Топ-100 организаций, упомянутых в материалах The Art Newspaper Russia в 2015 году

Государственный Эрмитаж
Государственный Эрмитаж

Музеи (с присовокупленными выставочными залами) уверенно лидируют по частоте упоминаний, создавая или соучаствуя более чем в половине новостных поводов. И побеждают не только в командном, но и в личном зачете: на первом месте рейтинга со значительным отрывом находится Государственный Эрмитаж, подтверждающий реноме главного российского музея и одного из мировых центров искусства.

В основу рейтинга был положен простой критерий — частота упоминаний той или иной институции в материалах, опубликованных на сайте The Art Newspaper Russia в течение прошлого года. Из образовавшегося списка была выбрана первая сотня названий, где ньюсмейкеры, набравшие одинаковое количество баллов (1 публикация = 1 балл), располагаются по алфавиту. Именно поэтому, например, галерея Тейт ниже галереи Anna Nova, несмотря на одинаковую сумму баллов-упоминаний.

ОШИБКА В ИСХОДНОЙ ТАБЛИЦЕ

Эрмитаж в ушедшем году по обыкновению блеснул разнообразной выставочной программой, среди которой выделялся безусловный блокбастер — персональная выставка Захи Хадид в Большом Николаевском зале; были опубликованы планы на строительство филиала в Москве — трепещите, москвичи! — а ближе к концу года случился IV Санкт-Петербургский международный культурный форум, чьи события были во многом связаны с Эрмитажем и, в частности, с Эрмитажным театром, где на ток-шоу «Для чего нужно искусство?» The Art Newspaper отмечала 25-летие. Определенную роль сыграло и эхо 250-летнего юбилея самого Эрмитажа, пышно отмеченного в позапрошлом декабре (в силу сходного обстоятельства, медийного отзвука события, Европейская биеннале современного искусства Manifesta, проходившая в Петербурге летом 2014 года, заняла в рейтинге 2015 года третье место среди международных выставок, уступив только Венецианской и Московской биеннале).

Второе место среди институций — и тоже с заметным преимуществом, пусть и не с таким разительным, — занял аукционный дом Sotheby’s, что вкупе с первым местом Эрмитажа выглядит прямо калькой ситуации на внешних рынках: когда ресурсы есть, и много, но цену на них дают где-то там. Sotheby’s запомнился перестановками в руководстве — в начале года; затем мы публиковали рассказ о легендарном руководителе русского отдела аукционного дома Джоне Стюарте и воспоминания Киры Сапгир о собирателях шестидесятников и пропагандистах их искусства (где тоже фигурировал Sotheby’s), а также вдохновенно-оптимистические отчеты о кризисных «русских неделях» в Лондоне, когда Sotheby’s выдал более-менее приличный результат. Его извечный соперник аукционный дом Christie’s занял в рейтинге только шестое место, почему-то мировые рекорды его не спасли.

Помимо Christie’s и Sotheby’s, в первой десятке из нерезидентов только Венецианская биеннале (но и она привлекала внимание, понятно, прежде всего своим русским павильоном), остальные суть организации местные. Среди них — два главных столичных музея, Пушкинский и Третьяковка, потом московский Манеж, принявший самую успешную выставку прошлого года, если судить по посещаемости, — «Романтический реализм. Советская живопись 1925–1945», — а также Шестая Московская биеннале современного искусства и ВДНХ, где что только не показывали в прошлом году, считая и основной проект биеннале.

Следующими по частоте упоминаний за музеями, аукционными домами и международными выставками (среди которых лидируют упомянутые Венецианская и Московская биеннале) идут галереи. И первый среди галерей в рейтинге — «Винзавод», вообще-то не галерея, а конгломерат заведений этого типа. Но поскольку этот зонтичный бренд фигурирует всякий раз, когда речь идет о деятельности галерей на его территории, плюс сюда и собственные выставки «Винзавода» — он ведь еще и в категории «музеи и выставочные залы» может выступать, — в целом его лидерство выглядит объяснимо (пусть само по себе учреждение, если не считать изгнания Марата Гельмана, в этом году ничем особенным не запомнилось).

А второй среди галерей идет RuArts — вообще-то не то чтобы флагман московской галерейной жизни, однако и этот результат, повспоминав, можно объяснить. В начале года RuArts сделала выставку граффитистов в павильоне № 64 на ВДНХ — главное событие Первой биеннале уличного искусства «Артмоссфера»; дальше там же прошел беспрецедентный аукцион работ стрит-арта; а осенью была устроенная RuArts выставка Андрея Бартенева в ММОМА на Гоголевском; плюс активная публикация приглашений на свои выставки на нашем сайте — вот и набирается в сумме второе место. Третье место досталось «Триумфу», четвертое — Saatchi, что тоже выходит символично. Ибо если «Триумф» — это наш Saatchi, то Saatchi — это наш триумф, если вспомнить устроенную в стенах лондонской галереи тщанием и усердием Tsukanov Family Foundation выставку «Post Pop: East Meets West», где современное отечественное и зарубежное искусство было представлено вместе, в общем контексте и без обидных разъединений и ограничений, с таким упорством портивших нам настроение в минувшем году.

Мы составили также рейтинг упоминаемости персон, о нем читайте завтра.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+