Париж с Алексеем Тархановым: Paris Tableau теряет самостоятельность

"Обращение Святого Павла". Винченцо Камуччини. На стенде галереи Карло Виргилио на выставке Paris Tableau © Guy Boyer
"Обращение Святого Павла". Винченцо Камуччини. На стенде галереи Карло Виргилио на выставке Paris Tableau © Guy Boyer

Очередной салон старинной живописи Paris Tableau закрылся, во-первых, на день раньше, а во-вторых, навсегда.

На день раньше — из-за объявленного в Париже траура, отменившего не только салон, проходивший в залах старой биржи Palais Brongniart, но и Paris Photo, аукционные торги, театральные представления.

Навсегда — потому, что его создатели решили присоединиться к Biennale des Antiquaires, Биеннале антикваров. Paris Tableau теперь станет ее составной частью, растворившись среди многих галерей, участвующих в главном антикварном смотре.

Происходит это в момент, когда меняется и сама биеннале. Почти три десятилетия она проходила раз два года, осенью, в сентябре. Но в прошлом году она началась со скандала среди организаторов — французского Национального синдиката антикваров (SNA). Со своего поста был вынужден уйти председатель синдиката Кристиан Дейдье. Его как раз упрекали в том, что он провалил подготовку к биеннале.

Новый председатель SNA Доминик Шевалье вместе с ближайшими коллегами принял удивительнейшее решение: в июле было объявлено, что в 2016 году Биеннале антикваров пройдет в последний раз, а с 2017 года встречи антикваров станут ежегодными. Таким образом, еще два года в Париже будет существовать весьма курьезная институция — «ежегодная биеннале», потом ей найдут соответствующее название. Пока что поговаривают о «Парижском салоне». И понятно, что антикварных салонов не может быть так много, как сейчас.

Двухлетний ритм не только мешал Биеннале антикваров соперничать с давно выбравшими ежегодный формат брюссельской BRAFA, TEFAF в Маастрихте и Frieze в Лондоне. В Париже тоже на свободном месте плодились ярмарки-конкуренты, пытавшиеся сполна использовать каждый пропущенный год. В их числе были и Paris Tableau, и Salon du Dessin, и PAD (Pavillon des Arts et du Design). Кончилось это тем, что сама же биеннале организовала свой филиал под названием Paris Beaux-Arts. Это было совершенно нормально в тучные годы, когда и вещей и покупателей хватало на всех, но при первых же признаках сокращения рынка начались слияния и поглощения.

Первой жертвой станет, вероятно, салон Paris Beaux-Arts, который еще весной этого года прошел в торговом центре Carrousel du Louvre. Следующий был назначен на 1–7 апреля 2016 года, но состоится ли он — большой вопрос. Узнав про решение о ежегодном режиме Биеннале антикваров, я задал его Доминику Шевалье. «Paris Beaux-Arts был в значительной степени детищем прежней дирекции, — ответил он мне, — но сейчас мы думаем над его будущим. Мы не уверены в том, что нам нужно два ежегодных салона».

Одной из главных задач переформатирования биеннале, по словам Шевалье, новый оргкомитет считает увеличение числа участников — хотя бы до 100–120 против 64, выставлявшихся в 2014 году. Но для того, чтобы привлечь новые галереи, надо было убедить их, что незачем тратить силы и средства на параллельные мероприятия.

Paris Tableau появился в пику политике Кристиана Дейдье, который ориентировал биеннале в сторону мебели, прикладного искусства, активно приглашал крупные ювелирные дома Cartier, Bvlgari, Chaumet, Boucheron. Многие участники считали, что это меняет идею и стиль ярмарки, уводя ее от искусства к гламуру.

Живописный салон начали десять парижских маршанов, в этом году число участников выросло до 23. Главное его отличие от Биеннале антикваров — специализация на живописи определенного исторического периода — от Средних веков до конца XIX века, вещах дорогих, но не заходящих на рекордные аукционные вершины в десятки и сотни миллионов евро. «Paris Tableau гордится тем, что представляет вещи высшего уровня из тех, что существуют на рынке», — говорит президент салона Маурицио Канессо. Раньше по отношению к детищу SNA он занимал, скорее, критическую позицию. Теперь, когда он и его коллега Эрик Коатлем, тоже известный специалист по старинной живописи, заняли места в выставочном совете, Канессо высказывается за то, чтобы его салон стал частью Биеннале антикваров.

Он одобряет происходящие там перемены и считает, что все парижские и французские антиквары в конечном счете заинтересованы в том, чтобы Париж имел сильный и устойчивый художественный рынок. К тому же с момента начала «ежегодных биеннале» встанет вопрос о том, хватит ли сил у антикваров и у публики на два салона, разнесенные по времени всего на два месяца. Скорее всего, нет. Так что решение принято, и в следующем году Paris Tableau не будет.

Со своей стороны Доминик Шевалье обещает вновь прибывшим, что старая живопись займет на обновленной биеннале почетное место: «Невозможно сделать большой салон, где старая живопись не была бы достойно представлена». И ссылается на авторитет нового художественного директора — знаменитого музейщика, бывшего директора Музея Орсе и Лувра Анри Луаретта.

Весьма вероятно, что «ежегодная биеннале» продолжит пожирать соседние салоны и ярмарки. Пока что объявлено, что ярмарка рисунка Salon du dessin, существующая уже четверть века, не пострадает, но у Доминика Шевалье и Анри Луаретта могут быть свои виды на графику, всегда привлекающую публику.

Самое читаемое:
1
«Пушкинская карта» назначена козырной
В России стартовала программа «Пушкинская карта»: с 1 сентября молодые люди в возрасте от 14 до 22 лет получат от государства деньги на приобщение к культуре
27.08.2021
«Пушкинская карта» назначена козырной
2
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
3
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
После реставрации знаменитая картина «Девушка, читающая письмо у открытого окна» настолько изменилась, что теперь в музее о ней говорят как о «новом» Вермеере
26.08.2021
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
4
«ГЭС-2» — это не только «Глина», это Дом культуры
Грандиозный шум вокруг «Большой глины № 4» Урса Фишера не должен затмевать главное: в центре Москвы усилиями фонда V–A–С появилось новое общественное пространство, возрождающее идею советских домов культуры, — «ГЭС-2»
24.08.2021
«ГЭС-2» — это не только «Глина», это Дом культуры
5
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
6
Выставка «Константин Коровин. Шедевры из частных собраний» проходит в галерее «Артефакт»
В экспозиции показывают около 50 графических и живописных работ художника из частных собраний. Некоторые из них выставляются впервые
25.08.2021
Выставка «Константин Коровин. Шедевры из частных собраний» проходит в галерее «Артефакт»
7
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+