«Они конкурировали в получении заказов». Куратор Анна Корндорф рассказывает о Сальваторе Розе и Гаспаре Дюге

Два знаменитых пейзажиста XVII века впервые в диалоге в фонде IN ARTIBUS. Чем уникальна эта выставка и почему ее непременно надо успеть увидеть, рассказывает ее куратор доктор искусствоведения Анна Корндорф.


Как возникла идея двойной выставки — Сальватора Розы и Гаспара Дюге?

Эта идея напрашивалась сама собой. Во-первых, они современники, даже родились в одном, 1615 году. Во-вторых, в коллекции основателя нашего фонда IN ARTIBUS Инны Баженовой есть замечательные работы Сальватора Розы и Гаспара Дюге, живопись и оригинальная графика, которые давно хотелось показать. И наконец, к 400-летию со дня рождения Розы и Дюге фонд вместе с Государственным институтом искусствознания готовил серьезную научную конференцию с приглашением ведущих отечественных и иностранных специалистов (она состоялась в экспозиционных залах фонда 1–2 декабря прошлого года, вскоре после открытия выставки).

Так что, когда я подключилась к проекту как куратор, моей главной задачей была разработка концепции выставки и привлечение необходимых для нее работ Розы и Дюге из публичных и частных собраний. На этот раз мы решили ограничиться отечественными коллекциями, поскольку и времени на подготовку было не очень много, и посмотреть, как менялось увлечение этими именами русских коллекционеров в разное время, было интересно. Но в будущем фонд, безусловно, привлечет к участию в выставках и зарубежные собрания.

Как много произведений Розы и Дюге в российских музеях?

Дюге довольно неплохо представлен в музейных собраниях как бывшего СССР, так и в наших, отечественных. Поэтому с ним проблем не было вообще. С Розой все сложнее. Однозначно приписываемых именно ему, а не его школе или последователям живописных произведений в Москве и в региональных музеях нет. Конечно, картины и графика Розы есть в собрании Государственного Эрмитажа, и самые известные из них — «Блудный сын», «Одиссей и Навзикая», «Портрет» — находятся в постоянной экспозиции. Для нашей выставки Эрмитаж любезно предоставил два полотна Дюге, некогда входивших в замечательную коллекцию лорда Роберта Уолпола, купленную Екатериной II. Вся живопись и оригинальные рисунки Розы, которые можно увидеть на выставке, — из собрания Инны Баженовой и впервые показываются в России, ей же принадлежит несколько полотен Дюге. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, в свою очередь, позволил нам показать все хранящиеся в его фондах офорты Розы и Дюге. Поэтому на выставке можно воочию убедиться, что и тот и другой были не только замечательными живописцами, но и блестящими граверами.

И как вы выстроили концепцию столь представительной музейной выставки?

Мы решили обойтись без хронологии творчества этих мастеров. Она здесь не так важна — важны сами работы, представленные как диалог двух художников, одновременно работавших в Риме. Не случайно зрителя встречают колонны, символизирующие римские руины и погружающие его в атмосферу Вечного города и его окрестностей, вдохновивших наших героев на создание своих великолепных пейзажных видов. Идея такого оригинального антуража принадлежит дизайнеру экспозиции Евгению Ассу.

Далее, по периметру всего выставочного пространства вывешена графика, а напротив нее — живописные произведения, что заставляет зрителя искать и находить схожие сюжеты, пейзажные мотивы и фигуры и там и здесь. Известно, что Роза в поздний период своего творчества, в 1760-е, особенно много работал в технике офорта, посылая эти листы своим потенциальным заказчикам как каталог возможных сюжетов для будущих заказов. Поэтому сегодня в разных музеях мира есть живописные варианты тех же сюжетов, что показаны у нас в виде гравюр.

Роза и Дюге очень часто упоминаются вместе, притом что они разные по темпераменту и школе: первый — южанин, возможно, ученик Риберы и других мастеров, работавших в Неаполе, второй всю жизнь прожил в Риме, был шурином и учеником Никола Пуссена. Почему так получается?

