18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Павел Пепперштейн: «Комикс, несомненно, близок русской душе»

Художник Павел Пепперштейн. Фото: Ольга Погорелова
Художник Павел Пепперштейн.
Фото: Ольга Погорелова
№102, июнь 2022
№102
Материал из газеты

Художник и писатель Павел Пепперштейн рассуждает о романе «Мифогенная любовь каст», а также о комиксах и рэпе, способных встряхнуть мир современного искусства

Роман «Мифогенная любовь каст», написанный Павлом Пепперштейном в соавторстве с Сергеем Ануфриевым, был выпущен на рубеже веков. Сегодня психоделическая история о советском парторге Дунаеве, который борется с немецкими захватчиками при помощи персонажей русских сказок, переживает второе рождение: вышли переиздание дилогии в издательстве «Альпина» и аудиокнига. Кроме того, открылись две выставки по мотивам романа при участии десятков художников: проект «Грезы о молоке» в Центре Вознесенского является своеобразной кинодекорацией к тексту, а выставка в новой галерее «Наковальня» переводит книгу на язык комиксов. Эти события послужили отправной точкой для интервью.

ДОСЬЕ
Павел Пепперштейн
Писатель, художник, теоретик искусства

1966 родился в Москве

1987–2001 основатель и участник группы «Инспекция „Медицинская герменевтика“»

2009 участник 53-й Венецианской биеннале

2014 лауреат Премии Кандинского

2020–2022 участник арт‑группы ППСС

Автор книг «Мифогенная любовь каст» (1999), «Пражская ночь» (2011), «Предатель ада» (2018), «Эксгибиционист» (2020) и других

Еще…

Сегодня мы можем ощутить всю мощь того мифогенного потенциала, которым обладают события советского прошлого, и потому переиздание «Мифогенной любви каст» кажется необычайно своевременным. Вы среагировали на некий бессознательный коллективный запрос?

Это действительно очень мистическая связка обстоятельств, какая-то телепатия. Разные люди, не знакомые друг с другом, не сговариваясь, стали посылать импульсы, связанные с этим романом, вспоминать о нем. Вообще, загадочные совпадения происходят целыми каскадами. Одно из них связано с выставкой в Центре Вознесенского, которую я предложил назвать «Молоко» (потому что «Мифогенную любовь каст» все называют МЛК, а это и есть слово «молоко», написанное по правилам иконописи, без гласных). Это название трансформировалось в «Грезы о молоке», и тут буквально за день до открытия мы узнаём о Венецианской биеннале, которая называется «Молоко сновидений».

МЛК — роман о запредельной и даже какой‑то чувственной любви к Родине...

Так и есть. Кстати, еще когда роман вышел, в конце 1990-х, мне на 9 мая позвонили из какого-то союза ветеранов, сердечно меня поздравили и сказали, что книга им очень понравилась. Настоящих ветеранов ничего там не смутило. Но был, правда, другой контекст. Например, не было табу на мат. А ведь необходимо осознавать роль мата в победе в Великой Отечественной войне. Замечательный философ Григорий Соломонович Померанц, с которым году в 1986-м, летом, мы оказались соседями по дачам и подружились, рассказывал мне, как он воевал. На тот момент он, молодой человек из интеллигентской семьи, который, возможно, никогда даже не произносил матерных слов, вдруг оказался в роли офицера, и ему потребовалось решить животрепещущий вопрос: как поднять полк в атаку? Как заставить людей вылезти из окопа и побежать под пулями на врага? Какие для этого нужно произнести слова? Он стал пробовать разные варианты и понял, что действуют только две формулировки: «За Сталина, ** вашу мать!» и «За Родину, ** вашу мать!» Никакие другие формулировки (например, «За Ленина!» или без «** вашу мать!») не прокатывали. Важно было именно обозначить два сакрализованных начала: материнское и отцовское. Поскольку Померанц уже тогда был интеллектуалом, он научился через рациональное осмысление правильно выкрикивать эти слова и бежать в бой вместе с солдатами.

Павел Пепперштейн. Страница из комикса по главе двадцать второй «Скатерть-самобранка» (из книги «Мифогенная любовь каст в комиксах. Выпуск 1»). 2022. Фото: ППСС
Павел Пепперштейн. Страница из комикса по главе двадцать второй «Скатерть-самобранка» (из книги «Мифогенная любовь каст в комиксах. Выпуск 1»). 2022.
Фото: ППСС

Вы хотели бы, чтобы роман вошел в школьную программу. Однако в силу табуированности мата эта идея кажется утопичной.

