«Они конкурировали в получении заказов». Куратор Анна Корндорф рассказывает о Сальваторе Розе и Гаспаре Дюге

Два знаменитых пейзажиста XVII века впервые в диалоге в фонде IN ARTIBUS. Чем уникальна эта выставка и почему ее непременно надо успеть увидеть, рассказывает ее куратор доктор искусствоведения Анна Корндорф.


Как возникла идея двойной выставки — Сальватора Розы и Гаспара Дюге?

Эта идея напрашивалась сама собой. Во-первых, они современники, даже родились в одном, 1615 году. Во-вторых, в коллекции основателя нашего фонда IN ARTIBUS Инны Баженовой есть замечательные работы Сальватора Розы и Гаспара Дюге, живопись и оригинальная графика, которые давно хотелось показать. И наконец, к 400-летию со дня рождения Розы и Дюге фонд вместе с Государственным институтом искусствознания готовил серьезную научную конференцию с приглашением ведущих отечественных и иностранных специалистов (она состоялась в экспозиционных залах фонда 1–2 декабря прошлого года, вскоре после открытия выставки).

Так что, когда я подключилась к проекту как куратор, моей главной задачей была разработка концепции выставки и привлечение необходимых для нее работ Розы и Дюге из публичных и частных собраний. На этот раз мы решили ограничиться отечественными коллекциями, поскольку и времени на подготовку было не очень много, и посмотреть, как менялось увлечение этими именами русских коллекционеров в разное время, было интересно. Но в будущем фонд, безусловно, привлечет к участию в выставках и зарубежные собрания.

Как много произведений Розы и Дюге в российских музеях?

Дюге довольно неплохо представлен в музейных собраниях как бывшего СССР, так и в наших, отечественных. Поэтому с ним проблем не было вообще. С Розой все сложнее. Однозначно приписываемых именно ему, а не его школе или последователям живописных произведений в Москве и в региональных музеях нет. Конечно, картины и графика Розы есть в собрании Государственного Эрмитажа, и самые известные из них — «Блудный сын», «Одиссей и Навзикая», «Портрет» — находятся в постоянной экспозиции. Для нашей выставки Эрмитаж любезно предоставил два полотна Дюге, некогда входивших в замечательную коллекцию лорда Роберта Уолпола, купленную Екатериной II. Вся живопись и оригинальные рисунки Розы, которые можно увидеть на выставке, — из собрания Инны Баженовой и впервые показываются в России, ей же принадлежит несколько полотен Дюге. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, в свою очередь, позволил нам показать все хранящиеся в его фондах офорты Розы и Дюге. Поэтому на выставке можно воочию убедиться, что и тот и другой были не только замечательными живописцами, но и блестящими граверами.

И как вы выстроили концепцию столь представительной музейной выставки?

Мы решили обойтись без хронологии творчества этих мастеров. Она здесь не так важна — важны сами работы, представленные как диалог двух художников, одновременно работавших в Риме. Не случайно зрителя встречают колонны, символизирующие римские руины и погружающие его в атмосферу Вечного города и его окрестностей, вдохновивших наших героев на создание своих великолепных пейзажных видов. Идея такого оригинального антуража принадлежит дизайнеру экспозиции Евгению Ассу.

Далее, по периметру всего выставочного пространства вывешена графика, а напротив нее — живописные произведения, что заставляет зрителя искать и находить схожие сюжеты, пейзажные мотивы и фигуры и там и здесь. Известно, что Роза в поздний период своего творчества, в 1760-е, особенно много работал в технике офорта, посылая эти листы своим потенциальным заказчикам как каталог возможных сюжетов для будущих заказов. Поэтому сегодня в разных музеях мира есть живописные варианты тех же сюжетов, что показаны у нас в виде гравюр.

Роза и Дюге очень часто упоминаются вместе, притом что они разные по темпераменту и школе: первый — южанин, возможно, ученик Риберы и других мастеров, работавших в Неаполе, второй всю жизнь прожил в Риме, был шурином и учеником Никола Пуссена. Почему так получается?

Роза и Дюге — художники одного поколения и, несомненно, самые талантливые из своих современников. После ухода Никола Пуссена и Клода Лоррена они оказались главными пейзажистами в римском сообществе художников, приезжавших туда из разных областей Италии и других стран. Да, они разные. Взрывной, конфликтный Роза с его захватывающей дух биографией, которую он сам был склонен мифологизировать и которая потом долгие годы вдохновляла романтиков — Эрнста Гофмана и Ференца Листа. И Дюге, сын французского повара и итальянки, никогда не покидавший Рим, про которого ничего такого не известно. Дюге всегда оставался прежде всего художником для тонких ценителей. В XVIII веке, например, его очень любили англичане, поэтому Дюге всегда было много в британских коллекциях. Вообще очень любопытно, как лучшие английские живописцы последовательно увлекались то Розой, то Дюге. Например, Рейнолдс, Скотт и Вордсворт предпочитали Розу, а Гейнсборо, Уилсон и Козенс — Дюге.

Были ли они знакомы лично, знали ли творчество друг друга?

Скорее всего, они были знакомы, хотя тому нет документальных свидетельств. И уж точно конкурировали в получении заказов. На большие заказы и богатых заказчиков Дюге везло больше. В частности, он декорировал дом даже самого Бернини, с которым Роза умудрился поссориться и из-за этого вынужден был спешно покинуть Рим. Но зато считается, что Роза очень сильно повлиял на Дюге своими «взволнованными» романтическими пейзажами. Впрочем, Катерина Вольпе, крупный специалист по творчеству Розы и автор недавно вышедшего каталога-резоне художника, утверждает, что и Дюге, в свою очередь, повлиял на Розу.

Это первая монографическая выставка Дюге и Розы?

В России точно, да. Конечно, в Европе не раз проходили выставки, посвященные Розе, да и у нас работы этих двух художников периодически появлялись на разных тематических выставках, но оба они никогда не представлялись монографически. Так что можно смело сказать, что выставка «Вдохновленные Римом. К 400-летию Сальватора Розы и Гаспара Дюге» — уникальная возможность оценить и сравнить наследие двух замечательных мастеров, стоявших у истоков европейского пейзажа. К тому же это редкая возможность увидеть вещи из частных собраний и практически всю графику Дюге и Розы, которая хранится в ГМИИ.

Беседовала Кара Мискарян

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
4
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
5
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
«Натюрморт с яблоками» Кузьмы Петрова-Водкина сняли с Sotheby’s, однако другие работы ушли по £1 млн, включая «Натюрморт с чайником и подносом» Петра Кончаловского, который предварительно был оценен в £280–350 тыс.
30.11.2021
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
6
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
Художник был привлечен к административной ответственности за уличные интервенции. По его словам, проектом «Опрозрачивание» он занимается более десяти лет, но прежде подобных ситуаций не возникало
07.12.2021
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
7
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+