Роза и Дюге — художники одного поколения и, несомненно, самые талантливые из своих современников. После ухода Никола Пуссена и Клода Лоррена они оказались главными пейзажистами в римском сообществе художников, приезжавших туда из разных областей Италии и других стран. Да, они разные. Взрывной, конфликтный Роза с его захватывающей дух биографией, которую он сам был склонен мифологизировать и которая потом долгие годы вдохновляла романтиков — Эрнста Гофмана и Ференца Листа. И Дюге, сын французского повара и итальянки, никогда не покидавший Рим, про которого ничего такого не известно. Дюге всегда оставался прежде всего художником для тонких ценителей. В XVIII веке, например, его очень любили англичане, поэтому Дюге всегда было много в британских коллекциях. Вообще очень любопытно, как лучшие английские живописцы последовательно увлекались то Розой, то Дюге. Например, Рейнолдс, Скотт и Вордсворт предпочитали Розу, а Гейнсборо, Уилсон и Козенс — Дюге.

Были ли они знакомы лично, знали ли творчество друг друга?

Скорее всего, они были знакомы, хотя тому нет документальных свидетельств. И уж точно конкурировали в получении заказов. На большие заказы и богатых заказчиков Дюге везло больше. В частности, он декорировал дом даже самого Бернини, с которым Роза умудрился поссориться и из-за этого вынужден был спешно покинуть Рим. Но зато считается, что Роза очень сильно повлиял на Дюге своими «взволнованными» романтическими пейзажами. Впрочем, Катерина Вольпе, крупный специалист по творчеству Розы и автор недавно вышедшего каталога-резоне художника, утверждает, что и Дюге, в свою очередь, повлиял на Розу.

Это первая монографическая выставка Дюге и Розы?

В России точно, да. Конечно, в Европе не раз проходили выставки, посвященные Розе, да и у нас работы этих двух художников периодически появлялись на разных тематических выставках, но оба они никогда не представлялись монографически. Так что можно смело сказать, что выставка «Вдохновленные Римом. К 400-летию Сальватора Розы и Гаспара Дюге» — уникальная возможность оценить и сравнить наследие двух замечательных мастеров, стоявших у истоков европейского пейзажа. К тому же это редкая возможность увидеть вещи из частных собраний и практически всю графику Дюге и Розы, которая хранится в ГМИИ.

Беседовала Кара Мискарян

Самое читаемое:
1
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
Более 20 артефактов, найденных в термах городка Сан-Кашано-деи-Баньи, являются одними из самых «значительных изделий из бронзы в истории древнего Средиземноморья»
09.11.2022
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
2
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
На юбилейной выставке знаменитого архитектора Третьяковка показывает в том числе труды своего отдела реставрации графики. Бумажные листы времен проектирования Казанского вокзала и Марфо-Мариинской обители потребовали серьезных восстановительных работ
21.11.2022
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
3
Конец Московской биеннале?
IX Московскую международную биеннале современного искусства запретили к показу за три дня до официального открытия. Очевидно, это финал большого проекта
07.11.2022
Конец Московской биеннале?
4
Ереван: современные ценности на древней земле
В Армению, как правило, едут за древними архитектурными достопримечательностями, а между тем в ее столице Ереване более десятка интереснейших музеев
11.11.2022
Ереван: современные ценности на древней земле
5
Игорь Грабарь: управляющий искусством
В Третьяковке открывается выставка к 150-летию Игоря Грабаря — художника, теоретика, преподавателя, реставратора и администратора, до сих пор вызывающего восхищение разносторонностью своих достижений
17.11.2022
Игорь Грабарь: управляющий искусством
6
В скандал вокруг египетских древностей вовлекаются всё новые музеи
Круг людей и институций, связанных с незаконной покупкой египетских древностей в Европе и США, расширяется. Теперь, кроме Лувра и Метрополитен, в него вовлечены немецкие музеи
02.11.2022
В скандал вокруг египетских древностей вовлекаются всё новые музеи
7
Искусствовед Сергей Соловьев скоропостижно скончался в Москве
Церемония прощания и отпевание пройдут 4 ноября в храме Большого Вознесения у Никитских Ворот. Прощание и похороны состоятся на родине Сергея Соловьева, в городе Иваново
03.11.2022
Искусствовед Сергей Соловьев скоропостижно скончался в Москве
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+