Горки: не только ленинские, но и морозовские

Музей-заповедник «Горки Ленинские». Фото: Музей-заповедник «Горки Ленинские»
Музей-заповедник «Горки Ленинские».
Фото: Музей-заповедник «Горки Ленинские»
№95, октябрь 2021
№95
Материал из газеты

За последние годы утративший актуальность советский мемориал превратился в современный образцово-показательный музей, где теперь в чести обстоятельства не одной лишь политической истории СССР

Если вы давно не были в Горках Ленинских, где 21 января 1924 года скончался Владимир Ильич Ленин и где через четверть века после его смерти открылся мемориальный музей, вам надо срочно там побывать: за последние пять лет в музее произошли кардинальные перемены. И это несмотря на то, что формат его с трудом поддавался трансформации.

В системе советских ценностей Горки были чем-то наподобие храма Гроба Господня — священным местом, где завершило свой путь земное божество и где ничего нельзя трогать. В барском доме, в котором Владимир Ильич провел последние годы жизни, все было оформлено так, словно он умер только что: часы остановлены, мебель затянута белыми чехлами, на зеркалах траурные ленты и венки по стенам. Посещение заповедника входило в пакетный туризм, народная тропа к святилищу не зарастала, ежегодно сюда приезжало около миллиона человек. Подчиняясь напрямую ЦК КПСС, музей не испытывал проблем с финансированием. В 1990-е все это благополучие рухнуло, к середине 2000-х количество посетителей сократилось до 15 тыс. в год.

Новую эру здесь отсчитывают от 2015 года. «Музей поставили на частичную реставрацию, и именно тогда Министерство культуры и дирекция совместно приняли революционное решение — сделать из музея не некрополь, а усадьбу. Восстановить ее в том варианте, в каком Ленин ее впервые увидел, а не в том, в каком она осталась после его смерти», — рассказывает директор Олег Хромов. И это изменило все. Из дома убрали траур. Под белыми чехлами прекрасно сохранилась мебель из красного дерева и карельской березы. Обивочные ткани и шторы повторили по образцам из запасников, на полы вернули ковры, на столы и камины — посуду и вазы мейсенского фарфора. И дом заблистал.

Усадебный дом, последней дореволюционной владелицей которого была Зинаида Морозова. Фото: Максим Серов
Усадебный дом, последней дореволюционной владелицей которого была Зинаида Морозова.
Фото: Максим Серов

Горки — это не только место, где умер Ленин. «Самый ранний музейный экспонат — топор фатьяновской культуры, ему более 4 тыс. лет, — поясняет Олег Хромов. — Собственно усадьба существует пять веков: первый ее владелец Гаврила Спасителев упоминается в источниках в середине XVI столетия. Род Спасителевых имел западноевропейские корни, они приехали в Россию в свите Софьи Палеолог. С XVIII века усадьба принадлежала семье Дурасовых, с 1824 года — генерал-лейтенанту Александру Писареву, участнику войны с Наполеоном. А в начале XX века земли купила одна из богатейших женщин России — Зинаида Морозова. Здесь она поселилась со своим третьим мужем, экс московским градоначальником Анатолием Рейнботом».

Золотой век усадьбы Горки пришелся на 1909–1918 годы. Зинаида Морозова превратила ее в процветающее сельскохозяйственное предприятие с молочной фермой, полями пшеницы, оранжереей, где выращивали тропические фрукты и цветы. Рабочих она выписывала из Прибалтики; построенные для них дома сохранились до наших дней. За обустройство и расширение хозяйского дома отвечал Федор Шехтель (1859–1926). Интерьеры были обставлены с изяществом и роскошью. На первом этаже разбили зимний сад; при спальнях сделали ванные комнаты с английской сантехникой; к располагавшейся во флигеле кухне проложили подземный коридор. В доме имелись паровое отопление, электричество от автономного генератора и телефон. Собственно, за все эти блага цивилизации Горки и выбрал своей резиденцией вождь мирового пролетариата.

Усадьба существует пять веков. Фото: Максим Серов
Усадьба существует пять веков.
Фото: Максим Серов

Сейчас это прекрасно сохранившийся памятник усадебного быта рубежа XIX–XX веков. Имение в его современном виде — это еще и дань памяти Зинаиде Морозовой (умершей в 1947 году в нищете и забвении в подмосковном Ильинском), ее супругу (расстрелянному в 1918-м) и гениальному архитектору Федору Шехтелю, также бедствовавшему после революции.

