Билл Виола: «Мои работы не носят религиозный характер, все зависит от места, где они экспонируются»

Фото: Kira Perov
Фото: Kira Perov

Сегодня, 2 июля, в отеле «Метрополь» состоится закрытый показ видеоинсталляции «Три женщины» пионера видеоарта Билла Виолы. Он приехал в Москву по приглашению директора Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина Марины Лошак, в частности, обсудить свою ретроспективную выставку в музее в 2017 году. О будущей выставке, инсталляции в «Метрополе», религии и российском современном искусстве с Биллом Виолой и его женой Кирой Перов беседовала Алёна Лапина.

Как будет выглядеть ваша ретроспективная выставка в Пушкинском музее? Вы уже были там? Примерно представляете, как организовать пространство?

Билл Виола: Мы идем туда завтра. Насколько мы знаем, там прекрасная коллекция европейского искусства.

Кира Перов: Нам, безусловно, нужно сначала увидеть пространство, понять само место и отреагировать на него, например на высоту потолков. Иногда мы совершаем интервенции, включая нашу работу в уже существующую коллекцию музея. Мы с нетерпением ожидаем визита в Пушкинский музей.

Почему инсталляцию, которую вы привезли в этот раз, смогут увидеть только несколько человек, а не широкая публика? Это какая-то секретная инсталляция? Ее же покажут на вашей ретроспективной выставке!

К. П.: Да, работу сегодня увидят 120 человек. Это патроны и меценаты Пушкинского музея. Мы надеемся, что они окажут поддержку нашей выставке. Но через три недели она будет представлена в кинотеатре «Россия» в рамках выставки Hybrid Art, и ее увидят гораздо больше людей. Мы решили принять участие в фестивале буквально несколько дней назад. Работа называется «Три женщины», инсталляция 2008 года. Это про порог между жизнью и смертью.

Б. В.: Это очень важная тема в моем творчестве. Порог между жизнью и смертью — это самое сильное, что мы можем испытать. Это про то, как подойти вплотную к миру и понять, готовы ли вы пройти сквозь эту плотную стену или скажете: «Нет, нет, нет, это для меня чересчур, я на такое пойти не могу». Это исключительно ваше решение.

Фото: Kira Perov
Фото: Kira Perov

Ваше искусство называют новой религиозной живописью. Вы согласны с этим определением критиков? Как вообще вы относитесь к религии? Какое место она занимает в вашем творчестве?

Б. В.: В данный момент религия играет очень важную роль. Сейчас мы находимся в такой точке, наступает определенный жизненный этап, когда время задуматься о том самом пороге между жизнью и смертью.

А менялось ли ваше отношение к религии с годами?

Б. В.: Когда я был молодым, как раз в это время и зарождался видеоарт. Для каждого художника использовать технические приемы — большой соблазн, и ты сразу бросаешься в это, но потом, когда взрослеешь, ты делаешь шаг назад, к основам, к каким-то базовым вещам. Тебя теперь интересует не только техника, которая дает широчайшие возможности, но и более глубокие базовые вещи.

К. П.: Я не думаю, что работы Билла носят религиозный характер. В них задаются вопросы о человеческом бытии. Мы их называем духовными. Мы задаем вопросы: зачем мы здесь? куда мы идем? — риторические вопросы. И каждый может интерпретировать работы по-своему. Например, если поместить наши инсталляции в церковь (а мы так часто поступаем, поскольку они очень красивы), то да, они в этом случае воспринимаются как религиозный объект. Но если ту же самую работу поместить в музей, то у нее будут совершенно иные коннотации. Вот, например, «Мучеников» мы выставляли в соборе Святого Павла в Лондоне, и это была абсолютно религиозная работа. Но если ее поместить в лобби отеля «Метрополь» и убрать название, то получится, что это история о человеке, оказавшемся перед лицом смерти.

То, что техника развивается, технический прогресс, камеры нового качества — все это как-то помогает выражать идеи с помощью видеоарта? Сказывается на качестве воплощения идеи?

Б. В.: В чем-то помогает, в чем-то нет. Вы знаете, мы ничего не выбрасывали. Вся аппаратура, с которой мы начинали работать, сохранена. В каких-то случаях мы ее используем. У нас очень широкая палитра — иногда эта аппаратура абсолютно незаменима, я бы ее ни за что на свете не променял на самую продвинутую. Вот работа «Три женщины». Она снималась именно так: одна часть — очень старой аппаратурой, другая — камерами самых передовых технологий.

Я знаю, что вы назвали сына в честь режиссера Андрея Тарковского. А как вы относитесь к современным российским видеоартистам? К АЕS + F, например?

Б. В.: И в честь Андрея Рублева. Мы в России были до этого всего два раза. С оперой «Тристан и Изольда», которая шла на фоне нашего видео, в Мариинском театре и с показом видеоинсталляции в фонде «Про Арте» (выставка «Билл Виола. Море безмолвия» была организована Государственным Эрмитажем при поддержке фонда «Про Арте» и проходила в ноябре 2014 года в Эрмитажном театре. — TANR). Безусловно, мы знаем их, мы видели их в Венеции. Мне кажется, это очень глубокое искусство. Это очень отличается от наших работ, от того, что мы делаем.

А что вы думаете о российском современном искусстве? Кого-то, может, знаете?

Б. В.: Мы не следим за искусством, мы работаем все время. Мы просыпаемся и сразу начинаем работать. Мы очень рады, что имеем такую возможность — путешествовать по миру. В этот раз благодарны директору Пушкинского музея Марине Лошак и хозяину отеля «Метрополь» Александру Клячину за приглашение в Москву и возможность показать нашу инсталляцию именно здесь.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+