Умберто Эко умер, как сказал бы Умберто Эко

Zuma\TASS
Zuma\TASS

В Италии на 85-м году жизни скончался Умберто Эко, писатель и ученый, философ, соединивший академическую науку и популярную культуру и создавший образцовое произведение постмодернизма — роман «Имя розы».

Самый знаменитый роман Эко «Имя розы» вышел на русском в 1988 году в журнале «Иностранная литература» в переводе Елены Костюкович, спустя восемь лет после того, как он был написан. В 1980 году 48-летний академический ученый, медиевист, профессор семиотики Болонского университета, автор нескольких теоретических трудов и пособия для студентов «Как написать дипломную работу» неожиданно выпустил детектив. Но не обычный, а из средневековой жизни. Что мгновенно превратило Умберто Эко в звезду популярной культуры.

Два героя «Имени розы», Вильгельм Баскервильский и Адсон Мелькский, расследуют гибель бенедиктинского монаха Адельма Отрантского. Действие происходит в 1327 году, интрига невероятно сложная, но читателей, в меру их эрудированности, еще больше интригуют те намеки и ссылки на героев и идеи мировой культуры, которые в романе зашифрованы. Начиная от самой очевидной — на Шерлока Холмса и доктора Ватсона — и заканчивая доступными лишь докторам философии нюансами диспутов. Третий герой романа, демонический библиотекарь Хорхе, в котором многие узнали пародию на Хорхе Луиса Борхеса, олицетворяет собой захватывающий и опасный мир знания, книг и идей.

Неудивительно, что роман стал бестселлером, был переведен на десятки языков и даже экранизирован в Голливуде с Шоном Коннери в главной роли. Тысячи интеллектуалов в разных странах увидели в «Имени розы» индульгенцию своим занятиям, описание кабинетной жизни как полной захватывающих приключений. И на долгое время роман стал образцовым примером того, что такое постмодернистское произведение, все сотканное из цитат и намеков, сделанное как многослойный пирог, палимпсест, от которого каждый может откусить то, что ему по зубам.

В СССР номер «Иностранки» с романом передавали из рук в руки. Эко цитировали до дыр и больше, особенно вот этот пассаж из последовавших вслед за романом «Заметок на полях „Имени розы“», который хочется привести целиком.

«Постмодернистская позиция напоминает мне положение человека, влюбленного в очень образованную женщину. Он понимает, что не может сказать ей „люблю тебя безумно“, потому что понимает, что она понимает (а она понимает, что он понимает), что подобные фразы — прерогатива Лиала. Однако выход есть. Он должен сказать: „По выражению Лиала — люблю тебя безумно“. При этом он избегает деланной простоты и прямо показывает ей, что не имеет возможности говорить по-простому; и тем не менее он доводит до ее сведения то, что собирался довести, — то есть что он любит ее, но что его любовь живет в эпоху утраченной простоты. Если женщина готова играть в ту же игру, она поймет, что объяснение в любви осталось объяснением в любви. Ни одному из собеседников простота не дается, оба выдерживают натиск прошлого, натиск всего до-них-сказанного, от которого уже никуда не денешься, оба сознательно и охотно вступают в игру иронии... И все-таки им удалось еще раз поговорить о любви».

Умберто Эко, успевший поработать и как журналист, доказал, что главное правило современной культуры — это мирное сосуществование и взаимовлияние высоких и низких жанров. И эта позиция определила путь многих интеллектуалов, историков и критиков, вышедших из кабинетов в поле массовой культуры, и в России.

Все последующие его романы и книги (например, такие как «История красоты» и «История уродства») также имели успех, хоть и не столь оглушительный. Но Умберто Эко оставил нам главное — возможность с благодарностью его цитировать.

Справка

О красоте

Ибо три условия должны сойтись для нарождения красоты: прежде всего целокупность, сиречь совершенство, и потому мы считаем уродливыми незавершенные вещи; далее, достойная пропорциональность, сиречь соразмерность; и наконец яркость и светлота, и поэтому мы считаем красивыми вещи ясных цветов. И поскольку созерцание красоты доставляет покой в душу, а для нашей души едино, предаваться ли покою, добру или красоте, я и ощутил в душе своей величайшее успокоение и подумал, до чего, должно быть, приятно заниматься в таком чудеснейшем месте.

Умберто Эко. «Имя розы»

Мы исходим из принципа, что Красота никогда не была чем-то абсолютным и неизменным, она приобретала разные обличия в зависимости от страны и исторического периода — это касается не только физической Красоты (мужчины, женщины, пейзажа), но и Красоты Бога, святых, идей…

Умберто Эко. «История красоты»

Когда совершенство достигнуто, дальше двигаться невозможно.

Жан-Клод Карьер, Умберто Эко. «Не надейтесь избавиться от книг!»

О культуре

Каждая культура отсеивает знания, тем самым диктуя нам, что следует сохранить, а что предать забвению.

Жан-Клод Карьер, Умберто Эко. «Не надейтесь избавиться от книг!»