Хотя и о Ленине здесь, естественно, не забыли. Просто повествование о нем переместилось в другое здание. Примерно в километре от основного усадебного комплекса располагается дореволюционная дача семейства Бахрушиных. В 1994-м сюда из Кремля перенесли кабинет и квартиру Ленина (а заодно и зал заседаний Совнаркома), которые до этого находились в здании Сената. Музей-заповедник пополнился 42 тыс. единиц хранения, в том числе гигантской ленинской библиотекой с его собственноручными пометками на книгах. Вот в этих интерьерах экскурсоводы и рассказывают о трагических последних годах жизни основателя Советского государства. Желающих прикоснуться к легенде немало: в докоронавирусном 2019 году музей принял 190 тыс. посетителей.

Мемориальные залы, посвященные революционной эпохе в России. Фото: Максим Серов
Мемориальные залы, посвященные революционной эпохе в России.
Фото: Максим Серов

Третье ядро заповедника — Научно-культурный центр. Именно его первым видят все посетители Горок, и здание это впечатляет. Похожий то ли на египетский, то ли на древнегреческий храм с величественными пропилеями, Научно-культурный центр был последним музейным сооружением в СССР. Его ввели в строй в 1987 году. Автором проекта был архитектор Леонид Павлов, называвший это строение своим Парфеноном. По прошествии 35 лет здание выглядит идеальным образцом советского брутализма, доведенного в тяжеловесном лаконизме и репрессивной образности до апогея. Музейная экспозиция прославляет революцию и дело Ленина, но если отвлечься от смысла и смотреть только на форму, то сценография и сегодня поражает воображение. «Фишка» убранства — аудиовизуальные кубы, где с помощью скульптур и зеркал меняются объемные сцены. Описать их трудно — это надо видеть. В музее впервые были использованы компьютеры Apple (в 1985 году Стив Джобс приезжал в Советский Союз, он их и привез) и пульты дистанционного управления.

В 2018 году новым директором Горок стал Олег Хромов, до этого работавший главой Ленинского района Подмосковья. Имея большой опыт муниципального управления, он, как когда-то Зинаида Морозова, превратил заповедник в образцово-показательное поместье с аккуратно скошенными лугами (общая площадь территории — 240 га), обихоженным лесом и асфальтированными дорожками. «Мы по-прежнему остаемся научным учреждением, проводим конференции, выпускаем сборники, изучаем свою коллекцию, но одновременно мы взяли курс на событийный туризм. Хотим, чтобы зрители возвращались к нам снова и снова», — рассказывает директор.

Научно-культурный центр, возведенный в Горках Ленинских в 1987 г. Фото: Максим Серов
Научно-культурный центр, возведенный в Горках Ленинских в 1987 г.
Фото: Максим Серов

Летом Игорь Бутман проводит в Горках большой джазовый фестиваль, на который собирается до 10 тыс. зрителей. Зимой в музее отмечают Рождество, на Масленицу сжигают 15-метровое чучело, самое большое в Подмосковье. Здесь есть свои фирменные праздники, например «Хоровод хоров», поддерживающий народные фольклорные коллективы, и «Шапка-фест», посвященный головным уборам. На территории Горок располагаются Кинодеревня и Киногород — настоящие кинематографические декорации, в которых снимались многие фильмы. Есть свой отель, несколько точек общепита. В планах — открытие арт-резиденции, чтобы приглашать и вдохновлять современных художников на создание произведений о Горках. Работает при музее и Клуб друзей. Одно из недавних благотворительных мероприятий — «Сиреневый вечер», где собирали деньги на реставрацию уникального музейного пианино с четырьмя педалями.

Сегодня Горки живут под лозунгом «Музей, сохранивший эпоху». Не отвергая ни советский период, ни дореволюционный, музей-заповедник в своей обширной экспозиции представляет разные этапы отечественной истории. 

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
4
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
5
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
«Натюрморт с яблоками» Кузьмы Петрова-Водкина сняли с Sotheby’s, однако другие работы ушли по £1 млн, включая «Натюрморт с чайником и подносом» Петра Кончаловского, который предварительно был оценен в £280–350 тыс.
30.11.2021
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
6
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
7
Дэвид Хокни рассуждает о том, почему лучше рисовать, а не фотографировать
Классик современного британского искусства считает, что для того, чтобы увидеть мир во всей его красоте, надо его рисовать, а не фотографировать, так как камера видит мир геометрически, а мы должны видеть психологически
16.11.2021
Дэвид Хокни рассуждает о том, почему лучше рисовать, а не фотографировать
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+