18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Монологи парижской звезды: судьба Ханы Орловой

№95
Материал из газеты

В переводе с французского вышла документальная повесть Ребекки Бенаму об одной из интереснейших героинь недавней выставки «Музы Монпарнаса» в ГМИИ имени Пушкина

Примерно в 1910 году центром художественного мира стал парижский район Монпарнас. Культурными его урочищами были кафе на перекрестках — «Дом», «Ротонда». Денег у молодых художников особенно не водилось — валютой служило вдохновение. Дух на Монпарнасе был космополитический: итальянская, польская, русская, немецкая, испанская, японская речь звучала не реже французской. В 1910-х годах здесь жили и работали почти 700 художников из России, многие так и остались во Франции. Как выразился в своей книге «Колыбель молодой живописи. Парижская школа» знаменитый арт-критик Андре Варно, «Монпарнас — это факел, на пламя которого мечтают слететься мотыльки всех стран, чтобы погреться, даже если придется сгореть».

Обитательницей Монпарнаса стала и еврейская девушка Хана Орлова (1888–1968), рожденная в Екатеринославской губернии. Ее нынешний биограф Ребекка Бенаму небезуспешно выступила в жанре лирической биографии: «Эта книга, как балансирующий на проволоке канатоходец, клонится то в сторону фактов, то в сторону моего воображения. В ней немного Ханы и немного меня». Основным стилистическим приемом биографа стали внутренние монологи героини, написанные в третьем лице. Бенаму познакомилась с израильскими родственниками Орловой, использовала ее переписку. Хотя та была закрытым человеком и оставила после себя, помимо работ, не так уж много свидетельств. Еще одним важным персонажем книги стал Париж: вместе с биографией художницы Ребекка Бенаму восстанавливает карту если не исчезнувшего, то сильно изменившегося города.

Жизнь Ханы Орловой, как, впрочем, и любого уроженца или уроженки Восточной Европы в ХХ веке, не обошлась без драматических и даже трагических поворотов. Сама она говорила: «Я родилась в царской России, в селе. Меня сразу пришлось бить изо всех сил, чтобы я задышала и начала жить. Это были первые удары из тех, что настигали меня всю жизнь». Дважды Орловой пришлось бежать: в 1905 году вместе с семьей из России, спасаясь от еврейских погромов, а уже в 1942-м — из оккупированной Франции от нацистской операции «Мрак и туман».

В Париже Орлова впервые появилась в 1910 году. Свое восхождение она начала с самых нижних ступенек — работала ученицей портнихи, зато в известном доме моды Жанны Пакен. Год спустя успешно сдала экзамен в Школу декоративных искусств, где училась рисунку и истории искусств. Почти одновременно начала заниматься скульптурой в так называемой Русской академии, которую незадолго до того открыла Мария Васильева. Художественный мир Парижа заметил Орлову на Осеннем салоне 1913 года, где она представила «Портрет мадам Z» и «Голову еврейского юноши». А в 1916-м Хана уже выставлялась в галерее Бернхайма вместе с мастерами — Анри Матиссом и Кесом ван Донгеном.

Тогда же она познакомилась с польским поэтом Ари Юстманом, коллегой Аполлинера, Сандрара, Сальмона. Юстман печатался в знаменитом журнале авангардистов «Звуки Мысли Краски»; весной 1917 года там был опубликован его поэтический цикл вместе с рисунками Ханы. И это не стало единственным их творением: вскоре у пары родился сын Эли (Диди). К сожалению, в начале 1919 года Юстман стал жертвой страшной эпидемии испанки.

Во второй половине 1920-х Орлова была довольно близка с советским скульптором Дмитрием Цаплиным, который долго жил во Франции и Испании, но вернулся в СССР с Татьяной Лещенко-Сухомлиной. Возможно, с его помощью Хана участвовала в московской выставке 1928 года: пять ее скульптур были показаны в разделе «Современное французское искусство». А в годы Второй мировой спутником Орловой был художник Жорж Карс, с которым они вместе бежали в Швейцарию. Но в феврале 1945-го Карс покончил с собой — считается, что узнав о гибели близких родственников в нацистских лагерях.

Широкое признание Хана Орлова завоевала еще в первой половине 1920-х годов. Фактически она стала главным скульптором-портретистом не только Монпарнаса, но и всего богемного Парижа. Ей позировали Пикассо и Брак, Дерен и Яковлев, Анаис Нин и Ромейн Брукс. Орлова держалась фигуративного искусства, ее скульптуры четырехфасадны. Критики и искусствоведы отмечали приверженность художницы экспрессионизму и конструктивизму. Многие ценили в ее работах чувство юмора, а Анатолий Луначарский и вовсе назвал их «монументальной карикатурой».

Хана дружила с Модильяни и его несчастной женой (в частности, среди немногих провожала их в последний путь). Как и в творчестве Амедео, в работах Орловой чувствуется влияние африканской культуры — стремление к упрощенности, но не в ущерб психологической и художественной достоверности. Можно сказать, что она талантливо скрестила африканские примитивы с европейской модернистской изощренностью. Сделать это ей помогла благодатная атмосфера Монпарнаса. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+