Музыка в музеях, или «Соединение всех искусств, которые придумал Бог»

Пабло Пикассо. «Мандолина и гитара». 1924. Фото: Guggenheim Museum
Пабло Пикассо. «Мандолина и гитара». 1924.
Фото: Guggenheim Museum
№107, декабрь-январь 2023
№107
Материал из газеты

В нынешнем году вместо «Декабрьских вечеров Святослава Рихтера», неизменно проводившихся в ГМИИ им. А.С.Пушкина более 40 лет, открывается «Искусство перевода». Вспоминаем этот и другие примеры, когда музыка соединяется с живописью

Фестиваль камерной музыки в стенах художественной галереи задумывался его основателями — директором Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина Ириной Антоновой и пианистом Святославом Рихтером — как воплощение перекрестка культур. Концепцию «Декабрьских вечеров» Рихтер выразил кратко и ясно: «Соединение всех искусств, которые придумал Бог».

Действительно, идея совместить в одном пространстве самые бессловесные искусства — живопись и музыку — как будто лежит на поверхности. И в разные годы программа «Декабрьских вечеров» строилась на сопоставлении творчества мастеров, связанных одной эпохой: Исаака Левитана и Петра Чайковского; английских портретистов и сатириков и английских композиторов; художников и музыкантов романтиков; Пабло Пикассо и его французских современников; etc. Нельзя сказать, что это составляло уникальность фестиваля. Например, в 2012 году на выставке в парижском Музее Оранжери, посвященной Клоду Дебюсси, экспонировались символисты и импрессионисты, а сопровождала ее программа камерных концертов сочинений Дебюсси и его современников.

Сами музыканты и художники неоднократно подчеркивали, что ищут и находят вдохновение в других видах изящных искусств. Василий Кандинский переписывался с Арнольдом Шёнбергом и не скрывал влияния додекафонной музыки на свою живопись. Мортон Фелдман посвятил замечательные опусы друзьям и современникам — Марку Ротко и Филипу Гастону. Сейчас в московской галерее «Наши художники» проходит (до 12 февраля) выставка картин русских эмигрантов — парижских авангардистов. Представленные на ней Серж Шаршун, Серж Поляков также говорили и писали о том, что создавать полотна им помогала музыка — академическая, джазовая или иная.

Вообще, компактные интерьеры небольших галерей или музеев располагают к интенсивной музыкальной жизни, ведь они так напоминают аристократические и артистические салоны прошлого. Собственно, в музее-квартире Святослава Рихтера, одном из филиалов ГМИИ, регулярно идут содержательные концерты. Нельзя не оценить усилия руководства галереи «Нико» (галерея-музей Николая Никогосяна на Тишинке), ставшей местом паломничества московских меломанов.

Сотрудничество музейных институций с музыкантами носит разнообразный характер. Скажем, Лувр и Эрмитаж в разное время создали собственные оркестры, возглавляли их маститые дирижеры Марк Минковски и Саулюс Сондецкис. Но долгая жизнь этим проектам уготована не была. Оркестр Эрмитажа не оправился после смерти Сондецкиса, а «Музыканты Лувра» давно уже базируются в Гренобле.

Итальянская школа. «Натюрморт с глобусом и музыкальными инструментами». XVII в. Фото: Sotheby's
Итальянская школа. «Натюрморт с глобусом и музыкальными инструментами». XVII в.
Фото: Sotheby's

Нельзя не упомянуть спорадический, но все-таки регулярный совместный проект двух почтенных венецианских учреждений — Дворца дожей и театра Ла Фениче. В венецианской опере любят ставить «Отел­ло» — сочинение Джузеппе Верди о венецианцах. И обязательно несколько спектаклей при возобновлении дают во внутреннем дворе дворца, возле лестницы Гигантов, где трагедия Шекспира — Верди лишь только завязывалась.

Другой путь избрала Государственная Третьяковская галерея, которая проводит в разных своих зданиях камерные фестивали (например, «Т Фестиваль» классической музыки в Новой Третьяковке) и оркестровые концерты, привлекая одного из самых деятельных организаторов московской музыкальной жизни — виолончелиста Бориса Андрианова и самый необычный музыкальный коллектив — оркестр без дирижера Персимфанс.

В 2016 году фонд Иветы и Тамаза Манашеровых «U-Art: Ты и искусство», Третьяковская галерея и Борис Андрианов провели первый фестиваль камерной музыки Vivarte, ставший ежегодным. Главной его концертной площадкой является зал Врубеля в здании в Лаврушинском переулке, 10, но использовались и другие пространства ГТГ, а время проведения — начало лета — позволило превратить в традицию концерт-променад, который музыканты и зрители совершают от Лаврушинского переулка до Крымского Вала. Сразу же непременной частью каждого концерта стало представление какого-либо экспоната из музейного собрания — демонстрация с рассказом.

