Любое историческое время — это время перемен

Крис Киллип. Из альбома «Поэзия и проза рабочих окраин». 1976. Фото: © Chris Killip/Victoria and Albert Museum
Крис Киллип. Из альбома «Поэзия и проза рабочих окраин». 1976.
Фото: © Chris Killip/Victoria and Albert Museum

От послевоенных уличных снимков до социальных медиа: Джерри Бэджер предлагает авторский обзор британской документальной фотографии

Как фотография может документировать мир и в то же время служить творческим медиумом? С этим вызовом британская документальная фотография впервые столкнулась еще в 1930-е годы, когда модернистская волна докатилась до острова с континента. Яркими примерами этого тренда стали тогда венгр Ласло Мохой-Надь, кадры которого получили известность благодаря книге «Уличные рынки Лондона» (1935), и немец Билл Брандт, чья книга «Англичане у себя дома» (1936) оказалась, по словам фотокритика Джерри Бэджера, «самой значимой фотокнигой десятилетия».

С этого начинается обзор Бэджера под названием «Другая страна: британская документальная фотография после 1945 года». Его новая книга отчасти напоминает каталог выставки «Какие мы есть. Фотографируя Британию» (Галерея Тейт, 2007), в создании которого он участвовал, но исторический интервал здесь более узкий.

Gerry Badger. Another Country: British Documentary Photography Since 1945. Thames & Hudson. 312 с.: 250 цв. и ч/б ил. £50, $65. На английском языке
Gerry Badger. Another Country: British Documentary Photography Since 1945. Thames & Hudson. 312 с.: 250 цв. и ч/б ил. £50, $65. На английском языке

В ранний послевоенный период важнейшим оплотом документальной фотографии стал новаторский журнал Picture Post, а Независимая группа Института современного искусства в Лондоне сыграла важную роль в фотографических выставках 1950-х.

В 1960-е годы цветные приложения к газете Sunday Times принесли документальной фотографии новую аудиторию. Фотографы за пределами Лондона тоже начали получать признание. В частности, Оскар Марцароли и Джозеф Маккензи фиксировали трансформацию шотландских городов преимущественно в то десятилетие.

Политика и фотография теснее переплелись уже в 1970-х, это воспринималось в качестве свежего импульса. И одновременно фотография стала превращаться в коллекционную форму искусства. В колледжах и художественных школах по всей стране появились специализированные курсы, а фотогалереи и журналы завоевали большую популярность. Стал заметен сдвиг, произошедший благодаря фотографам-женщинам.

Мартин Парр. Нью-Брайтон, Англия. Из серии «Последний курорт». 1983–1985. Фото: Martin Parr Foundation
Мартин Парр. Нью-Брайтон, Англия. Из серии «Последний курорт». 1983–1985.
Фото: Martin Parr Foundation

Тяготение к политике продолжилось в 1980–1990-е. Пол Грэм и Мартин Парр вышли на первый план благодаря публикации их книг и критическим дебатам об их творчестве. Еще большее распространение получили снимки, комментирующие расу, класс и пол. Скажем, Ингрид Поллард и Мод Султер собрали «Креативный проект темнокожих женщин», а семейные портреты Ричарда Биллингема открыли новые горизонты благодаря «реализму нищеты» в его альбоме «Смех Рэя» (2000).

В новом тысячелетии фотография стала частью цифровой революции электронных коммуникаций и социальных сетей, но продолжается развитие и многих прежних стратегий и тем.

В своем обзоре Джерри Бэджер кратко, но очень толково преподносит социальный, культурный и политический климат каждого десятилетия, показывая, как тот или иной контекст помогал сформировать новые поколения фотографов-документалистов.

Самое читаемое:
1
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
Археологи, работающие на территории объекта, возраст которого составляет около 7 тыс. лет, каталогизировали более 500 менгиров
07.09.2022
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
2
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
А также «Египетский сервиз» Наполеона, фламандцы и носороги — собрали для вас все самое лучшее в грядущем выставочном сезоне Москвы и Петербурга
02.09.2022
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
3
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
4
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
5
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
6
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
7
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Таинственную коллекцию, которую десятилетиями прятал наследник нацистского арт-дилера, покажут на выставке в Швейцарии после подробного исследования
05.09.2022
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+