18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Богдан Мамонов устроил из семейной истории стереошоу, где нашлось место и раю, и аду

московский музей современного искусства
московский музей современного искусства

В Московском музее современного искусства многолетний проект художника впервые собрали вместе.

Проект Транквилизация памяти Богдана Мамонова — художника, куратора, арт-критика, представителя России на 51-й Венецианской биеннале, участника групп Пять плюс один, Группы без Названия, Запасной выход и Escape, продолжает свое путешествие по галереям и музеям. Отдельные составляющие этого проекта, начатого еще в 2005 году, уже были показаны в Европе, США и России. Теперь на выставке, организованной  Департаментом культуры города Москвы, Российской академии художеств, ММОМА, Frolov Gallery при поддержке галереи Артвин и Спутник Gallery, проект представлен в полном объеме.

На протяжении почти десяти лет Мамонов внутри Транквилизации памяти препарирует историю России ХХ века, и рассматривает под увеличительным стеклом прошлое и настоящее своей семьи, ведя хронологию от прадеда, Григория Шпейера — инженера, строившего железнодорожные мосты в России, которого не миновали репрессии 1930-х.

С 1910 года Шпейер увлеченно занялся стереофотографией. Богдану Мамонову от праде да в наследство достался таксифот (аппарат для просмотра стереоснимков) и огромный фотоархив «типичных бюргерских пасторалей», на основе которого художник строит диалог со своим предком, предлагая свое видение моментов, схваченных камерой, через холст, оргстекло, проекции, видео. Сам Мамонов обозначает основную мысль своего проекта так: «Двойственность стереоскопического кадра — для меня — не просто оптический фокус, но метафора понимания истории».

Название проекта связано также с именем Гая Светония Транквилла, автора текста о Калигуле, чей принцип правления выражен словами микенского царя Атрея: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись». Фраза, ставшая крылатой, оказалась не чужда режиму, пережитому нашей страной и семьей художника. Однако Транквилл всегда предлагал на всякий случай два варианта жизнеописаний властителей Рима: восхваляющий и обличительный. Мамонов же в такого рода трактатах обнаруживает некий стереобиографический эффект. «Стереобиографию» членов своей семьи художник выявляет как взгляд на историю изнутри и извне. «Обращение к прошлому носит терапевтический характер, что можно рассматривать на сегодня как главнейшую функцию культуры», — размышляет автор. Транквилизация прошлого есть тот «Таксифот», который позволяет увидеть историю страны и отдельного человека в едином фокусе. В этом контексте выставка — транквилизатор, призванный примирить нынешние поколения соотечественников с их прошлым. Подобные проекты куратор Виктор Мизиано обозначил как complexity, то есть сложность, имея в виду «противостояние коррумпированной актуальности» и ориентирование на извечные ценности. Идея двоичности выражена и в организации выставки, поделенной на две зоны, согласно представлению художника о рае и аде. В «адском» крыле звучит голос, повествующий о последних минутах жизни Калигулы. Напротив, в «рай ском» — фотографии детей автора. Куда бы ни направился зритель, он попадает в кольцеобразную анфиладу, экспо зиция которой выстроена как музей-квартира самого Шпейера. Здесь зритель увидит личные вещи героя, и, главное, сам таксифот, который можно будет осмотреть и опробовать. — Ирина Деспот-Юрасовская
ММОМА
Богдан Мамонов. Транквилизация памяти

Москва
До 23 февраля

Самое читаемое:
1
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
2
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
3
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
4
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
7
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+