры важности для Верещагина массивных рам, декор которых был тщательно продуман и торжественен, как подобает обрамлению героических полотен. Автор рассказывает в основном о текстах на рамах, являющихся не аналогами современных подписей под репортажными фотографиями (такое мнение встречается, когда Верещагина объявляют военкором), а назидательными надписями на памятниках и эпитафиями. «Ляжем костьми, не посрамим земли русской, мертвые сраму не имут» — на картине «Нападают врасплох» воспроизведены слова князя Святослава из летописи Нестора. В иллюстрациях к статье рамы подписаны как картины: «Дерево, лепнина, крупнозернистая присыпка, резьба, блестящая и матовая позолота. 174х244. Размер по внутреннему краю 124х193». 

Признаться, никогда в жизни я не рассматривала раму «Апофеоза войны», а ее благородная величественность того стоит — отвлекали страшные черепа, зловещие вороны и мысли, что Сальвадору Дали такого не снилось. А вот глядя на заурядного, тактично говоря, «Отставного дворецкого», только о раме и думала.

Верещагин, рассказывает Соловьева, предполагал на всех картинах раннего цикла «Варвары» вырезать цитаты из Корана. «Очевидно, эта идея была навеяна ему многочисленными арабскими надписями на стенах древних сооружений Самарканда». Арабского Верещагин не знал, но был, как видно, зачарован красотой восточного шрифта, как и резьбой двери Тамерлана или колонн самаркандского дворца, которые в картине «Представляют трофеи» занимают центральное место. Вообще, предметный мир и всякая прекрасная «прикладнина» возбуждали его талант. Но, что делать, чужую красоту он понимал лучше родной. 

На выставке Василия Верещагина  в Третьяковской галерее. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС
На выставке Василия Верещагина  в Третьяковской галерее.
Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Русский цикл Верещагина — поздний и не слишком, будем честны, удачный. Но достаточно посмотреть на соседние с «Отставным дворецким» картины — «Иконостас церкви Иоанна Богослова на Ишне близ Ростова Ярославского» или «Резной столб в трапезной Петропавловской церкви в селе Пучуге Вологодской губернии» (в сущности, портрет балясины), чтобы понять, почему у изображений «незамечательных русских людей» такие избыточно массивные рамы. Они своего рода киоты, пусть и вопиюще, на наш взгляд, безвкусные.

Непривычно, но в каталоге выставки многие картины воспроизведены с рамами. Понятно почему, но глаз режет. Придется, однако, смириться из уважения к классику. Он на своих выставках обрамлял даже фотографии отсутствующих картин, что, на современный взгляд, похуже, чем безвкусица.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+