Вторая молодость биеннале

Основы. Куратор Рем Колхас. 2014 / grüngrün/flickr.com
Основы. Куратор Рем Колхас. 2014 / grüngrün/flickr.com

Архитектурная биеннале в Венеции, несмотря на относительную юность, самая престижная в мире выставка архитектуры. Выделившись из Венецианской биеннале современного искусства лишь в 1980 году, выставка возникла как экспериментальное пространство для архитектурного сообщества и со временем завоевала огромную популярность. Этому способствовал и принцип сменяемости кураторов, чьи взгляды зачастую диаметрально противоположны: радикалы сменяются миротворцами, визионеры — реалистами, а теоретики — практиками.

Справка

Аарон Бетски
Архитектурный критик, куратор, автор более 10 книг по архитектуре, декан Школы архитектуры Фрэнка Ллойда Райта

В этом году Алехандро Аравену одновременно назначили курировать венецианскую Архитектурную биеннале и удостоили Прицкеровской премии. Это официальное признание целой группы инициатив по всему миру, которые мы называем «тактический урбанизм». Я говорю о тех архитекторах, кто задумывается о том, как использовать свои навыки на благо общества: справляться со сложными социальными ситуациями, работать бок о бок с местными жителями. Аравена — сильный лидер этого движения, и его подход — важная альтернатива тому [бездумному] массовому строительству, что преобладает сейчас в мире. Мне кажется, в будущем нужно больше думать о том, как использовать те здания, что мы уже построили.

Биеннале по-прежнему представляет собой эффективный механизм, который собирает в одном месте множество проектов и идей. Это одновременно и студенческая вечеринка, и сцена для пропаганды новых идей, и место, где можно завязать полезные знакомства. Одна из тенденций биеннале последних лет — то, что многие страны начали критически смотреть на собственные проблемы и провалы в архитектуре. В этом смысле мне очень нравится павильон, который Россия устроила два года назад, — оформленный в виде ярмарки, где можно было купить и продать советское и постсоветское наследие. Это было сделано здорово и забавно, помогало одновременно оценить как наследие, так и тот способ, которым страна сегодня с ним обращается.

Мне нравится дизайн и энергия MATREX: в нем одновременно есть место и русской истории, и какой-то загадке. Это интересный пример того, как сложно может быть связано внешнее и внутреннее пространство. Кажется, будто в здании заложена тайна — светящаяся матрешка. Пожалуй, в этом и будет главный секрет этого проекта: он выглядит так классно, потому что внутреннее в нем отличается от внешнего.

Сегодня, как мне кажется, все здания становятся так или иначе трансформируемыми. Архитектура начинает встраивать в себя множество возможностей для дальнейшего использования — но, чтобы строить такие здания, надо хорошо понимать человеческую психологию или, например, использовать компьютерные системы, которые будут изучать движение людей. Все, что строится сегодня в мире, так или иначе реагирует на этот вызов, — от MATREX до зданий Патрика Шумахера. Гибкость и изменчивость пространства составляет суть современной архитектуры.

Еще…

1968

История биеннале отражает смену архитектурных дискурсов последних 35 лет. Возникновению выставки как отдельного события предшествовали протесты студентов и присоединившихся к ним художников 1968 года. Повернуть институцию лицом к народу был призван архитектор Витторио Греготти, назначенный в 1974 году ее руководителем. Греготти настоял на включении в биеннале небольшой архитектурной экспозиции. Эта и другие его выставки заложили основу для дальнейшей эмансипации архитектурного сегмента.

Первая Международная архитектурная биеннале в Венеции состоялась в 1980 году под руководством архитектора и историка Паоло Портогези. Выставка проходила под девизом Присутствие прошлого. Портогези соорудил декорацию в виде «постмодернистской улицы», составленной из фасадов авторства 20 приглашенных архитекторов. Витторио Греготти назвал экспозицию «оргией фальшивых колонн», а Рем Колхас посмеялся над этой потемкинской деревней, представив фасад из белой занавески, резко контрастировавший с богато декорированными соседями.

В 1985–1986 годах биеннале руководил Альдо Росси, влиятельный итальянский архитектор и теоретик. За два года он умудрился провести две довольно камерные выставки, причем один раз в формате конкурса. Следующая прошла в 1991 году. Историк Франческо Даль Ко взял за образец арт-биеннале и впервые включил в работу национальные павильоны, которые до этого простаивали в садах Джардини. Ханс Холляйн — первый неитальянец среди кураторов — в 1996 году предложил порассуждать о «способности архитектора улавливать подземные вибрации настоящего и транслировать их в будущее», для чего пригласил 70 архитекторов выставить свои главные проекты.

2000

Проект куратора выставки 2000 года итальянского архитектора Массимилиано Фуксаса стал переломным для биеннале. Его фраза «меньше эстетики, больше этики» и сейчас звучит актуально, поскольку положила начало идущей уже 15 лет дискуссии о социальных аспектах работы архитектора. Революционный подход Фуксаса (который, кстати, принимал участие в тех самых протестах 1968 года) заключался в отказе от рассмотрения архитектуры как отдельных зданий и фокусировался на проблемах городов в контексте ускоренной урбанизации. Фуксас поставил задачу «использовать биеннале в качестве лаборатории, анализирующей новое планетарное измерение городских трансформаций». Это выражалось и в смене подхода к экспозиции: переосмыслив «улицу» Портогези, куратор установил 300-метровый экран, транслировавший жизнь «мегалополисов» — Боготы, Буэнос-Айреса, Парижа и других. Вдобавок он сумел захватить гораздо больше выставочного пространства, чем кто-либо до него.

