18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

От мечты о свободном теле — к вершинам телесного низа

Вали Экспорт. «Тату II». 1972. Фото: Courtesy of Richard Saltoun Gallery
Вали Экспорт. «Тату II». 1972.
Фото: Courtesy of Richard Saltoun Gallery
№ 104, сентябрь 2022
№ 104
Материал из газеты

Художественная культура ХХ века во многом подпитывалась идеями сексуального раскрепощения. Оливия Лэнг в книге «Тело каждого» рассматривает затейливую, но непреложную связь между либерализмом и телесной свободой

У британской писательницы и арт-критика Оливии Лэнг в образовательном анамнезе — незавершенная учеба в Университете Сассекса по специальности «английский язык и литература», а также диплом по фитотерапии. Поработав с лечебными травами, Лэнг устроилась литературным обозревателем в старейшую британскую газету Observer, распространила исследовательские интересы на изобразительное искусство и кино, стала автором Guardian, Frieze и New Statesman. За последние десять лет она написала полдюжины книг (почти все они переведены на русский издательством Ad Marginem), получила несколько премий и влилась в ряды Королевского литературного общества.

Лэнг О. Тело каждого. Книга о свободе / Пер. с англ. М.: Ад Маргинем Пресс, 2022. 280 с.
Лэнг О. Тело каждого. Книга о свободе / Пер. с англ. М.: Ад Маргинем Пресс, 2022. 280 с.

«Тело каждого. Книга о свободе» представляет собой своевольную философскую эссеистику, в которой новости из газет чередуются с жизнеописаниями известных людей, автобиографические флешбэки (они найдут отклик у многих женщин вне зависимости от места жительства, особенно если их молодость пришлась на 1990–2000-е) сменяются рецензиями на книги, погружение в исторические события XVII–XX веков соседствует с разбором музыкальных клипов и перформансов.

Под одной обложкой Оливия Лэнг сплавляет самый разный материал. Читать ее нескучно, ее физиологический ракурс (следствие, очевидно, медицинского опыта) бодрит, но пестрый микс мешает уловить суть.

Если все-таки попытаться определить главное, то Лэнг прослеживает связь между либеральным устройством общества (той самой свободой) и телесными образами.

Легко написать, что все мы — культурно, ментально и физически — разные и призвать к терпимости. Но, как замечает автор, «в людях и правда есть что-то атавистичное: неукротимая жажда насилия, инстинктивное желание разделять „нас“ и „их“, возводить стены между правильными и неправильными телами, зацикливаться на чистоте, дегенерации, смешении рас и загрязнении. И все же мечта о свободном теле не умирает».

Оливия Лэнг разбирает биографии борцов за телесную и прочую свободу, но, если вы ждете историй в духе Рэмбо или Лары Крофт, когда хороший герой побеждает всех злодеев, вы будете разочарованы. Смягчение общественных нравов — процесс противоречивый. Например, в либеральной Германии времен Веймарской республики, где в 1919-м сексолог Магнус Хиршфельд учредил Институт сексуальных наук, весьма популярна была евгеника. «Что сейчас кажется совершенно поразительным, — пишет Лэнг, — так это количество участников движения за сексуальное освобождение, которые соглашались с той или иной евгенической программой». И тот же защитник гомосексуалистов Хиршфельд одновременно выступал за расовую чистоту.

Вали Экспорт. «Тату II». 1972. Фото: Courtesy of Richard Saltoun Gallery
Вали Экспорт. «Тату II». 1972.
Фото: Courtesy of Richard Saltoun Gallery

Беспримесно положительных героев в книге нет. Любая борьба, даже на стороне светлых идеалов, портит характер. Как случилось с любимым учеником Зигмунда Фрейда, немецким психоаналитиком Вильгельмом Райхом. На протяжении книги Лэнг возвращается к нему снова и снова. Человек, столько сделавший для сексуального просвещения масс, ратовавший за доступные разводы и контроль рождаемости, придумавший сам термин «сексуальная революция» (и еще термин «броня характера» — про зажимы и психологические травмы, ведущие к бесчувственности и реальным болезням), в 40 лет убежал от европейского фашизма в США и пересмотрел свои научные взгляды. Он придумал исцеляющую жизненную энергию «оргон» и улавливал ее с помощью железных ящиков — оргонных аккумуляторов, в которые сажал пациентов. Власти США потратили $2 млн, чтобы разоблачить шарлатанство и упечь его в тюрьму. По иронии судьбы борец за свободу умер в возрасте 60 лет в ситуации абсолютных контроля и насилия. Однако сегодня ранние, дооргонные теории Райха очень популярны.

Прелесть текстов Лэнг — в дихотомии: на каждый аргумент приводится противоположный довод.

Например, как примирить «пиршество зверских фантазий маркиза де Сада», которому на протяжении 200 лет сочувствовали интеллектуалы, от Шарля Бодлера до Ролана Барта, говорившие, что все эти «преступления существуют только на бумаге, что они заключены в бескровную область воображения», — так вот, как примирить это с борьбой женщин против сексуального насилия? Для Андреа Дворкин (1946–2005), исступленной феминистки, де Сад — женоненавистник и садист и ему нет оправданий. Кажется, сегодня вторая версия побеждает первую.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+