Дух советского НИИ пробудился на лондонской выставке

№46, сентябрь 2016
№46
Материал из газеты

Московский музей дизайна представляет Россию на I Лондонской биеннале дизайна

На черно-белых архивных фотографиях, включенных в инсталляцию, запечатлены работники легендарного ВНИИТЭ / Московский музей дизайна
Общий вид российской экспозиции, подготовленной Московским музеем дизайна / Московский музей дизайна
На цветных слайдах из коллекции ВНИИТЭ видны проекты и разработки советских дизайнеров. Они и станут главным содержанием инсталляции, показанной в Лондоне / Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
На черно-белых архивных
Фото: включенных в инсталляцию, запечатлены работники легендарного ВНИИТЭ / Московский музей дизайна
Общий вид российской экспозиции, подготовленной Московским музеем дизайна / Московский музей дизайна
На цветных слайдах из коллекции ВНИИТЭ видны проекты и разработки советских дизайнеров. Они и станут главным содержанием инсталляции, показанной в Лондоне / Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна
Московский музей дизайна

Одна из самых крупных и амбициозных международных дизайнерских выставок привлекла к участию в своих программах более 40 стран. Лабиринт национальных экспозиций открывается в Соммерсет-Хаусе, одном из главных выставочных пространств Лондона (входит в двадцатку самых посещаемых музеев мира, поэтому организаторы ожидают в течение трех недель более 100 тыс. человек). Кажется, впервые история проектов, некогда созданных для отечественной промышленности, будет представлена так широко и подробно в рамках престижного интернационального форума.

Для этого Московский музей дизайна (ММД) привозит в Лондон выставку Открывая утопию. В основу ее положена видеоинсталляция объемом 72 кв. м, рассказывающая об исследованиях легендарного Всесоюзного научно-исследовательского института технической эстетики (ВНИИТЭ) периода «развитого социализма» (то есть с 1960-х по 1980-е годы). Это была уникальная (причем в планетарном масштабе) организация, всесторонне — практически и теоретически — разрабатывавшая основы новой, комфортной жизни, до которых СССР дорос во времена послевоенной оттепели.
«Идеальное общество — мечта строителей коммунизма всего мира, не только в СССР, — Александра Санькова, директор Московского музея дизайна, объясняет концепцию лондонского проекта. — Такими же идеалистами были и советские дизайнеры, мечтавшие создать уютную и удобную материальную среду. Инсталляция, созданная нашим музеем, рассказывает об идеальных, но утопических проектах советских дизайнеров, опередивших время настолько, что их невозможно было воплотить».

Впрочем, некоторые из них все-таки состоялись, позволив показать в Лондоне не только документацию, но и конечный продукт, а также фотографии стильных людей (сделанные со слайдов из музейной коллекции) внутри творческого процесса. Для того чтобы посетители биеннале смогли, как на машине времени, перенестись на полвека назад, в музее придумали остроумный проект (его автор — Степан Лукьянов, арт-директор «Электротеатра „Станиславский“» и разработчик многих начинаний ММД), позволяющий развернуть уникальные архивы советских художников и конструкторов, занимавшихся не только изготовлением оболочки конкретных вещей, но и изучавших, например, эргономику и психологию дизайна.

Создавая необыкновенные предметы для повседневной жизни, сотрудники ВНИИТЭ были самыми что ни на есть большими идеалистами, смесью физиков и лириков из романов братьев Стругацких. Собственно, этим дизайнерам мы и обязаны стильными шестидесятническими интерьерами, предметами и даже шрифтами, вызывающим мощную ностальгию. Над обликом будущего, ставшего для нас теперь мифологическим прошлым, здесь трудились не только технологи, но еще и социологи, философы, историки культуры. Выпуская в том числе журнал «Техническая эстетика» и книги, сделавшие авангардную теоретическую школу советского дизайна одной из самых передовых и продвинутых в мире.

«Есть такое понятие — бумажная архитектура. У нас был „бумажный дизайн“, — рассказывает бывший сотрудник ВНИИТЭ Марина Тимофеева, начальник тогдашнего отдела информации, историк и теоретик дизайна. — Но, к сожалению, что имеем — не храним. После развала СССР государственная система дизайна рухнула, архивы терялись, а иногда и просто выбрасывались: негде было хранить».

Небольшой объем свидетельств, собранный Московским музеем дизайна: документы, макеты, чертежи, — бумаги из личных архивов дизайнеров. Коллекция формировалась буквально по крохам, но сегодня именно ММД собирает на постоянной основе и показывает за рубежом выставки, посвященные ключевым моментам столетней (1915–2015) истории отечественных разработок.

Из этих уникальных материалов для Лондонской биеннале дизайна собран интерактивный мультимедийный проект, включающий лайтбоксы с отреставрированными архивными слайдами и десятки интервью (их показывают на сенсорных экранах с тачскринами) с историками дизайна, конструкторами ведущих советских производств, представителями промышленных предприятий и современными дизайнерами. Александра Санькова пояснила TANR, что важнейшей задачей экспозиции она считает выявление прямых связей между прошлым и настоящим, демонстрацию их во всей экспозиционной наглядности.

Александр Грашин, некогда работавший во ВНИИТЭ заведующим отделом теории, методологии и эргономики дизайнпроектирования, а теперь ставший одним из консультантов ММД, объясняет, почему многие проекты института так и остались нереализованными: «Главной проблемой, с которой сталкивались работники ВНИИТЭ, было отсутствие взаимодействия между художниками-конструкторами и промышленным производством». Тем не менее люди, подобно художникам-авангардистам начала ХХ века, к опыту которых во ВНИИТЭ постоянно обращались, хотя бы попытались вырастить оригинальную бытовую среду.

Одна из частей российской экспозиции (Лукьянову важно было передать атмосферу конструкторских бюро того времени) имитирует систему хранения архивных материалов, принятую в советских учреждениях, со всеми этими каталожными ящичками, карточками и перфокартами. В сегодняшнем Лондоне эта остроумно решенная инсталляция выглядит особенно стильной.  

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+