Первая атака на Manifesta 10 отбита; фашизм, как и популизм, не пройдет — уверены в штабе фестиваля

manifesta press office
manifesta press office

C того момента, как эта полоса будет подписана в печать, и до того, когда она дойдет до читателя, в судьбе фестиваля Manifesta 10 в Санкт-Петербурге наверняка произойдут всякие перемены. Питерская Manifesta, чьи секреты весь предыдущий период подготовки держались за семью печатями, оказалась способной огорошивать новостями даже в таком закрытом режиме — редко, но метко прорывающимися известиями о внутрифестивальной жизни. (Может, прижимистые голландцы из амстердамского Manifesta Foundation так экономят на рекламе, думалось даже, — благодаря скандалам? В остальном Петербург пока мало в курсе большого европейского фестиваля, что пройдет у них через три месяца.)

Скажем, кто-нибудь еще, как Елена Ковылина, даст интервью зарубежному журналу, после чего только и станет ясно, что Ковылина — одна из участниц Manifesta (на данные о составе участников фестиваля, помимо тех, о ком и так сообщала пресс-служба, наложено табу, многочисленная команда хранит заговор молчания).

Или вот, скажем, наполнится контентом сайт www.manifesta10.org. Ну наконец-то!

Или кто-нибудь из участников биеннале объявит бойкот мероприятия — как это сделала группа «Что делать?» из-за российско-украинского конфликта, после того как стало известно о консолидируемом бойкоте фестиваля в Сети, на что организаторы Manifesta дали ответ: «Мы убеждены, что в сложившихся обстоятельствах необходимо продолжить начатое. Мы считаем, что остановка работы фонда Manifesta 10 по подготовке биеннале сейчас может быть воспринята как продолжение риторики в духе холодной войны и не станет достойным ответом на всю сложность существующей геополитической ситуации».

«Что делать?» в пику Manifesta опубликовали собственный манифест: «В долгожданном заявлении [Manifesta] дала понять, что... не готова принять этот вызов. В условиях обострения милитаристских настроений «Манифеста » демонстрирует, что способна реагировать на это лишь бюрократическим языком призывов к соблюдению законности и порядка — в ситуации, когда любая законность уже полетела ко всем чертям».

«Я процентов на 80 уверен, что Manifesta 10 вообще не состоится, — поделился в беседе с TANR своими соображениями Дмитрий Виленский, лидер «Что делать? ». — Сейчас трудно говорить о чем-либо определенно, ситуация меняется с каждым днем, но я думаю, что режим санкций, объявленный Евросоюзом, не обойдет и Manifesta. А ведь бюджет фестиваля формируется не только за счет принимающей стороны — весом и вклад европейских спонсоров. Что если и они откажутся давать деньги под фестиваль в России?»

Действительно, когда под большим вопросом оказывается вообще устройство объединенной Европы, вышло бы даже очень странно, если бы эта ситуация не затронула главный евроинтеграционный художественный фестиваль — сколько ни заявляй его организаторы о нежелании оказываться участниками чисто политической игры. Интересные, как никогда, события вокруг Manifesta заметно оттеняют немножко рутину евроинтеграционных процессов (которые рутинны, пока не идет речь о стрельбе и жертвах). Но теперь-то что-нибудь обязательно произойдет. И очень может быть, что к тому времени, как в руки читателя попадет этот номер TANR, читатель будет куДода как более в курсе будущего Manifesta 10. Что совершенно точно: 25 марта состоится (то есть, уже состоялась) пресс-конференция биеннале Manifesta 10 в Эрмитаже — и читатель наверняка теперь больше знает об основном проекте фестиваля, о том, что по плану принимает Эрмитаж, а также о тех примерно 43 авторах, о которых говорил куратор Каспар Кёниг еще в прошлом году и чей список сейчас должен утверждаться (нет, уже утвержден, ты уже знаешь эти имена, уважаемый читатель).

Наверняка там, как и планировалось, будет (уже есть) Борис Михайлов — с фотосерией, сделанной на Майдане-2013, снимки откуда наверняка вызовут чье-нибудь патриотическое беспокойство. Будет Бойс — о, конечно же, Бойс! — которого впервые покажут в Петербурге. Хотя, отмечали многие, странное это дело, что фестиваль молодой Европы, ценимый благодаря своему вниманию к молодым авторам, собирается нынче (в том, что касается основного проекта) более чем наполовину из покойников вроде Тимура Новикова или Владислава Мамышева-Монро, Луиз Буржуа и Нам Джун Пайка, а также именитых ветеранов — ну вот примерно как и сам многоуважаемый куратор. Марлен Дюма, Мария Лассниг, Илья Кабаков — не самая «молодость мира», да? Впрочем, для Кёнига, кто оперирует понятиями типа «вневременное», да и вообще известен работой с модернистским искусством неупразднимых, вечных визуальных ценностей, эта претензия может показаться просто смешной. А еще мы ждем публичной и параллельной программ фестиваля, руководимых, соответственно, Йоанной Варша и Николаем Молоком (параллельную программу, для которой даже дедлайн продлевали, объявят 17 апреля), плюс образовательной программы, ведомой Ангиамой Сепака. Образовательная программа обещает ночные дискуссии, а также замечательное плавание в октябре на теплоходе по Финскому заливу между европейскими Эстонией, Финляндией и Санкт- Петербургом, где тоже будут дискуссии, или «плавучий семинар», и в этих дискуссиях поучаствуют все-все-все, кто будет принят по записи на www.manifesta10.org/ education, — если только мы не передеремся в лоскуты до или в процессе и не побросаем друг друга за борт. Что в любом случае будет замечательным итогом панъевропейского фестиваля.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
3
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
4
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
7
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+