Сокровища Ташкента — от уютных старинных махаллей до грандиозного советского брутализма

Мавзолей Зангиата в Ташкенте. Фото: Фотобанк Лори
Мавзолей Зангиата в Ташкенте.
Фото: Фотобанк Лори
№103, июль-август 2022
№103
Материал из газеты

Столица Узбекистана впечатляет традиционным восточным колоритом старинных кварталов, но еще более — эффектными образцами советского модернизма, построенными после разрушительного землетрясения 1966 года

Один из международных маршрутов, ставших неожиданно актуальным в новую эпоху запретов на перелеты во многие страны, — Узбекистан. Тем более что в стране безвизовый режим и выгодный для россиян курс валюты, к чему добавилась опция «банковского туризма» для заведения иностранных счетов. Однако давайте все-таки сосредоточимся на прекрасном.

Если вы хотите насладиться чудесами средневековой исламской архитектуры, то Ташкент должен стать для вас лишь промежуточным пунктом на маршруте в Самарканд, Бухару и другие древние узбекские города с их великолепными мечетями и дворцами. Сам Ташкент сконцентрированной архитектурной экзотикой не балует. Дело в том, что в 1966 году город пострадал от колоссального землетрясения, которое смело старую застройку почти полностью (при этом погибло всего около десяти человек). В последующие несколько лет весь Советский Союз навалился и помог возвести Ташкент заново.

Государственный музей истории Узбекистана. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Государственный музей истории Узбекистана.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Поэтому любителя брутализма этот город приводит в истинный восторг: гигантский архитектурный комплекс, возведенный примерно в одно время, стилистически однороден и чист в линиях. Отточенные силуэты белоснежных жилых и административных зданий, испепеляемые жарким солнцем, великолепно смотрятся на фоне голубого неба и огромного количества деревьев. Парков со старыми деревьями тут, к удивлению москвичей, много: они необходимы для выживания горожан. (Кстати, о жаре. Ехать в Ташкент летом не стоит. Уже в конце мая начинаешь изнемогать от +30 °С и в нетерпении ждешь сентября-октября.)

Разглядывать здания интересно. Советские архитекторы, представленные не только московскими, но и ташкентскими проектными институтами, внимательно изучили местную историю искусств, и в их проектах бетон постоянно принимает форму то остроконечных арок, то сотовых сводов. Некоторые фасады украшены панджарами — типичными восточными решетками, только они воспроизведены в современных материалах и в других пропорциях, хотя служат той же солнцезащите. В общем, сразу видно: это не просто «советская архитектура», а «советская узбекская».

Деревянные колонны. Музей памяти жертв репрессий в Ташкенте. Фото: Фотобанк Лори
Деревянные колонны. Музей памяти жертв репрессий в Ташкенте.
Фото: Фотобанк Лори

Историки архитектуры хвалят Ташкент за смелые эксперименты. И разу­меется, за продуманную сейсмостойкость.

Начать осмотр стоит с административного комплекса на площади Мустакиллик (бывшей Ленина), где расположены главные правительственные здания, хотя он был значительно переделан в XXI веке. После 1991 года при Исламе Каримове и президенте Шавкате Мирзиёеве, возглавившем страну в 2016 году, возведение крупных и запоминающихся зданий продолжается, однако они явно более эклектичны, «современны» в плохом, лужковском смысле этого слова.

Старых мечетей в Ташкенте сохранилось мало (одна из них — изящная красавица мечеть Тилла-Шейх середины XIX века), но в последние годы ведутся большие стройки, так как Мирзиёев, в отличие от Каримова, гораздо мягче относится к исповеданию ислама, который ранее был практически под запретом. Одно из завершенных зданий — белая мечеть Минор, построенная в 2014 году. Почему-то больше при землетрясении повезло медресе — их в городе сохранилось около 20, причем несколько (Барак-хана, Кукельдаш) восходят еще к XVI веку, хотя и подвергались значительной реставрации.

Станция метро «Алишера Навои» в Ташкенте. Фото: Фотобанк Лори
Станция метро «Алишера Навои» в Ташкенте.
Фото: Фотобанк Лори

Отдельный маршрут — это ташкентский метрополитен, который насчитывает около 40 станций. Многие из них оформлены с дворцовым великолепием, напоминающим скорее сталинскую архитектуру, чем позднесоветский период. Любопытно, что фотосъемка в метро была разрешена только в 2018 году.

Сконцентрированные восточные ароматы искать, видимо, стоит на базарах. Главный из них называется «Чорсу», и на этом месте он располагается не одно столетие. Старинные сооружения тоже погибли при землетрясении, и сейчас базар накрыт гигантским безопорным куполом, издалека бросающимся в глаза благодаря лазоревой мозаике в среднеазиатском духе. Под ним простирается безбрежное море специй, сухофруктов, сыров, овощей, сладостей и непередаваемо волшебных запахов. При этом базар не оглушает: узбеки довольно молчаливая нация, которая не любит ни громких голосов, ни активной жестикуляции. «Чорсу» находится посреди Старого города (Эски-Шахар), где еще сохранилось достаточное количество прежней застройки, которая заставляет себя чувствовать гостем восточной сказки. Для прогулок по Старому городу рекомендуют брать местных гидов, которые покажут неведомые уголки и расскажут о чем угодно: к примеру, о том, как ошибается Дина Рубина в описании Ташкента в романе «На солнечной стороне улицы» или как жили здесь Анна Ахматова и другие эвакуированные светила русской культуры.

