18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Хочешь быть Уорхолом — будь им

Выставка «Энди Уорхол и русское искусство» в Санкт-Петербурге, организованная фондом «Артсолус», предлагает сравнить работы американской звезды с произведениями его последователей

С годами интерес к фигуре Энди Уорхола не ослабевает, тем более что проблемы общества потребления — тема, которая волновала художника в первую очередь, — никуда не уходят, а только обостряются. Новая выставка «Энди Уорхол и русское искусство» привлекает внимание уже хотя бы тем, что в ее названии не только фамилия отца поп-арта, а значит, это не просто его ретроспектива.

Разместилась экспозиция не в музее, а в пространстве «Севкабель порт», где выстроили аттракцион-лабиринт в духе поп-арта. Куратором выставки стала Татьяна Звенигородская, а в подборе работ российских художников ей помогали заведующий отделом новейших течений Русского музея Александр Боровский и куратор выставки «Русский поп-арт» в Третьяковской галерее Андрей Ерофеев.

Первое, что отмечаешь, когда приходишь на выставку, — даже не работы Уорхола, а оформление экспозиции. Розовые меховые стены, диско-шары, серебряная фольга, позолоченный куб и объекты из неона — самые расхожие символы поп-арта. За архитектурное решение отвечает Юлия Наполова (PSCulture), которая работала над экспозициями «Сесил Битон и культ звезд» в Эрмитаже и «Под маской Венеции» в музее-заповеднике «Царицыно».

Все произведения Уорхола — а их около сотни, — происходят из частных коллекций, так как межмузейный обмен России и США давно приостановлен из-за резонансного дела о библиотеке Шнеерсона. В Санкт-Петербург привезли как широко известные и уже не раз показанные в России портреты Мэрилин Монро и Мао Цзэдуна, изображение банки с супом Campbell’s, так и самые ранние работы (например, иллюстрации к книге «В глубине моего сада»).

Всего на выставке девять залов: «Как Энди стал Уорхолом», «Я — бренд», «Деньги», «Шопинг», «Монро», «Слава», «Природа», «Memento mori» и «Эпилог». От первого к последнему краски сгущаются — от котиков, пухлых ангелочков и цветов до оборотной стороны славы, черепов и оружия. Путешествие по залам превращается в путешествие по внутреннему миру Уорхола. За глянцевой оберткой «короля поп-арта», как известно, скрывался одинокий и ранимый человек. Недаром отдельное пространство отвели и Монро: ее характер был во многом созвучен характеру художника.

Но все же ключевая тема выставки — не сам Уорхол и не его отношения с собой и внешним миром, а связь его произведений с работами российских современных художников. Портреты Мэрилин Монро соседствуют тоже с Монро, но Владиславом Мамышевым. Он же, а еще Павел Пепперштейн предстают и в образе самого Уорхола. Рядом с «Цветами» поп-артиста «цветут» цветы Игоря Шелковского, Сергея Шутова и «растут» деревья Владимира Потапова. Вот банка супа Campbell’s Уорхола, а рядом она же, но воспроизведенная Авдеем Тер-Оганьяном и черно-белая. Тут же банка сгущенки Дмитрия Шорина и мраморная банка Лены Артеменко с сорванной этикеткой. Об эпохе потребления говорит и «Магазин „Коллекционер“» Андрея Сяйлева, причем приобрести что-то ты можешь не покидая выставку. Например, купить коробку с пиццей, сделанной из земли. Или приложить карту к терминалу и за 0 руб. получить чек, подтверждающий, что ты прожил этот момент. Только прожил ты его бессмысленно.

Если в первых залах предметы-бренды и люди-бренды больше вызывают любопытство, без лишней рефлексии, то в центральном словно происходит перелом. Как будто ты стоишь на распутье: прямо пойдешь — богатство найдешь, налево — станешь известным, но и в том, и в другом случае — будешь одиноким и несчастным. Как и в жизни, вернуться к самому началу и воспринимать мир иначе уже не получится.

Санта-Клаус алчно пожирает взглядом стену золотого куба и уже не кажется таким милым, как раньше. Недалеко от него Микки-Маус и Дональд-Дак с глазами-долларами, а красавец на одном из портретов — на самом деле преступник, разыскиваемый полицией. И эмоции от черно-белого изображения Мэрилин Монро совсем не те, что от красочных. С каждым шагом темнота затягивает все глубже, и то, за чем гоняются многие, теряет свою привлекательность.

Утешение находишь в последних залах. Оно скрыто в небольшой работе Уорхола «Череп», где тень символа смерти превращается в головку младенца, а значит, торжество жизни неизбежно. Тут же «Хрупкие вещи» Маяны Насыбулловой — неприкаянные и погибающие растения, нашедшие дом и получившие шанс выжить. И выходишь с выставки с желанием жить так, чтобы тебе не нужен был чек, новая вещь или признание людей для того, чтобы ощутить ценность жизни и свою собственную.

Севкабель порт
«Энди Уорхол и русское искусство»
До 24 октября

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+