18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Тадао Андо: «Я считаю, любой музей — это луч надежды»

Тадао Андо. Здание Фонда искусств Дж. Пулитцера в Сент-Луисе. 2001. Фото: Chris Gascoigne-VIEW/Alamy
Тадао Андо. Здание Фонда искусств Дж. Пулитцера в Сент-Луисе. 2001.
Фото: Chris Gascoigne-VIEW/Alamy
№112, июнь 2023
№112
Материал из газеты

Легендарный архитектор, создавший скромную часовню Света в японском Ибараки на средства прихожан и музей в здании Торговой биржи в Париже для миллиардера Франсуа Пино, рассказал о своих ключевых принципах

Тадао Андо (р. 1941) ворвался в мир архитектуры в тот момент, когда декоративные излишества постмодернизма и инженерные фетиши хай-тека стали разбавляться корпоративно-коммерческими мотивами. Строгие бетонные кубы японского архитектора, его минималистичные дома и лаконичные, драматические часовни явились своего рода бунтом, упрямым возвратом к базовым принципам раннего модернизма. При этом его работы проникнуты созерцательной эстетической мудростью и ощутимой несгибаемостью духа, словно у монаха, владеющего боевыми искусствами.

Тадао Андо на открытии ретроспективной выставки «Тадао Андо. Вызов» в Центре Помпиду. 2018. Фото: Francois Mori
Тадао Андо на открытии ретроспективной выставки «Тадао Андо. Вызов» в Центре Помпиду. 2018.
Фото: Francois Mori

Пик его карьеры случился 40 лет назад. С самого начала Андо с его выверенным железобетонным аскетизмом стал звездным архитектором, которому доверяли крупные заказы по всему миру. Он спроектировал ряд самых заметных музеев последних десятилетий, включая Пулитцеровский фонд искусств в Сент-Луисе, Музей современного искусства в Форт-Уэрте, поразительные сооружения на арт-острове Наосима в Японии.

Но архитектура не стоит на месте. А Тадао Андо принадлежит к пантеону ее богов, застывших в своем величии. Мировые тренды сдвинулись в сторону социального активизма, экологичности и гендерного равенства, которых так не хватало этой профессии. Андо, архитектор из прошлой эпохи, на этом фоне выглядел мастодонтом. И вот в 2021 году в здании Торговой биржи в Париже открывается музей Пино. Получилось крайне модное сейчас переосмысление пространства давно пустовавшей исторической постройки, внесенной в список объектов культурного наследия, которая поначалу казалась совершенно не пригодной для художественного музея. Андо сделал из нее нечто невероятное — волшебный, харизматичный интерьер, показав, как строгая, выхолощенная конструкция может обезоруживать, удивлять и восхищать.

Тадао Андо. Здание Фонда искусств Дж. Пулитцера в Сент-Луисе. 2001. Фото: Chris Gascoigne-VIEW/Alamy
Тадао Андо. Здание Фонда искусств Дж. Пулитцера в Сент-Луисе. 2001.
Фото: Chris Gascoigne-VIEW/Alamy

Наша встреча была назначена в Сеуле. Тадао Андо уже довольно долгое время борется с раком — и кто знает, будет ли еще шанс побеседовать с архитектором, работы которого в студенческие годы я внимательно изучал по фотографиям в раритетных зарубежных журналах!

Про что вообще архитектура? «Про надежду», — отвечает маэстро через переводчика, присаживаясь на краешек огромного дивана.

«Долг архитектора — преобразовывать чувства в физическую форму, — говорит он. — Когда я впервые вошел в капеллу Ле Корбюзье в Роншане, то почувствовал надежду. И то же самое испытал, когда увидел Пантеон в Риме. Сияющий свет, пространство… Архитектура — это не про физику и масштаб, а про то, насколько велика может быть эта надежда».

Многие его наброски сейчас выставлены в южнокорейском музее SAN (Space Art Nature), здание которого тоже спроектировано Андо. Это финальная остановка выставки «Тадао Андо. Молодость», которую также показывали в парижском Центре Помпиду. Но каково это — устраивать показ своих работ в здании, построенном по собственному проекту? «Архи­тектурная выставка — это в каком-то смысле противоречивое присутствие, где нет настоящей „работы“ художника, а есть лишь следы его творческого процесса: проекты, макеты. В этом смысле само место проведения является главным экспонатом, что делает экспозицию в музее SAN для меня чрезвычайно важной», — рассказывает архитектор.

Тадао Андо. Дом Кошино в Ашии. 1984. Фото: Tadao Ando Architect & Associates
Тадао Андо. Дом Кошино в Ашии. 1984.
Фото: Tadao Ando Architect & Associates

Как известно (и что удивительно), Андо — самоучка. Немало написано о его короткой карьере боксера-любителя (спорт он бросил, решив, что многого не добьется), но как в итоге он заинтересовался архитектурой? «Когда я был подростком, одноэтажный деревянный барак, в котором мы жили, перестроили в двухэтажный дом. Молодой плотник, выполнявший эту работу, с большим энтузиазмом относился к своей профессии, — вспоминает он. — И я тогда подумал: „Ого! Вот это действительно любовь к своему делу. Впечатляет“. Если меня спросить, когда я узнал, что существует такое понятие, как „архитектура“, то это как раз тот момент». Почему же Андо так и не выучился на архитектора? «Только по той причине, что я родился в бедной семье и не слишком успевал в учебе. Я не смог поступить в университет. Не то чтобы это была моя позиция — выучиться самому».