С течением времени связь между изящными искусствами и фестивальной программой проявилась еще отчетливее. Так, выставку Михаила Ларионова в 2018 году предварял показ его работ на фестивальных концертах, в программу которых включены были и те произведения, в постановке которых художник участвовал. А он многократно ставил музыкальные спектакли. Достаточно вспомнить, что несколько лет именно Ларионов был главным художником антрепризы Сергея Дягилева.

Год спустя в Лаврушинском переулке экспонировались работы Эдварда Мунка, а на фестивале Vivarte звучала музыка скандинавских композиторов, в исполнении скандинавских музыкантов в том числе.

В этом году фестиваль предварял выставку «Дягилев. Генеральная репетиция». В программе были произведения композиторов, чьи имена неразрывно связаны с историей дягилевских «Русских сезонов»: Дариуса Мийо, Сергея Прокофьева, Николая Римского-Корсакова, Игоря Стравинского, Мануэля де Фальи. Начался же фестиваль с премьеры спектакля «Завтрак с Дягилевым», посвященного жизни и смерти «Мира искусства», а персонажами стали сам Сергей Дягилев, Лев Бакст, Александр Бенуа, Зинаида Гиппиус и Валентин Серов. Хотелось бы пожелать организаторам большего совпадения музейных и музыкальных событий во времени и пространстве.

Уильям Майкл Харнетт. «Натюрморт со скрипкой и нотами». 1888. Фото: Metropolitan Museum
Уильям Майкл Харнетт. «Натюрморт со скрипкой и нотами». 1888.
Фото: Metropolitan Museum

Без сомнений, большие планы у фонда V–A–C. В циклопических помещениях «ГЭС-2» звучат как музыкальные инсталляции с сочинениями наших современников, так и действующие старинные инструменты. В этом году фонд Леонида Михельсона реализует многочастный синтетический проект «Настройки» (кураторы — Дмитрий Ренанский и другие). В специально подготовленных пространствах Дома культуры, реконструированного архитектурным гением Ренцо Пьяно, звучала музыка современных отечественных композиторов Эдуарда Артемьева, Олега Гудачева, Владимира Раннева... Дмитрий Власик написал оперу, посвященную ГЭС-2 и ее новой жизни, которую исполняли еще во время ремонтных работ, а потом фрагменты записи стали одной из инсталляций. Специально для проекта написали сочинения Юрий Красавин, Антон Светличный, Борис Филановский и молодые композиторы, их исполнение стало частью концертной программы «Настроек». Художественным сегментом проекта являются живописные и пластические работы авангардистов ХХ и нынешнего веков: Давида Бурлюка и Ханса Хартунга, Альберто Джакометти и Генри Мура, Александры Экстер и Герхарда Рихтера… В нынешней серии «Настройки-3» (подробнее об этом читайте на с. 50) кураторы пытаются реконструировать опыт концертной деятельности в арт-пространстве. В нескольких помещениях экспонируются произведения Фрэнсиса Бэкона, Олега Васильева, Михаила Врубеля, Ирины Кориной, Хироси Сугимото и других. Одновременно в каждом павильоне звучит музыка не только всемирно известных и постоянно исполняемых композиторов, но и такой раритет, как сочинение средневекового композитора Хильдегарды Бингенской. Начало «историческим реконструкциям» в музыкально-выставочной деятельности «ГЭС-2» положил апрельский концерт-событие. Алексей Любимов исполнял сочинения Людвига ван Бетховена, Вольфганга Амадея Моцарта и Фридерика Шопена на рояле Érard производства 1848 года (экспонат Музея-мастерской фортепиано в Рыбинске, созданного Алексеем Ставицким). Исполнение опусов Шопена на инструменте — современнике композитора, как раз предпочитавшего играть на роялях фирмы Érard, безусловно, приближало слушателей к временам жизни авторов. Не приходится сомневаться, что концертная деятельность в «ГЭС-2» будет продолжаться, подходя все ближе к формату тематических и параллельных фестивалей и выставок.

Фонд V–A–C располагает пространством Дзаттере в Венеции, сейчас временно закрытом, и в своих попытках подружить изобразительное искусство с музыкой он, пожалуй, следует в фарватере Венецианской биеннале или Рурской триеннале. Замершее промышленное сердце Венецианской республики — Арсенал или заброшенные предприятия Германской империи, ставшие площадками этих фестивалей искусств, сродни индустриальному объекту на Болотном острове. Музыкальная программа давно уже стала неотъемлемой частью биеннале: проводятся концерты и в выставочных пространствах, не говоря уже о музыкальной составляющей проектов в павильонах. Например, французы представили инсталляцию с музыкальными инструментами и вариативным исполнением фортепианного леворучного концерта Мориса Равеля.