Об этом я уже подумал. В английском языке есть прекрасный термин «боудлеризация». Был такой персонаж в XIX веке по фамилии Боудлер, который создал боудлеризованного, то есть очищенного от всех непристойностей, Шекспира. На протяжении почти 100 лет в Англии издавалась боудлеровская версия. Потом необходимость в этом отпала, и о Боудлере все забыли, успев посмеяться над ним. Но на самом деле он крутой, этот Боудлер. Он помог Шекспиру продержаться на плаву, что было важно не только для Шекспира, но и прежде всего для английской культуры. Я же предлагаю создать специальную версию «Мифогенной любви каст» без мата и всего того, что могло бы кого-то покоробить. И в таком виде включить ее в школьную программу. Единственное, мне немного лень самому этим заниматься, и я надеюсь, что найдется какой-то великолепный Боудлер, который сделает это за меня.

Это будет уникальный случай, когда писатель добровольно наймет себе цензора.

Да. В принципе, я к цензуре отношусь неплохо. Поворотный момент в моем отношении к цензуре случился давно, когда я прочитал «Дневник» Александра Никитенко. Это цензор царского времени. Книгу эту мне дал Илья Кабаков. Она ему очень нравилась, и я тоже прочитал ее с большим интересом. Цензура — это тоже, в общем, искусство. И делать это надо артистично. Я уверен, что «Мифогенная любовь каст» обладает таким высоким градусом поливалентности, внутренней гибкости и многоуровневости, что она вообще ничего в результате не потеряет, а, может, даже приобретет, станет еще страннее и страшнее, ведь уйдет много веселящих — через мат — мест. Так что мне было бы интересно прочитать боудлеризованную версию «Мифогенки».

Павел Пепперштейн. Страница из комикса по первой части «Востряков и Тарковский» (из книги «Мифогенная любовь каст в комиксах. Выпуск 1»). 2022. Фото: ППСС
Павел Пепперштейн. Страница из комикса по первой части «Востряков и Тарковский» (из книги «Мифогенная любовь каст в комиксах. Выпуск 1»). 2022.
Фото: ППСС

А почему важно войти в школьную программу?

Как правильно писал Зигмунд Фрейд в работе «Неудобства культуры», культура не может существовать без насилия. Важно выйти за пределы добровольного выбора: хочет человек — читает, не хочет — не читает. Это совершенно не то, что нужно писателю. Писателю нужно, чтобы его читали прежде всего те, кто не хочет этого делать. (Смеется.)

Пока мы не располагаем боудлеризованной версией МЛК, идея с комиксами кажется отличным способом познакомить с романом подростков. Подобно тому, как ваш отец Виктор Пивоваров, а также Илья Кабаков, Эрик Булатов и другие обращались к детям через книжную иллюстрацию.

Я не знаю, насколько получится к ним обратиться. Вообще, в культуре многое меняется, и сам комикс уже на наших глазах поменялся несколько раз. В моем детстве он был чем-то вожделенным и труднодоступным, потом стал элементом массовой культуры. Сегодня комиксы продаются уже не массовыми тиражами, а в твердых обложках и стоят дорого, то есть они предназначены для коллекционеров.

А почему именно комикс? Конечно, прообраз комикса можно увидеть и в древнерусском лубке, и в изображениях внутри церквей, но для среднестатистического русского человека это абсолютно западный продукт. И есть что-то парадоксальное в том, что история, в которой замиксовались сказочные образы из русского фольклора и весь визуальный арсенал советской мифологии, оказалась выражена в таком формате.

Есть исключения из этого правила. Одними из пионеров русского комикса были белогвардейцы. Это случилось в Королевстве Югославия, где было довольно много русских, пришедших туда в рядах Белой армии. Там группа художников из бывших белогвардейских офицеров стала делать комиксы, в которых отразился большой пласт русской литературы: что-то из «Хаджи-Мурата» и так далее. Так что на самом деле, несмотря на сложившийся стереотип, комикс, несом­ненно, близок русской душе.

Группа ППСС (Павел Пепперштейн, Соня Стереостырски). «Bob Marley (боб в марле)». Из серии «Видения звезд». 2020. Фото: ППСС
Группа ППСС (Павел Пепперштейн, Соня Стереостырски). «Bob Marley (боб в марле)». Из серии «Видения звезд». 2020.
Фото: ППСС

Вы любите не только комиксы, но и рэп. И даже придумали новый тип батлов: в которых участники не унижают друг друга, а хвалят. Вы его опробовали на деле?