Фрагмент экспозиции Государственного музея искусств Узбекистана. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Фрагмент экспозиции Государственного музея искусств Узбекистана.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Музеи в Ташкенте любопытные. Во дворце императорского дипломата и коллекционера Александра Половцова, выстроенном в духе историзма согласно всем положенным восточным традициям, сейчас располагается Государственный музей прикладного искусства Узбекистана. Здешние интерьеры сами по себе впечатляющий экспонат: Половцов был большой знаток. А Государственный музей истории Узбекистана находится в шедевре советского брутализма. Его экспозиция не ограничивается историей молодого государства, а уходит во тьму к глубинам палеолита, к временам буддизма, Александра Македонского, Тимуридов, Бухарского ханства и так далее. Отдельный Музей истории Тимуридов был возведен уже при Исламе Каримове в 1996 году. Его облик подражает дворцовым павильонам.

Но все-таки сегодня Ташкент больше мечтает о том, чтобы быть городом современным. Программно его развитием в этом направлении занимается Фонд развития культуры и искусства Республики Узбекистан, вкладывающий в это много сил и средств. (Впрочем, фонд занимается всеми регионами страны. Из недавних новостей — начало оцифровки уникальной коллекции русского авангарда в Государственном музее искусств им. И.В.Савицкого в Нукусе силами Третьяковской галереи.) Наследие Ташкента им и сохраняется, и адаптируется к потребностям современной культуры. Например, еще один образец советского модернизма, круглое кирпичное здание культурно-информационного центра Интуриста, сейчас превращается во Французский культурный центр и Центр реставрации объектов культурного наследия. Там же располагается кинотеатр, давно заброшенный и заросший травой. Его тоже обещают воскресить, но пока все это скрыто за высоким забором стройки.  


Центр современного искусства

Центр современного искусства. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Центр современного искусства.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Редкий пример уцелевшей царской застройки — первая в Ташкенте дизельная электростанция, вырабатывавшая энергию для трамвая. Она была построена в 1912 году архитектором Вильгельмом Гейнцельманом. Теперь это один из объектов, попавших в сферу внимания Фонда развития культуры и искусства. Кирпичное здание можно посетить уже сейчас, под его высокими сводами проходят выставки современного искусства и другие мероприятия. Французское архитектурное бюро Studio KO разрабатывает проект его реконструкции и превращения прилегающего участка в передовой культурный центр.

ccat.uz


Махалля

Махалля. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Махалля.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

«Махалля» — исламское слово, обозначающее квартал, общину. В старом городе Ташкента сохранилось достаточное количество махаллей, где жизнь по-прежнему кипит. Это малоэтажные здания с глухими стенами, нередко глинобитными, внутри которых скрываются внутренние дворики с садами. Вдоль улиц тянутся арыки, над водой склоняются персиковые деревца. Фонд отметился и тут: в махаллях Намуна и Хаст-Имом, внесенных в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО, будут созданы арт-резиденции. То есть в дворики будут пускать туристов!

shahar.uz/mahalla


Государственный музей искусств Узбекистана

Государственный музей искусств Узбекистана. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Государственный музей искусств Узбекистана.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Главный музей города для тех, кто интересуется живописью. Большая коллекция местных художников, как советских, так и современных, обширный зал импрессиониста Павла Бенькова  — друга Николая Фешина, представительный зал авангарда, любопытное собрание русского дореволюционного портрета (есть и Владимир Боровиковский, и Карл Брюллов). Много места в музее отведено народным ремеслам и архитектуре Узбекистана: коллекциям штампов-колыбов для набойки тканей, вышивки и золотого шитья, ковров, этнографической одежды, керамики и архитектурного декора.

www.stateartmuseum.uz


Дворец Романовых

Дворец Романовых. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Дворец Романовых.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Великий князь Николай Константинович в 1874 году в Петербурге натворил столько непотребного, что семья сослала его в Ташкент, где он и жил до 1918 года. Для племянника Александра II там был возведен особняк: снаружи — эклектика с башенками и окнами-розами, внутри — шедевр местных ремесел, поражающий, словно Альгамбра. В ХХ веке дом использовался кем попало; сейчас фонд занялся его реставрацией, и вскоре он станет филиалом Музея искусств. Западноевропейская живопись, которая как раз великому князю и принадлежала, вернется в родные стены.

Сайилгох, 5а, махалля Кашгар, Юнусабадский район, Ташкент

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+