18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

«Они были похожи на детей, тонущих во взбитых сливках»

Записки американца о звездах перестройки наконец изданы на русском.

Американец Эндрю Соломон — один из множества иностранцев, ринувшихся в СССР в перестройку смотреть на перемены в стране и в ее искусстве, однако едва ли не единственный, кто изложил свои впечатления в объемной книге, вышедшей в Америке в 1991 году. Это была первая книга молодого журналиста, сотрудничавшего с Times и Observer. На родине его прославила другая — Полуденный демон: атлас депрессии (2001) о жизни под антидепрессантами, переведенная на 24 языка. В России же он стал легендой в художественном кругу благодаря Башне.

Наверняка не все из многочисленных героев (в именном указателе более двух сотен фамилий) книги прочли ее в оригинале. Но многие благодарны выпускнику Йеля, так подробно описавшему быт и нравы московской арт-коммуны в Фурманном переулке и досуги ленинградской богемы в переломный момент выхода из подполья и внезапно обрушившейся популярности и денег. Книга написана прежде всего с их слов. В этом и ее сила, и ее уязвимость. Видно, какими байками любили потчевать иностранцев художники, что их волновало и как они себе представляли историю андерграунда и свое место в ней.

Неудивительно, что издатели пригласили комментатором одного из героев книги — художника Константина Звездочетова, в чьей мастерской гостил Эндрю в один из своих приездов в Москву. Ирина Колисниченко, описанная как «красивая женщина с длинными волосами, играющая на аккордеоне на концерте группы «Среднерусская возвышенность», перевела книгу почти сразу же как она вышла, однако издана она оказалась только сейчас. Звездочетов в своих ремарках исправляет не точности и преувеличения, касающиеся его  его компании: Свена Гундлаха, Никиты Алексеева, Сергея Волкова, братьев Мироненко, Николы Овчинникова, но в книге все равно остались некоторые пассажи, которым не стоит слишком доверять. Например, питерских некрореалистов Соломон описывает как настоящих панков, которые носят в карманах трупы полуразложившихся крыс и обедают экскрементами. Однако автора не назовешь наивным, он впол-не отдает себе отчет, что его «дурят», и задает вопрос: почему это происходит? И много места уделяет тому, чтобы объяснить читателю нюансы той психологической травмы, которую на самом деле переживали художники, чье существование в замкнутом мирке «тусовки», где все друг друга понимали, внезапно превратилось в нескончаемые гастроли по музеям и галереям мира, требовавшие от них понятного «перевода» их искусства (а вместе с тем и всей советской жизни) западным ценителям. Экстравагантное поведение русских художников за границей («они были похожи на детей, тонущих во взбитых сливках») и вообще с иностранцами Эндрю объясняет защитной реакцией Ей он дал определение, вынесенное в название, — буквально «башня иронии» (в английском созвучно «железной башне», с намеком на железный занавес), — и котороепо иронии, издатели решили не переводить.

Эндрю Соломон признается, что очень рад, что из-за безалаберности сотрудников Минкульта, которые вовремя не предоставили ему переводчика, когда он приехал в числе большой делегации на первый и единственный аукцион Sotheby’s в Москве в 1988 году, он не стал одним из тех го- стей из-за бугра, которых водят по заранее оговоренной программе, показывая лишь парадную часть жизни. Это недоразумение заставило его самостоятельно искать контакты с выставлявшимися на аукцион художниками и в результате подружиться с ними так близко. Автор подробно описывает бюрократический ужас при организации выста вок за рубежом на примере интернационального проекта Исkunstво, куратором которого была энергичная немка Лиза Шмиц, и упоминает западных энтузиастов, помогавших русским освоиться в новых обстоятельствах.

Эндрю Соломон одновременно доброжелателен и беспощаден к своим героям, а поскольку многие из них и сейчас остаются в центре художественной жизни (как Айдан Салахова, Иосиф Бакштейн, Илья Кабаков, Андрей Монастырский, Вадим Захаров, Гоша Острецов или Сергей Бугаев Африка), то читать о начале их карьер весьма интересно. К тому же книга снабжена оригинальными рисунками художников, сделанными специально для нее.

Как человек со стороны Соломон не разделяет многих табу, присущих российской критике, и прямо пишет, например, что «Тимур Новиков был больше занят своей гомосексуальностью… весь обкуренный, он проводил дни в компании молоденьких юношей». (Стоит заметить, что Соломон стал заметным деятелем движения за права геев и лесбиянок и, в частности, публично описал свой опыт обзаведения детьми в однополом браке.)

Башня ни в коей мере не искусствоведческий труд, хотя она много сообщает об истории искусства такого, о чем не пишут искусствоведы. Мало какой искусствовед может похвастать и таким слогом и афоризмами, как у Эндрю  Соломона. Свой личный опыт он обратил в универсальное пособие для тех, кто хочет стать своим в чужой компании, будь то чужая страна или сквот художников.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+