Спрашиваю, какое здание оказало на него наибольшее влияние. И довольно предсказуемо он называет капеллу Нотр-Дам-дю-О (1954) в Роншане, шедевр Ле Корбюзье. Хотя на церемонии открытия парижского музея в Торговой бирже я был уверен, что архитектор стратегически переключился на римский Пантеон. Ведь этот античный памятник, открытый для всех стихий, позволяющий солнечному свету и дождю беспрепятственно проникать внутрь, больше подходит философии Андо.

Тадао Андо. Музей искусств Титю в Наосиме. 2004. Фото: Tadao Ando Architect & Associates
Тадао Андо. Музей искусств Титю в Наосиме. 2004.
Фото: Tadao Ando Architect & Associates

Например, принесшая архитектору мировую славу часовня Света (1989) в японском Ибараки. В бетонной стене за алтарем вырезан крест, который днем озаряет мрачное пространство естественным светом. Сейчас все отверстия в часовне застеклены, но изначально никакой защиты не предполагалось; более того, Андо задумывал пространство без крыши. Став герметичной, часовня отчасти утратила свою в чем-то первобытную, дикую притягательность. «Действительно, сосуществование с природой — вечная тема моей архитектуры, — поясняет он. — И этот мотив никуда не исчез, но архитектура должна еще и выполнять определенные функции. Сов­местить всё непросто. В дизайне мне всегда сложно провести грань между природой и искусственностью».

Тадао Андо. Храм воды на острове Хоккайдо. 1988. Фото: Shawn.ccf/Alamy
Тадао Андо. Храм воды на острове Хоккайдо. 1988.
Фото: Shawn.ccf/Alamy

В своих пристрастиях Андо последователен: на вопрос о любимом художественном музее без колебаний отвечает, что это Музей современного искусства «Луизиана» (1958). Изысканный шедевр Вильгельма Вёлерта и Йоргена Бо обожают многие архитекторы. Здание, расположенное на побережье недалеко от Копенгагена, позволяет посетителям наслаждаться созерцанием природы вместе с наслаждением произведениями искусства в строгом модернистском дизайне. А для чего, по мнению нашего героя, существует музей? «Я считаю, любой музей — это луч надежды, — говорит он. — Место, куда приходят получить пищу духовную, необходимую для насыщенной и полноценной жизни». Может ли здание подавлять выставленное в нем искусство? «Мне кажется, идеальные отношения между архитектурой и искусством — это те, в которых они сосуществуют как независимые сущности, развивающие друг друга».

Тадао Андо. Храм воды на острове Хоккайдо. 1988. Фото: Shawn.ccf/Alamy
Тадао Андо. Храм воды на острове Хоккайдо. 1988.
Фото: Shawn.ccf/Alamy

Наша беседа неизбежно стремится к теме музея в Торговой бирже в Париже. Детище давнего друга Андо и одного из богатейших людей Франции, миллиардера Франсуа Пино (для которого архитектор также спроектировал в Венеции Пунта делла Догана и несколько построек в комплексе близлежащего палаццо Грасси), этот проект предусматривал перестройку исторического здания бывшей биржи, и Андо возвел внутри огромного цилиндрического пространства девятиметровую ротонду из светло-серого бетона. Получился яркий пример модной тенденции — давать вторую жизнь историческим зданиям, чем, кстати, никогда прежде не славились ни он сам, ни его родная Япония. «Преобразование старых зданий важно не только с точки зрения эффективности использования ресурсов, но и является ключевой темой в плане развития и перспектив современной архитектуры», — считает Андо. О придуманной им бетонной ротонде он говорит как об «архитектуре внутри архитектуры» и описывает свою концепцию как «диалог между старым и новым… который вдыхает новую жизнь в историческое здание».

Парафиновые скульптуры швейцарского художника Урса Фишера в ротонде, созданной Тадао Андо в Музее современного искусства Франсуа Пино в Париже. Фото: EPA/CHRISTOPHE PETIT TESSON
Парафиновые скульптуры швейцарского художника Урса Фишера в ротонде, созданной Тадао Андо в Музее современного искусства Франсуа Пино в Париже.
Фото: EPA/CHRISTOPHE PETIT TESSON

Наконец, помявшись, я спрашиваю о его здоровье. Архитектору, как известно, уже давно поставлен смертельный диагноз. Но, честно говоря, он выглядит весьма неплохо для человека, идущего на девятый десяток. «За последнее десятилетие я перенес две серьезные операции и потерял пять органов, но продолжаю жить и работать, как раньше», — говорит он. А что же тогда с его творческим наследием? Тут он делает паузу. «Архитектура — это о том, чтобы оставить что-то следующему поколению, — произносит он. — Парк Мира в Хиросиме [1955] авторства Кендзо Танге — вот пространство, которое учит ценить жизнь посредством архитектуры. Нечто подобное я хотел бы оставить после себя. Я не говорю, что преуспел в этом, но я стараюсь». 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
7
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+