Бартоломео Беттера. «Натюрморт с музыкальными инструментами и книгами». Cередина XVII в. Фото: Wikimedia Commons
Бартоломео Беттера. «Натюрморт с музыкальными инструментами и книгами». Cередина XVII в.
Фото: Wikimedia Commons

В 2015 году в Зале Столетия (бывший газоперерабатывающий завод) в немецком Бохуме прошла выставка «Хорошее, плохое и уродливое» «Мастерской ван Лисхаута» под руководством художника Эрика ван Лисхау­та — объединения мастеров, тяготеющих к черному юмору. Экспозиция напоминала оруэлловскую или свифтовскую утопию. Почетные места занимали изображения симпатичных животных, тогда как скульптуры мадонн, младенцев и прочих людей походили на артефакты исчезнувшей культуры. Одним из концертов в Зале Столетия было исполнение четырех с половиной часового опуса Мортона Фелдмана памяти друга — художника Филипа Гастона. Трио солистов ансамбля «Модерн» распутывало бесконечную, словно нить Ариадны, реверсивную мелодию.

Концепция московских «Декабрьских вечеров» была иной, также напоминая биеннале и триеннале искусств, только в миниатюре — в пространстве Белого зала здания на Волхонке. И так было задумано вопреки обстоятельствам: первый фестиваль состоялся в 1981 году во время внешнеполитической изоляции и внутриполитического застоя. Основателям «Вечеров» удалось сломать лед недоверия — уже год спустя тут выступали Беатрис Парра, Юстус Франц и Кристоф Эшенбах. Фестиваль стал истинно международным. Но главное — это то, что на «Декабрьских вечерах» встречались не одни лишь кисти и смычки. Очень скоро на фестивале воздвигли театральные подмостки. Для «Образов Англии» в 1983 году Анатолий Эфрос поставил «Бурю» Уильяма Шекспира — Генри Пёрселла со студентами и Анастасией Вертинской в роли Просперо. Постановка поэтических и драматических композиций (с участием Аллы Демидовой, Сергея Юрского, труппы «Современника») стала регулярно возникать в программах. Фестиваль 1989 года назывался «Мир Пастернака», а участниками «Декабрьских вечеров» становились поэты Белла Ахмадулина и Александр Кушнер, Андрей Вознесенский и Евгений Евтушенко. Владимир Васильев ставил хореографические миниатюры на музыку Фридерика Шопена со звездами ГАБТа и МАМТа, танцевал и сам.

Несомненно, фестиваль всегда основывался на принципах творческой самостоятельности, свободного союза искусств, космополитизма. В прошлом году к фестивалю был приурочен выставочный проект Жан-Юбера Мартена, соединивший абсолютно несхожие не только на первый, но и на второй взгляд произведения разных эпох, традиций и техник. Пожалуй, кульминацией «Декабрьских вечеров — 2021» стал концерт выдающегося ансамбля Klangforum Wien. Необычайные мелодии Антона Веберна, Карлхайнца Штокхаузена и других наполнили музейное пространство, преобразованное мыслью и фантазией Мартена, придавая новый смысл и художественным объектам, порой весьма почтенных веков.

В этом году «Декабрьские вечера», которые были по плану приурочены к выставке Джузеппе Арчимбольдо, не состоятся. Ни выставка, ни итальянские музыканты приехать не смогут. На смену фестивалю приходит длинный уик-энд «Искусство перевода» — восемь концертов за три дня (16–18 декабря). Он станет музыкальным сопровождением выставочного проекта о Вавилонской башне «Всеобщий язык». Очень характерна программа концерта актрисы Наны Татишвили и перкуссиониста Петра Главатских: фрагменты трагедий Еврипида и лирики Сапфо, музыка Янниса Ксенакиса и Эдисона Денисова, сценография современного японского театра. Завершат фестиваль хоровые сочинения Сергея Танеева, Мориса Равеля, Арнольда Шёнберга, Алексея Сысоева и Мортона Фелдмана, посвященные звездам, райским птицам, земле, Иисусу Христу и художнику Марку Ротко. Деятелям культуры предстоит показать народам и странам возможность найти общий язык — язык мирного созидания и конструктивного сосуществования. Первая попытка закончилась неудачей, а третьего шанса может и не представиться. 

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+