Алексей Тизенгаузен: «Куда двинется рынок, решает покупатель»

№38, ноябрь 2015
№38
Материал из газеты

Несмотря на сложные обстоятельства, аукционы русского искусства в Лондоне традиционно пройдут по расписанию. О том, что изменилось на рынке русского искусства, рассказал глава русского отдела аукционного дома Christie’s Алексей Тизенгаузен

Что изменилось за последний год на рынке русского искусства, кроме заметного падения спроса?

Я не вижу какого-то особого падения. Да, арт-дилеры жалуются мне: прежде хорошую вещь можно было продать за две недели, а теперь нужно шесть месяцев. И еще приходится особенно тщательно подумать, прежде чем звонить прежним клиентам. Но последняя октябрьская продажа в Париже, когда натюрморт бубнововалетца Василия Рождественского в десять раз превысил эстимейт, говорит: если вещь хорошая, покупатели будут.

Однако есть и другая сторона проблемы. Последние годы рынок русского искусства поддерживали если не на 100%, то преимущественно русские покупатели. И вспомните, сколько раз я вам говорил: да, русское искусство покупают русские, но не только, есть западные покупатели, которые любят русское искусство, но из-за огромных цен не могут состязаться на рынке. И теперь именно они, когда отечественные покупатели воздерживаются от покупок, получают шанс вернуться на рынок. Это видно по уходам акварелей Александра Серебрякова в прошлом месяце, тоже в Париже.

Почему в Париже сейчас продается так много русского искусства? Почему не на лондонских торгах?

Там сейчас распродаются целые наследственные коллекции. Работы сына Зинаиды Серебряковой Александра продавались из коллекции Жан-Луи Ремилье, их невозможно было исключить из этих торгов и забрать в Лондон. То же самое касается полотна Рождественского, оно было предложено на торги с предметами мебели и картинами из квартиры на набережной Орсе. Конечно, я бы хотел иметь эту вещь на лондонских русских торгах в конце ноября. И думаю, что там цена могла быть и выше. Хотя кто знает... €600 тыс. при эстимейте €80 тыс. — это прекрасный результат.

Итак, есть западные покупатели на русское искусство.

Они всегда были.

Но их же совсем мало.

А русские покупатели — разве их много? Я не понимаю, почему все говорят, что западных покупателей на русских аукционах мало, когда и русских всегда была горстка. Я уже три десятилетия все это наблюдаю.

Справка

БИОГРАФИЯ

Алексей Тизенгаузен
Глава международного отдела русского искусства Christie’s

Учился в Университете политических наук в Париже, изучал право в Парижском университете В 1985 году начал работу в Christie’s, в 1991 году стал руководителем русского отдела аукционного дома Автор книги, совместно с Сергеем Патрикеевым, Преображенцы в Великую и гражданскую войну.

Еще…

Сколько?!

Я в русском отделе Christie’s 30 лет, но совсем не хочу разыгрывать из себя человека, который все знает. Всегда был баланс. Когда-то, когда русские аукционы только зарождались, покупали европейцы, а русских не было. Потом пришли русские, подняли цены, европейцы ушли. Сейчас стало меньше русских — но европейцы возвращаются.

Русские были для аукционного дома выгодными покупателями: они же были готовы платить почти любые деньги.

Да. И что, это плохо или хорошо? Такое происходит и на других рынках. Как же жил мировой арт-рынок, пока на него не пришли китайцы, взвинтившие цены? А как он живет теперь, когда они сократили свое присутствие? Пустоты не бывает, она всегда заполняется. Я вовсе не хочу нарисовать вам прекрасную картину процветания арт-рынка. Она сложна — но она действительно прекрасна, пока рынок в движении.

Однако вы признаете, что условия игры на русском рынке изменились. Что вы делаете, как приспосабливаетесь?

Сначала нужно составить себе реальную картину того, что происходит сейчас. Предсказать, что будет дальше, по правде говоря, невозможно. Если бы я догадывался 20 лет назад о тех ценах, что были пять лет назад... Был бы королем дилеров! Кто решает, куда двинется рынок? Не я, эксперт, и не вы, журналист. Решает покупатель. А он разве знает заранее? Он просто живет, дышит этой атмосферой, на него влияют все сиюминутные проблемы и обстоятельства.

А я как эксперт могу сделать только одно — найти качественную вещь и аккуратно ее оценить. Все знают, что цены на русские картины упали. И нужно объяснить: забудьте те цены, что были два-три года назад, продавайте и покупайте по нынешним. Неизменным остается только одно — качество и еще раз качество.

Наверное, теперь еще труднее находить важные и качественные вещи?

Это всегда было трудно. Они, как яблоки, не падают. Коллекционеры вроде деревьев, за ними нужно ухаживать. Я знавал одного собирателя русского искусства, который даже показывать мне свою коллекцию отказывался. Наследники только показали. Впрочем, далеко не все владельцы русских картин хотят получить за них миллионы, многие не знают, чем владеют, и чрезвычайно удивляются результатам торгов. Как, например, наследники друга Константина Сомова (Christie’s продавал их коллекцию в 2006 году за более чем £10 млн).

Вы не собираетесь внести в устройство русских торгов какие-нибудь новации? Провести кураторские торги, например, как делают с современным искусством в Нью-Йорке?

У нас недостает материала, чтобы этим заниматься. Это специфический рынок: и по составу предложения (тут и живопись, и прикладное искусство), и по составу покупателей (русские и не русские). Трудно все это удержать вместе. Сейчас не время для но­ваций.

Топ-лоты русских торгов в Лондоне

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
В свой юбилейный год московский музей реконструирует еще одно крыло Бахметьевского гаража и устроит выставки крупнейших художников, в том числе Рембрандта и Клюна
02.09.2021
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+