Сегодня мы, как никогда раньше, понимаем, что культура — это как раз то, что остается, когда все остальное забыто.

Жан-Клод Карьер, Умберто Эко. «Не надейтесь избавиться от книг!"

О красоте и искусстве

Стремление привести художественное изображение в соответствие с Красотой платоновской идеи было характерно для художников Возрождения. Однако были эпохи, когда разрыв между идеальным и реальным миром определялся гораздо более резко; вспомним абстрактный идеал Красоты и пропорциональности, воплощенный в картинах Мондриана.

Умберто Эко. «История красоты»

Красота провокации — ее предлагали различные авангардистские течения и творческие эксперименты: футуризм и кубизм, экспрессионизм и сюрреализм, Пикассо и великие мастера информального искусства и так далее. Искусство авангарда не задается проблемой Красоты. Конечно, подразумевается, что новые образы художественно «прекрасны» и должны доставлять то же наслаждение, какое испытывали современники перед живописью Джотто или Рафаэля, но обусловлено это тем, что авангардистская провокация нарушает все до сих пор соблюдавшиеся эстетические каноны. Искусство отныне отказывается давать отражение природной Красоты и не хочет дарить безмятежную радость от созерцания гармоничных форм.

Умберто Эко. «История красоты»

Об истории искусства

Творческие течения часто возникают внутри небольшой группы людей, которые знают друг друга и разделяют одни и те же устремления. Практически друзей. Все сюрреалисты, с которыми мне довелось встречаться, говорили, что почти сразу после окончания Первой мировой войны они почувствовали зов Парижа. Ман Рэй приезжает из США, Макс Эрнст из Германии, Бунюэль и Дали из Испании, Бенжамен Пере из Тулузы, и все это для того, чтобы встретить в Париже себе подобных, тех, с кем они будут изобретать новые образы, новые языки. Здесь тот же феномен, что и в случае с «поколением битников», «новой волной», итальянскими кинематографистами, которые собираются в Риме, и т. д.

Жан-Клод Карьер, Умберто Эко. «Не надейтесь избавиться от книг!»

Предметы, находившиеся в сокровищнице Карла IV Богемского: Череп св. Адальберта, Меч св. Стефана, Шип из венца Иисуса, Обломки Креста, Скатерть Тайной вечери, Зуб св. Маргариты, Кусок кости св. Витале, Ребро св. Софьи, Подбородок св. Эобана, Ребро кита. Предметы из сокровищницы Герцога Беррийского: Чучело слона, Василиск, Манна, найденная в пустыне, Рог единорога, Кокосовый орех, Обручальное кольцо св. Иосифа.

Описание выставки поп-арта и нового реализма: Кукла со вспоротым животом, из которого высовываются головы других кукол, Пара очков, на которых нарисованы глаза, Крест с вделанными в него бутылками из-под кока-колы и лампочкой в центре, Повторенный несколько раз портрет Мэрилин Монро, Увеличенный комикс Дика Трэйси, Электрический стул, Стол для пинг-понга с гипсовыми мячиками, Расплющенные части автомобиля, Мотоциклетный шлем, расписанный маслом, Бронзовая электрическая батарейка на пьедестале, Коробка с бутылочными пробками внутри, Вертикальная доска с тарелкой, ножом, пакетом французских сигарет и Душ, висящий на фоне пейзажа, написанного маслом.

Умберто Эко. «Средние века уже начались»

О книгах

«Книги пишутся не для того, чтоб в них верили, а для того, чтобы их обдумывали. Имея перед собою книгу, каждый должен стараться понять не что она высказывает, а что она хочет высказать».

Умберто Эко. «Имя розы»

О коллекционировании

Серьезно можно подходить и к собиранию фантиков, были бы фантики рассортированы по темам, периодам, стилям... Конечно, останется некоторая разница между вашей коллекцией и Лувром, но хорошая коллекция фантиков лучше, чем плохая картинная галерея.

Умберто Эко. «Как написать дипломную работу»

О художниках

Чтобы тебя узнали, можно, конечно, творить (это путь художников, основателей империй, мыслителей). Но если ты неспособен творить, остается путь разрушения: уничтожение какого-нибудь произведения искусства или себя самого.

Жан-Клод Карьер, Умберто Эко. «Не надейтесь избавиться от книг!»

О СМИ и социальных сетях

Да и кто читает книги после того, как уже прочел рецензию? Зряшная трата времени.

Умберто Эко. «Нулевой номер»

Не столько новости делают газету, сколько газета создает новости.

Умберто Эко. «Нулевой номер»

Аналогичная ситуация отмечается сейчас в Интернете. Посещая домашние странички, обнаруживаешь, что целью множества людей является обнародование своей малоинтересной нормальности или, хуже того, малоинтересной ненормальности.

Умберто Эко. «Полный назад!»

О себе

Чем, по сути, вызвано это ощущение пустоты, которое томит меня все последние недели? Ясно чем. Мне не по нраву, что я перестал быть главным героем авантюры. Вернусь в главные герои.

Умберто Эко. «Пражское кладбище»

Еще…
Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
7
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+