В США открылся музей художников-аутсайдеров «Арт-заповедник»

«Арт-заповедник» Центра искусств Джона Майкла Колера. Шебойган, Висконсин. Фото: Durston Saylor/John Michael Kohler Arts Center
«Арт-заповедник» Центра искусств Джона Майкла Колера. Шебойган, Висконсин.
Фото: Durston Saylor/John Michael Kohler Arts Center
№94, сентябрь 2021
№94
Материал из газеты

В новом музее в Шебойгане демонстрируются работы самодеятельных художников из глубинки

Нынешним летом Центр искусств Джона Майкла Ко­лера в штате Висконсин открыл у себя «Арт-заповедник» (Art Preserve) — музей, целиком посвященный художникам-аутсайдерам. На территории площадью 6 тыс. кв. м экспонируется и хранится более 25 тыс. произведений искусства. Новое пространство станет местом, где исследуют и демонстрируют творения тех, кто бросает вызов привычным жанрам.

Главным образом здесь представлены образцы народного искусства — нередко созданные из найденных или подручных материалов и изначально размещавшиеся в доме автора или на участке неподалеку. «Они ориентированы скорее на условия жизни художника, life-specifiс, чем на особенности окружающего пространства, site-specifiс», — поясняет помощник куратора музея Лаура Бикфорд.

Один из ярких примеров — творчество Фреда Смита, который с 1948 по 1976 год у себя на ферме и вокруг своей таверны установил около 230 бетонных скульп­тур, украшенных пивными бутылками и другими предметами. Соседи называли землю Смита «Бетонным парком», а, когда художник умер, независимый Фонд Колера, работающий с Центром искусств Колера, приобрел участок. «В то время о подобных арт-пространствах особо не заботились, — рассказывает замдиректора музея Эми Хорст. — Фонд шагнул в пустоту, куда не отваживались идти другие музеи». Проектом тогда руководила Рут Де Янг Колер II, почетный директор Центра искусств Колера и инициатор «Арт-заповедника» (она умерла в 2020 году в возрасте 79 лет). Десять скульптур Смита сейчас представлены в экспозиции.

Однако стратегия фонда основана не только на приобретениях. После документирования и оценки объекта или арт-пространства его представители часто назначают местного хранителя и, когда это возможно, дарят произведения муниципалитету или округу, в котором они находятся. «Мы предпочитаем, чтобы искусство оставалось на своих местах, in situ», — говорит директор центра Сэм Гэппмайер.

Впрочем, наиболее хрупкие объекты передаются в музей на хранение, а находящиеся под угрозой попадают в коллекцию целиком, как это было в случае с «Домом Прекрасной Святой Драгоценности» Лоя Боулина. Автор, объявивший себя «истинным ковбоем в стразах», украсил стены дома в Маккомбе в штате Миссисипи яркой краской, плотной бумагой, блестками и камнями. В 1998 году Центр искусств приобрел четыре оригинальные стены и часть фасада его особняка.

Подобные произведения — головная боль для реставраторов. Каждый раз, когда творение Боулина берут на выставки, блестки осыпаются. «Это всегда сложная задача, — отмечает Хорст. — Встречаются „врожденные дефекты материала“, когда существует тенденция к саморазрушению объектов, так что важно определить подход к произведению, которое никогда не предназначалось для музея и вообще для изъятия из родной среды».

Дизайн «Арт-запо­вед­ника», разработанный денверской фирмой Tres Birds, созвучен такого рода проблемам. Центральный вход в здание украшен высокими деревянными досками, которые создают и тень для экспонатов, и ощущение случайно найденного сокровища. Затем посетители попадают в действующую копию таверны Smith’s, где подают местное пиво. Сидя за барной стойкой, можно полюбоваться оригинальными работами Фреда Смита.наших художников». 

Инсталляция индийского художника-самоучки Нека Чанда в «Арт-заповеднике». 2021. Фото: John Michael Kohler Arts Center
Инсталляция индийского художника-самоучки Нека Чанда в «Арт-заповеднике». 2021.
Фото: John Michael Kohler Arts Center

На трех этажах музея у каждого художника своя зона: экспонируемые работы, прозрачные хранилища и мониторы с визуальной документацией того места, где создавались произведения. Элементы дизайна содержат отсылки к пейзажам, в которых раньше существовало это искусство.

Например, жутковатые мобили Эмери Блэгдона из металлических полос и проволоки первоначально хранились в сарае у его дома в Небраске, где он пытался использовать целительную энергию электромагнитных полей Земли. Более 400 компонентов, в том числе перфорированные алюминиевые листы, механические детали и флаконы с минералами, демонстрируются в пространстве, построенном из грубо обтесанных досок, напоминающих о деревенском сарае.

Как говорит Хорст, местоположение в Шебойгане, живописном городке на берегу озера Мичиган, «дает нам свободу в смысле расширения». И поясняет: «Можно больше рисковать и иногда даже позволить себе неудачи». Музей находится в часе езды от аэропорта Милуоки, и сотрудники Центра искусств Колера надеются, что скоро он станет пунктом назначения нового арт-маршрута. «Нас вдохновила Марфа, — признается Гэппмайер, имея в виду техасский городок, в свое время преображенный скульптором Дональдом Джаддом, — хотя его минимализм и прямо противоположен яркости

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+