Да, я придумал такие батлы довольно давно, но осуществилось это только один раз с рэпером КАЧом из «Трэш-шапито КАЧ». Пока мы друг друга расхваливали, мы так напились, что закончилось это тем, что мы почему-то оказались лежащими на полу и изо всех сил танцующими ногами в воздухе… Если бы мы находились в каком-то подростковом клубе, то все было бы окей, но это было на каком-то очень буржуазном мероприятии — ни в дугу, ни в Красную армию. Потом я, честно говоря, не рисковал осуществлять это повторно. Я понял, что затронул какую-то очень эйфоризирующую тенденцию в теле рэпа и хип-хопа.

А увлечение рэпом можно воспринимать как продолжение практики «Инспекции „Медицинская герменевтика“», в которой вы стремились к вербализации подсознательного?

Ну, в моем случае выговаривается некое чужое бессознательное. Это как деятельность медиума: через тебя начинает говорить какой-нибудь подросток, который бредет окраиной Ростова-на-Дону. В этом смысле я очень не люблю искренний рэп от первого лица, когда рэпер выражает свое мнение или вообще что-то свое. Меня вообще тошнит от темы себячества, которая в современной культуре всем агрессивно навязывается.

Группа ППСС (Павел Пепперштейн, Соня Стереостырски). «Дэвид Боуи». Из серии «Видения звезд». 2020. Фото: ППСС
Группа ППСС (Павел Пепперштейн, Соня Стереостырски). «Дэвид Боуи». Из серии «Видения звезд». 2020.
Фото: ППСС

То есть вы выступаете за персонажный рэп, продолжающий традиции московской концептуальной школы?

Сугубо. Я фанатичный московский концептуалист во всех своих преломлениях. (Смеется.)

Вы охотно сотрудничаете с другими художниками: комиксы по МЛК созданы разными авторами, а переиздание оформлено работами Рината Волигамси, не вашими. Почему? Что вам это дает?

Да, мне нравится сотрудничество и соавторство с другими художниками. Я люблю наблюдать собственные фантазмы, пере­увиденные глазами других людей. А работы Рината Волигамси мы с Соней Стереостырски увидели случайно и поняли, что по духу и атмосферически он очень близок нам и роману. Кроме того, я понял, что не надо самому делать иллюстрации и обложки для своих книг, потому что тогда они начинают восприниматься как книги пишущего художника. И акт приглашения другого художника для оформления книги подчеркивает, что это книга писателя, а не книга художника. И впредь, для своих будущих сочинений, я намерен эту линию продолжать.

Слева направо: Художники Соня Стереостырски, Павел Пепперштейн и автор The Art Newspaper Russia Алиса Шаврина. Фото: Ольга Погорелова
Слева направо: Художники Соня Стереостырски, Павел Пепперштейн и автор The Art Newspaper Russia Алиса Шаврина.
Фото: Ольга Погорелова

Хотелось бы также узнать о вашем дуэте ППСС с Соней Стереостырски. В его названии есть намек на КПСС?

Конечно! И если псевдоним Сони — это оммаж Андрею Викторовичу Монастырскому, то название нашей группы можно воспринимать как оммаж Эрику Владимировичу Булатову, поскольку он — автор знаменитой картины «Слава КПСС».

Сейчас вы заинтересовались эстетикой комикса, а до этого, в рамках проекта «Видения звезд», работали с образами артистов эстрады. ППСС намеренно расшатывает совр­иск, обращаясь к маргинальным для него явлениям?

Всеми силами! Меня отвращает мощная тоталитарность, которая скрыта в современном искусстве, навязывание всем каких-то тухлых контекстов и идеологем. Хотелось бы полностью открыть шлюзы, чтобы все эти освежающие потоки, такие как попса, хип-хоп, комиксы, фан-арт, фурри, хентай, сказочная иллюстрация и прочее, хлынули внутрь сектантского удушающего мирка совриска. 

Центр Вознесенского
«Грезы о молоке. Семиотические исследования к экранизации романа «Мифогенная любовь каст»
До 26 июня

Галерея «Наковальня»
«Мифогенная любовь каст в комиксах»
До 30 июня

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+