Серия книг «Модернизм без манифеста» как попытка переосмыслить советское искусство

№60, февраль 2018
№60
Материал из газеты

Недавние нашумевшие выставки из коллекции Романа Бабичева сопровождены изданиями, далеко выходящими за привычные рамки каталога

Серия книг «Модернизм без манифеста», сопровождающая одноименную двухчастную выставку собрания Романа Бабичева в Московском музее современного искусства (MMOMA), стала результатом работы исследователей советского искусства. Из предполагаемого пятитомника в свет уже вышли книги вторая («Русское искусство. 1920–1950») и четвертая («Александр Ведерников (1898–1975)»).

Поначалу пугающий размером и весом, том «Русское искусство. 1920–1950» на поверку оказывается не просто набором репродукций под одним корешком, но концептуально продуманным изданием со своей методологией и особым взглядом на историю культуры.

Презентация частной коллекции перерастает здесь в попытку переосмыслить путь искусства указанного периода и представить его в совершенно новом свете. О своем интересе к советскому модернизму Роман Бабичев рассказывает во вступительном слове, вслед за которым в книге помещены три исследовательские статьи.

Раскрывая проблему применимости термина «модернизм» в статье «Советский модернизм: довоенный период», Надежда Плунгян пытается преодолеть сложившееся представление о противостоянии «реализма» и пластического новаторства, «авангарда». Автор критикует взгляд на культурную ситуацию 1930‑х годов как репрессивную по отношению к модернистскому проекту, а также вступает в полемику с представителями постмодернистского искусствоведения Борисом Гройсом и Екатериной Деготь, выдвигая свой тезис: «…Пришло время сделать следующий шаг и увидеть XX век как горизонтальную сеть взаимодополняющих и тесно связанных художественных процессов. В этот переходный период необходимо преодолеть политику замалчивания имен и произведений, для которых не найдена методологическая рамка».

В статье Александры Селивановой «Советская античность» автор анализирует развитие классического стиля в советской живописи и архитектуре межвоенного периода. Отмечая радикальное стилистическое различие между искусством ранних 1930-х и поздних 1940-х годов как разницу между модернистским экспериментом и тоталитарным искусством, автор пересматривает популярную в последнее десятилетие терминологию «сталинский ампир», «советское ар-деко», «постконструктивизм». Взамен Селиванова предпочитает пользоваться понятием «советская античность». Насколько подобная трактовка является релевантной, судить непросто, однако, учитывая, что теоретические построения не взяты с потолка, можно надеяться, что и этот термин будет активно употребляться исследователями наряду с вышеперечисленными.

Публика, побывавшая на двух выставках в ММОМА, удостоверилась, что в собрании Бабичева важное место отведено и отечественной фигуративной скульптуре, в отличие от большинства других частных коллекций. Именно этой теме посвящена статья Марии Силиной. Автор выделяет несколько фаз в развитии советской скульптуры. Например, символистские эксперименты 1910–1920-х, феномен «левой» скульптуры, также известный как советский неоархаизм и неопримитивизм. В 1940-е скульптура претерпела ощутимые изменения из-за громких политических кампаний против формализма. Новый же виток ее развития возник лишь в 1960–1970-е благодаря кругу московских художников Владимира Фаворского, Ивана Ефимова, Алексея Зеленского и других.

Иллюстрации внутри книги структурированы по группам художников: ОСТ, «Группа 13», АХР и другие. К каждой персоналии дана краткая биографическая справка, что явный плюс для читателя, ведь многие имена почти неизвестны широкой аудитории.

Отдельного тома удостоился ленинградский художник Александр Ведерников. Интерес коллекционера к этой фигуре начался с книги Аллы Павлинской, которую Бабичев нашел в букинистическом магазине в 1990-е. Позднее, познакомившись с наследниками художника, Бабичев приобрел первые его работы. Искусствовед Александра Струкова, разбирая перипетии жизни и творчества Ведерникова, отмечает: «Находясь в поисках своего художественного языка, Ведерников буквально осуществил „смешенье французского с нижегородским“ в духе времени…» Действительно, влияние Пикассо, Марке и Матисса очевидно невооруженным глазом. Представляя ленинградского художника не только как литографа и акварелиста, но и в первую очередь как живописца и автора абстрактных композиций, Струкова отмечает его самобытный подход к изображению пейзажа: чтобы «работа была реалистична без тупого подглядывания на натуру». Этот том приурочен ко второй части выставки «Модернизм без манифеста», где в кругу других ленинградских художников Александру Ведерникову был отведен отдельный зал. 

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+