О вкусах спорят? Как и почему с течением времени критерии прекрасного меняются в изобразительном искусстве

№13, май 2013
№13
Материал из газеты

Почему некоторые художники вдруг становятся модными, других забывают, а также почему в мире искусства редко случаются громкие возвращения

Принцессы Сесиль, Мари де Неж и Мари-Тереза, дочери принца Бурбон Парма, нафоне полотен старых мастеров в своем семейном поместье Линьер / Loomis Dean / Time Life Pictures / Getty Image
Принцессы Сесиль, Мари де Неж и Мари-Тереза, дочери принца Бурбон Парма, нафоне полотен старых мастеров в своем семейном поместье Линьер / Loomis Dean / Time Life Pictures / Getty Image

Возможно, все началось с легендарного фильма Жажда жизни (1956), снятого по одноименному роману Ирвинга Стоуна, в котором Кирк Дуглас блистательно перевоплотился в Винсента Ван Гога. Вдруг общепринятым стало представление о том, что настоящий художник — это такой непризнанный и никем не понятый гений, вынужденный голодать в крохотной каморке на чердаке, ведь громкая слава и успех — увы! — приходят к нему, когда его душа уже покинула этот бренный мир.
Из этой истории о посмертном признании следует, что тем артистам, которым выпало «несчастье» быть знаменитыми при жизни, нужно использовать это по-максимуму, ведь, следуя логике, вскоре они неизбежно канут в небытие!

В 2012 году в рейтинге газеты Sunday Times, ежегодно публикующей точнейшие списки богатейших людей мира, британский художник Дэмиен Херст оказался на 360-м месте (его состояние оценивается в £215 млн), а скульптор Аниш Капур занял «скромное» 908-е место (£80 млн). Неплохой результат для «бедных художников»!

Но не торопитесь сочувствовать этим господам: упокоившись с миром, они все же могут надеяться, что их имена не обязательно исчезнут из памяти публики и критиков. Практика показывает, что обычно художники переживают стремительные взлеты, а затем падения, однако тех, чей вклад в искусство был оценен лишь посмертно, исключительно мало. Правда также и то, что порой целые художественные школы или направления выпадают из истории искусства, но установленная по умолчанию между ними иерархия не меняется.

Эти вытекающие друг из друга утверждения становятся очевидными на примере итальянского Возрождения, главным летописцем которого считается Джорджо Вазари, автор монументального труда Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих.

Его первое издание вышло в свет в 1550 году, второе, дополненное, с приложением портретов знаменитых художников, появилось 18 лет спустя, в 1568 году. В Жизнеописаниях Вазари, будучи верным учеником и последователем Микеланджело, считает творчество своего учителя вершиной искусства, и никакие Джотто, Донателло и им подобные, по его мнению, не могут с ним даже сравниться. При этом последовательность каждого исторического периода в целом остается неизменной: так, «топ-5» XVI века — это непременно Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Тициан и Корреджо.

Из всех них наибольший интерес представляет Корреджо, который достиг пика славы в конце XVI века, а в XIX веке даже оспаривал у Рафаэля право называться величайшим художником всех времен и народов.

Другой пример — Пьеро делла Франческа, чья звезда засияла около века назад, которого боготворили викторианцы и сам Вазари.

В то же время было бы несправедливо утверждать, что в мире искусства ничего не меняется. В том, что касается старых мастеров, основные сдвиги в художественных предпочтениях и вкусах являются следствием постепенного отказа от прежней жестко структурированной иерархии, построенной на представлении о так называемых высоких (историческая живопись) и низких (портрет, пейзаж, натюрморт…) жанрах изобразительного искусства.

На самом деле, отмечая художественную ценность картины, мы не задумываемся, на религиозный или на мифологический сюжет она написана, жанровая ли это живопись или натюрморт.

Эти изменения в эстетическом подходе позволили по-новому, уже без былого снисхождения взглянуть на таких художников, как Джакомо Черути, писавшего преимущественно людей из народа, или мастера натюрморта Луиса Мелендеса, — после нескольких веков забвения они обрели заслуженную славу.

Черути по-прежнему мало известен за пределами родной Италии. В 1987 году в итальянском городе Брешия, где жил и работал художник, проходила его масштабная выставка-ретроспектива: всего было показано 87 полотен мастера — из них работы, которые предоставили иностранные музеи, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Практически все они, включая Портрет священника (ок. 1724–1734, Национальная галерея, Лондон), который, кстати, до этого приписывали другому итальянцу — Джованни Батисте Пьяцетте, — считались принадлежавшими кисти других художников. Сегодня его пронзительные, мастерски выполненные портреты крестьян, не говоря уже об удивительной реалистичности натюрмортов, вызывают восхищение у ценителей искусства. При жизни одним из его покровителей был Иоганн Матиас фон Шуленбург: известно, что в 1736 году он приобрел у художника два полотна — Трое нищих и Обед бедных. После смерти о его творчестве практически полностью забыли.

В случае с уже упоминавшимся Мелендесом вышло наоборот: в художественных музеях по обе стороны Атлантики нашлось достаточное количество его работ, что обеспечило ему широкую известность за пределами родной Испании.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+