Восприятие цвета зависит от прошлого — даже если об этом не все догадываются

Марк Ротко. No. 5/No. 22. 1949 –1950. Фрагмент. Фото: MoMA
Марк Ротко. No. 5/No. 22. 1949 –1950. Фрагмент.
Фото: MoMA
№100, апрель 2022
№100
Материал из газеты

Издательство НЛО завершило публикацию книг Мишеля Пастуро об истории цвета. Пять небольших томов вместили концентрированную и увлекательную информацию о том, как воспринимаются разные колориты сквозь призму тысячелетий визуальной культуры

Книги о цвете выходили последовательно на протяжении двух лет, финальным аккордом стал «Желтый». Всего же в серии пять томов, и, помимо желтого, они посвящены синему, черному, красному и зеленому. Отношение людей к различным цветам, скрытая символика красочной палитры прослеживаются автором на протяжении буквально всей истории человечества — от наскальных рисунков до модернистской живописи. В фокусе внимания десятки обстоятельств — от религиозной этики до прогресса в области химии (в изготовлении красителей). Наука, промышленность, спорт, мода, изобразительное искусство и прочее — мы узнаем, какие цвета используются в каждой из этих областей и почему.

Кажется, что объять такой огромный материал — невыполнимая задача. Но надо отдать должное автору — французскому историку-медиевисту, специалисту по геральдике Мишелю Пастуро (в этом году ему исполняется 75 лет): он сохраняет баланс между доказательной историей и рассказом анекдотов. Каждая книга заканчивается обширным библиографическим блоком, поэтому от доводов автора трудно отмахнуться. В то же время он позволяет себе и некоторые спорные предположения. Например, что изобретенное еще в 1915 году оборудование для цветного кино два десятилетия оставалось невостребованным лишь потому, что цветные движущиеся картинки выглядели «как нечто легкомысленное, даже не вполне пристойное» в сравнении с более пуританскими черно-белыми.

Итак, что же можно узнать о цвете из книг Мишеля Пастуро? Наша главная любовь — синий. Этому цвету доверяет 50% современных людей, по популярности он намного обгоняет все остальные. Но так было не всегда. В древнегреческом языке почти не было слов, обозначавших синий. В Древнем Риме этот цвет ассоциировался с варварами, кельтами и германцами, которые синей краской раскрашивали лица для устрашения врагов. А еще синяя одежда у римлян символизировала траур. Ситуация изменилась примерно в XII веке, когда синий стал «одним из неотъемлемых атрибутов» Девы Марии. Увековеченный в витражах готических соборов, этот колер закрепил за собой подспудную положительную семантику, и следующие эпохи — от Реформации до романтизма — лишь прибавляли ему очков.

Книги Мишеля Пастуро об истории цвета. Фото: Издательство НЛО
Книги Мишеля Пастуро об истории цвета.
Фото: Издательство НЛО

Черный — цвет противоречивый. С одной стороны, маркер дьявола и темных сил, с другой — цвет аскезы и справедливости, монахов, адвокатов и судей. Жалко, конечно, черных котиков: суеверные люди до сих пор считают, что они приносят несчастье. Но вот маленькое черное платье Коко Шанель — верх элегантности и вкуса, а черные рокерские косухи наверняка имеют корреляцию с «Веселым Роджером»: и флибустьеры XVII века, и современные байкеры по сути своей бунтари. В искусстве последних 50 лет черный — это вызов. В 1970-е его реабилитировал Пьер Сулаж, создававший произведения практически одной этой краской, а в XXI веке Аниш Капур начал использовать невиданный идеальный черный, полностью поглощающий свет. В работах Капура черный символизирует метафизику космоса.

Аниш Капур. Descent into Limbo. 1992. Фото: Paola Martinez. All rights reserved DACS
Аниш Капур. Descent into Limbo. 1992.
Фото: Paola Martinez. All rights reserved DACS

Зеленый — цвет природы. В Древнем Египте — «благодетельный цвет, отгоняющий силы зла», знак бога загробного мира Осириса. С XII века на Ближнем Востоке и в Азии это религиозный цвет ислама («во времена Средневековья появляется традиция делать зеленый переплет для Корана, и она сохраняется по сей день»). В средневековой Западной Европе зеленый герб был у Тристана — отсюда привязка цвета к юности и любви. Впрочем, у цвета были оттенки, от унылого болотного до жизнеутверждающего салатового, и лет 500 преобладал болотный, считавшийся маргинальным. Интерес к зеленому вернулся лишь в XVIII веке, когда «некоторые его достоинства» усмотрел романтизм. В наши дни зеленый — это цвет хирургов и экоактивистов.

