18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Выставка «Архив Харджиева» откроется в Москве в октябре

№57
Материал из газеты

Организованный фондом IN ARTIBUS совместно с РГАЛИ проект впервые покажет собрание легендарного писателя и историка

Николай Иванович Харджиев (1903–1996) смог собрать такую коллекцию произведений искусства и документов о русском авангарде, которую не сумели собрать у себя советские музеи и фонды. Харджиев видел себя не только главным исследователем, но и монополистом на наследие авангарда. Однако сохранить это наследие было не в его силах: престарелого держателя культурных ценностей обманывали и обирали не раз — как в советские, так и в постсоветские времена, как иностранцы, так и соотечественники. О драме ученого-коллекционера говорилось и писалось немало в середине 1990-х годов, в разгар ее последнего акта. Теперь, по прошествии более 20 лет со дня смерти и в связи с открытием его законсервированных архивов, имя Харджиева вновь на слуху — благодаря выставке в фонде IN ARTIBUS и началу публикации текстов.

В жизни Николая Ивановича Харджиева было время, когда он собирал и когда разбрасывал. Не камни, разумеется, о которых говорится в Писании, но в известном смысле священные для русской культуры первокирпичики. Речь идет о письмах, дневниковых записях, фотографиях, автографах, картинах, рисунках и даже всевозможных почеркушках, принадлежавших и подаренных этому дотошному хранителю Давидом Бурлюком, Алексеем Кручёных, Михаилом Ларионовым, Эль Лисицким, Казимиром Малевичем, Михаилом Матюшиным, Владимиром Маяковским, Ольгой Розановой, Владимиром Татлиным, Павлом Филоновым, Даниилом Хармсом, Велимиром Хлебниковым и многими другими известными и не слишком известными мастерами; из этого гигантского архива можно было бы заново сложить или как-то реконструировать монументальное здание русского авангарда. К этому и были устремлены помыслы его собирателя, приятеля одесских литераторов Эдуарда Багрицкого и Кo (сам Харджиев, выходец из греко-армянской семьи из Каховки, был, образно говоря, «по образованию» одесситом, то есть окончил юридическое отделение местного университета и вращался в местных же богемно-поэтических кругах), знакомца московских и петербургско-ленинградских футуристов и самых разных расцветок авангардистов, но при этом и близкого знакомого Анны Ахматовой и Осипа Мандельштама (хотя они-то были вовсе из другой когорты). У Харджиева был широкий круг знакомств, к тому же он был всеядным собирателем. И при этом еще и недоверчивым и мнительным. Что и сыграло с ним позднее дурную, трагическую шутку. И не один раз.

Николай Иванович, вероятно, представлялся себе последним апостолом, сохранившим священные знания о былых свершениях художественного духа — тексты и другие материальные, ценные для истории свидетельства, которые позднее стали ценными и коммерчески, — единственно достойным, чтобы написать некое евангелие об эпохе русской культуры первой четверти XX века. И он действительно имел на это право: мало оставалось подобных свидетелей тех лет. Харджиев — апостол довольно поздний, поскольку с персонажами своего будущего архива он познакомился в самом конце 1920-х — начале 1930-х, когда переехал из Одессы в Москву. Однако цель он себе наметил грандиозную. Правда, она все время маячила на горизонте, то есть оставалась практически недостижимой (с годами он стал понимать это все отчетливее и потому уже не брался за написание сколько-нибудь больших текстов). Объять необъятный материал ему было не по силам. Николай Иванович зачастую разменивался на мелочи, на уточнения в жизнеописании того или иного из своих любимых героев-современников. Например, он публиковал в многотиражках типа «Химкинской правды» заметки о том, как на самом деле висела на выставке тысяча девятьсот такого-то года картина Малевича и как ее сейчас нужно бы показывать; отмечал, что в такой-то строке у Мандельштама вместо «xxx» нужно поставить «yyy»… И в известном смысле это было правильно и необходимо: какая же наука без выверенной текстологии? Такого фактографического материала у Николая Ивановича было предостаточно, но этот же материал всегда оставался чудовищно несистематизированным. Составители двухтомника Харджиева, готовившегося командой Андрея Сарабьянова в течение четырех лет и вышедшего в Москве в 1997 году, с трудом смогли выудить из его наследия (тогда им пришлось навестить Николая Ивановича в Амстердаме, куда он с супругой к тому времени переехал) кондиционные тексты.

Харджиев был невообразимым накопителем. При этом пути его собирательства не всегда были прямыми и праведными: он брал вещи на «сохранение», подержать, а потом как-то забывал их вернуть. Бывало, их у него со скандалом требовали обратно, как в случае с Надеждой Мандельштам, выбившей из Николая Ивановича рукописи своего покойного супруга, знаменитого поэта, архив, который, впрочем, потом благополучно уплыл в Принстонский университет. Некоторые произведения Харджиев время от времени продавал, чему есть свидетельства ныне здравствующих коллекционеров. Авангард в буквальном смысле питал собирателя, ведь Николай Иванович толком нигде и не работал. Так что образ собирателя-бессребреника не слишком-то получается.

Не доверявший никому и ни в чем в стране, в которой он жил, Харджиев как-то априори верил в Запад — верил в мифическую западноевропейскую порядочность (оставил же в 1927 году Малевич в Германии на попечение Гуго Геринга свою выставку!). Не зная ни одного европейского языка, не представляя себе условий тамошнего образа жизни, Николай Иванович полагал, что со своим архивом и выдающимися картинами Малевича он сможет обеспечить себе приличное существование в цивилизованном мире. Думал так в 1977 году, когда его в первый раз обобрали. Шведский славист (даже имени его не хочется поминать), сославшись на общую знакомую Лилию Брик, наплел ему о благодати, ждавшей его на скандинавском берегу, взамен чего требовалось продать всего-то четырех «малевичей» — что и было сделано, но денег Харджиев так и не получил, как не получил и разрешения на выезд из СССР. Не утратил Николай Иванович эту веру и спустя 16 лет, когда другой славист, уже голландец, нарисовал ему такой же идиллический пейзаж, а немецкая галеристка Кристина Гмуржинская наметила перспективу того, как выбраться из смутной России, не делясь ничем с государством (Харджиев не хотел по примеру Георгия Костаки вступать в сделку с властями). Так собиратель стал участником контрабандной операции, которая удачно совершилась на первом этапе (галеристка вывезла диппочтой часть архива и шесть работ Малевича, за две из которых уплатила порядка $2 млн — не слишком по тем временам соответствующую сумму) и провалилась на втором (остальную часть харджиевских накоплений изъяли у некоего Якобсона на таможне в аэропорту Шереметьево, оттуда она перешла в РГАЛИ).

Временная виза в Нидерландах, висевшая угроза привлечения к суду за контрабанду, окружение опекунов, разных по национальности, но одинаковых по шкурным устремлениям, наконец, смерть супруги Лидии Чаги, внезапно упавшей с лестницы (если это вообще не было убийством), — эти обстоятельства, естественно, сказались на самочувствии Харджиева. Все, что успел сделать 92-летний хранитель, — это выйти из состава учредителей фонда «Харджиев — Чага» и наложить запрет сроком в два десятка лет на ту часть архива, что осталась в России.

Что же, хоть в этом Николай Иванович  не обманулся.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+