2004

К 2002 году выставка наконец стала проходить каждые два года. Критик Деян Суджич вернулся от концептуального к материальному, сфокусировавшись исключительно на реальных стройках и предсказав перенос архитектурной деятельности в Китай. Тем временем набирало обороты компьютерное моделирование, и биеннале Метаморфозы 2004 года историка Курта Форстера отразила этот тренд. Выставку заполонили макеты всевозможных «блобов», криволинейных оболочек и гибридных ландшафтов, предвестников современной параметрической архитектуры.

В 2006-м тема биеннале опять меняет масштаб: профессор Лондонской школы экономики Ричард Бердетт призывает к критическому осмыслению всего и вся, снова подняв вопрос о роли архитектора в создании городского ландшафта. Экспозиция, посвященная крупным городам и их проблемам, продолжает линию Фуксаса, но теперь ориентирована не на атмосферность, а на карты, трехмерные графики и данные статистики.

2008

В противовес такому строгому реализму архитектурный критик Аарон Бетски в 2008 году пытается заглянуть за пределы построек (Out There: Architecture Beyond Building). Он заявил, что здания превратились в могилу архитектуры, и включил в экспозицию элементы кино, современного искусства, дизайна и перформанса. Получилось настолько зрелищно, что выставка даже подверглась критике за чрезмерное сходство с биеннале современного искусства. Впрочем, далее последовали не менее визуально ориентированные Люди встречаются в архитектуре Кадзуё Сэдзимы (2010) и Common Ground Дэвида Чипперфилда (2012), по-разному балансировавшие между эстетикой и этикой архитектуры.

Следующим важным этапом истории биеннале стало согласие Рема Колхаса выступить в роли куратора выставки. Он решил обратиться к основам (Fundamentals) и заодно избавиться от звезд архитектуры, долгие годы не покидавших площадок биеннале. Поэтому в 2014-м «стархитекторов» заменили базовые элементы архитектуры: пол, стены, крыша, двери, туалеты, исследованные вдоль и поперек студентами Гарварда. «Сейчас, в эпоху цифровых технологий, главный риск в том, что архитектура не способна осмыслить свой собственный арсенал», — предупреждает Колхас. Впрочем, не ясно, каким образом всепоглощающий поток информации мог способствовать осмыслению, — все находки так и остались на уровне интеллектуальной эквилибристики. Национальные павильоны, прилежно изучившие собственное наследие модернизма, тоже остались при своих. Зато выставка продлилась шесть месяцев вместо трех.

За почти четыре десятилетия биеннале прошла путь от полунеформальной площадки до крупнейшего агрегатора архитектурного истеблишмента. Выбор Алехандро Аравены главой предстоящей 15-й Архитектурной биеннале знаменует очередной поворот к вопросам этики. Аравена, пожалуй, наиболее социально ориентированный куратор в истории биеннале и один из ярчайших представителей нового поколения. Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь в выставку и расширить ее репертуар?

Самое читаемое:
1
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
Более 20 артефактов, найденных в термах городка Сан-Кашано-деи-Баньи, являются одними из самых «значительных изделий из бронзы в истории древнего Средиземноморья»
09.11.2022
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
2
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
На юбилейной выставке знаменитого архитектора Третьяковка показывает в том числе труды своего отдела реставрации графики. Бумажные листы времен проектирования Казанского вокзала и Марфо-Мариинской обители потребовали серьезных восстановительных работ
21.11.2022
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
3
Игорь Грабарь: управляющий искусством
В Третьяковке открывается выставка к 150-летию Игоря Грабаря — художника, теоретика, преподавателя, реставратора и администратора, до сих пор вызывающего восхищение разносторонностью своих достижений
17.11.2022
Игорь Грабарь: управляющий искусством
4
Ереван: современные ценности на древней земле
В Армению, как правило, едут за древними архитектурными достопримечательностями, а между тем в ее столице Ереване более десятка интереснейших музеев
11.11.2022
Ереван: современные ценности на древней земле
5
Умерла Лиана Рогинская, вдова знаменитого художника
Во Франции после продолжительной болезни скончалась Лиана Шелия-Рогинская (1951–2022), вдова художника Михаила Рогинского, много сделавшая для его признания
23.11.2022
Умерла Лиана Рогинская, вдова знаменитого художника
6
Новое арт-пространство в Москве объединяет классику и современность
По инициативе мецената и предпринимателя Андрея Северилова и его команды в старинном особняке XVIII века начал работу частный культурный центр Elohovskiy Gallery, цель которого — выстраивать связи между разными направлениями и медиумами в искусстве
09.11.2022
Новое арт-пространство в Москве объединяет классику и современность
7
Коллекция Пола Аллена продана за $1,5 миллиарда
На аукционе Christie’s в Нью-Йорке собрание шедевров соучредителя Microsoft принесло рекордные полтора миллиарда долларов. Двадцать рекордов цен на художников были побиты, а пять работ проданы более чем за $100 млн
10.11.2022
Коллекция Пола Аллена продана за $1,5 миллиарда
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+