Красный и огромная гамма его оттенков — основной сегмент спектра, который научились производить европейцы. Растительные пигменты хна и марена, природный сульфид ртути, из которого делали киноварь, кермес — пигмент животного происхождения, получаемый из высушенных и измельченных насекомых, наконец, пурпур — краситель из секрета моллюсков, обитавших у берегов Восточного Средиземноморья, — разнообразные компоненты и технологии показывают, насколько древние цивилизации, от Египта до имперского Рима, были увлечены процессом создания красного цвета. Терракотовые и откровенно алые фоны этрусских построек (II тыс. до н.э.) и помпейских частных домов (I век н.э.) свидетельствуют, что красная гамма использовалась как в одежде, так и в архитектуре. Главенство цвета закрепилось в культуре навсегда: в Библии «три четверти всех цветовых обозначений вписываются в гамму красных тонов».

Желтый цвет по степени противоречивости не уступает черному. С одной стороны, он отмечает успех, богатство, красоту (гипнотической власти блондинок автор посвятил главу «Очарование белокурых волос»), с другой — желтый плащ Иуды на фресках Джотто в капелле Скровеньи в Падуе (XIV век) возник не случайно и на следующие века еще сильнее закрепил за цветом значение лжи и измены.

Капелла Скровеньи в Падуе. Фото: Wikimedia Commons
Капелла Скровеньи в Падуе.
Фото: Wikimedia Commons

Книги о цвете вышли в серии «Библиотека журнала „Теория моды“». Наверное, в первую очередь они адресованы дизайнерам-практикам — как тем, кто создает одежду, так и тем, кто работает над интерьерами. Практики сочетают цвета и фактуры по чисто формальным признакам, но этого явно недостаточно. Необходимо учитывать и историю цвета, и неочевидные смыслы, которые за ними закрепила культура.

Книги отлично переведены. Автор перевода Нина Кулиш получила Премию Мориса Ваксмахера за «Синий», а в 2019-м за работу над «Зеленым» вошла в шорт-лист той же премии, которую вручают за лучший перевод с французского.

Самое читаемое:
1
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
Музейная реальность, данная нам в сравнительных ощущениях: подъем на фоне спада, сдержанный оптимизм и неизвестность впереди. Плюс таблицы лидеров: куда больше всего ходили и на что больше всего смотрели в прошедшем году
03.06.2022
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
2
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
Отличительная черта нового корпуса Третьяковcкой галереи — окна с произведениями из музейного собрания, напоминающие развеску картин у Павла Третьякова. Мы рассмотрели их подробнее и обнаружили шедевры русской живописи от Боровиковского и Венецианова до Малевича
08.06.2022
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
3
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
Выставку «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма составляют изображения одного и того же человека в разных видах — «селфи», написанные с помощью зеркала, рядом с портретом того же героя кисти другого художника
09.06.2022
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
4
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
Между болью и живописью: внучатая племянница художницы нашла в архивах больницы ее медицинские карты, рассказывающие о будничной жизни Фриды, о ее ежедневных проблемах и людях, которые помогали их преодолевать
15.06.2022
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
5
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
Новое арт-пространство, объединившее усадьбу с флигелем, где в начале ХХ века жила и работала Анна Голубкина, откроется после реконструкции в 2024–2025 годах
21.06.2022
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
6
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
В 350-й день рождения Петра I откроются два грандиозных проекта — в Русском музее, посвященный отражению фигуры царя в искусстве трех столетий, и «30 картин из жизни Петра Великого» в павильонах на Марсовом поле, соединяющий прошлое и настоящее
07.06.2022
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
7
«1703»: в фокусе новые возможности для галерей и частные коллекции
«Вдохновлена городом» — слоган новой петербургской ярмарки современного искусства, которая пройдет с 16 по 19 июня в выставочном зале «Манеж». Ее организаторы и участники — галеристы из двух столиц — рассказывают о том, какой она будет
16.06.2022
«1703»: в фокусе новые возможности для галерей и частные коллекции
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+