Почему дома Алвара Аалто и финская чашка никогда не выйдут из моды

№38, ноябрь 2015
№38
Материал из газеты

В Эрмитаже представят лучшее из финской архитектуры и дизайна за полвека

Ээеро Аарнио. Подвесное кресло «Пузырь». Фабрика «Аско». 1970Из архива Ээро Аарнио © Photo: Studio Pietinen
Ээеро Аарнио. Подвесное кресло «Пузырь». Фабрика «Аско». 1970Из архива Ээро Аарнио © Photo: Studio Pietinen

Идея выставки, придуманной куратором Ксенией Малич, — поразмышлять, почему финская архитектура, которая как самостоятельное профессиональное занятие появилась чуть больше 100 лет назад, быстро стала лидером модернизма; почему финский дизайн, который еще моложе (в промышленных масштабах он развивается с первых послевоенных лет), не выходит из моды, а некоторые предметы, придуманные тогда, выпускаются до сих пор. Версия куратора: финская архитектура проста, честна, практична, но не тотальна, оставляет место для приватного. Кроме того, сохраняет черты романтичности, встроена в окружающую среду.

Иначе зачем Алвар Аалто сделал волнистый деревянный потолок в конференц-зале библиотеки в Выборге и повторил этот прием для стен павильона Финляндии на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке, чтобы рассказать о своей стране? С дизайном похожая картина: с одной стороны, предельная функциональность, а с другой — светильники Ручная граната и Улей, табуретка на трех ножках того же Аалто. Для доказательства привлечены чертежи, фотографии, макеты, предметы, документальное кино из собраний Музея дизайна, Музея финской архитектуры в Хельсинки и Музея Алвара Аалто в Ювяскюля.

Из наследия Аалто выделим модель 100-метрового памятника (он же маяк) Христофору Колумбу в Санто-Доминго. Это цилиндр, на всю свою высоту охваченный спиралевидным пандусом. К золотому поколению относится и рано ушедший из жизни Паули Бломстедт, автор отеля Pohjanhovi в Рованиеми — образца раннего модернизма, или, как его называли в Финляндии, «белого функционализма», со сложной игрой легко читаемых объемов. Здание погибло во время Второй мировой войны. Последний в этом ряду — Матти Суронен с его домом Футуро в виде белой летающей тарелки. Было выпущено около 100 экземпляров, два купил СССР перед Олимпиадой-80.

Золотые люди дизайна начались с Кая Франка, который в 1945-м возглавил фабрику «Арабия» и вскоре выпустил серию посуды Килта, продержавшуюся на рынке больше 30 лет. Чашки вкладывались друг в друга и занимали мало места. Еще дольше продавалась серия посуды из прессованного стекла Бетенблинк Айно Аалто — она выглядит как аккуратно сложенные в стопку бублики. Стулья из березы Илмари Тапиоваара были удобны в транспортировке, и поэтому хорошо продавались в США, где назывались Finnchair. Чтобы выверить эргономику, Тапиоваара садился в болванку, обмазанную глиной. Но самым знаменитым дизайнером мебели стал Ээро Аарнио: в его кресле Мяч мягкое сиденье встроено в полую полусферу, а деконструктивистские Пастилка и Помидор хоть и заставляют сидеть на жестком пластике, зато долговечны. Золотой девушкой стала дизайнер по тканям Майя Исола, которая создала 500 образцов, особенно хороша Метла ведьмы. Не забыт и фотограф Маркус Петрелиус, который просил моделей не надевать аксессуары и всегда снимать обувь.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+