18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Главный садовник

Памяти Валерия Левенталя

Теперь, когда выдающийся художник-сценограф ушел, многие в социальных сетях вспоминают его театральные работы. Кто-то — оперы, которые Валерий Яковлевич ставил в Театре Станиславского и Немировича-Данченко, а также в Большом, где был главным художником (1988–1995), плодотворно сотрудничая с Борисом Покровским; кто-то — его балеты, поставленные для Майи Плисецкой (Левенталь работал со всеми «священными чудовищами» советской балетной сцены от Олега Виноградова и Юрия Григоровича до Леонида Якобсона и Дмитрия Брянцева). Другие говорят о легендарном «Доходном месте» Марка Захарова, закрытом сразу же после премьеры. Или же о не менее легендарном «Безумном дне, или Женитьбе Фигаро» Валентина Плучека в Театре Сатиры, подарившем Андрею Миронову одну из лучших его ролей. О его, Плучика же, «Клопе» и «Ревизоре». Ну, или о легендарных спектаклях Анатолия Эфроса — «Женитьбе» и «Трех сестрах» в Театре на Малой Бронной и роковом «Вишневом саде» на Таганке, который ставили уже после отъезда Юрия Любимова на Запад. Еще одна часть Facebook’а вспоминает совместные работы Валерия Левенталя с Олегом Ефремовым: художник «одел в плоть» практически все чеховские постановки главного режиссера МХАТ. То есть у каждого театрала есть, видимо, собственный особый образ того, что сделал Валерий Левенталь за свою долгую творческую жизнь, начавшуюся в оттепельном 1964 году.

Все эти «разные Левентали», впрочем, объединены общей творческой манерой. Нельзя сказать, что работы Валерия Левенталя узнаваемы: все они заточены под параметры конкретных жанров и стилей, режиссерских подходов и реальных техзадач, однако все поставленные им спектакли отличает тщательность и глубина проработки. Как общей концепции, дающей простор осуществления, так и любых деталей, среди которых не было ни одной случайной. Критики часто говорили о «магическом реализме» Валерия Левенталя, о магии и таинстве театра, возникающем как будто бы из ничего. Критик Алла Шендерова пишет о декорациях Левенталя, «сотканных из всех оттенков ностальгии», а Павел Руднев вспоминает свое ощущение от ефремовских «Трех сестер»: «Прозрачные задники во всю глубину мхатовской сцены с рядами деревьев — прозоровский дом в густой роще, сквозь которую проступает, через марево, тусклый невечерний свет. Тысячи источников света, декорация пробита множественными тенями, полутенями, лучами. Декорация залита хаотичными пятнами, пуантилизм света. И дом точно такой же, крутящийся, скрипучий, деревянный, старомодный, но через который, как через решето, пробивает уничтожающий негатив свет. Не дом, а продуваемое пространство. Дом, полный воздуха. Дом исчезает, растворяется, тает на свету.

Каждый акт — новое время года, новые погодные условия. Пьеса сделана Ефремовым как погодное явление. Судьба, как погода, переменчива и, как погода же, неотвратима. И меняются обои в доме. Первый акт — бежевые. Второй — синие. Акт пожара — красные. Финал — белые. Классический занавес после каждого акта. В последнем акте на сцене жгут листья — запах сжигаемой сырой подгнившей органики сливается с запахом трупа, о котором говорит Соленый (Алексей Жарков), запах чумного карантина, который настает после отъезда гарнизона».

Именно Чехов, кажется, и стал главным соавтором Левенталя. Менялись режиссеры, но не привязанность к пьесам, которые художник раз за разом оформлял, все дальше и дальше уходя внутрь «колдовского озера» и «вишневого сада». В интервью Алле Шендеровой Левенталь говорил, что делал последнюю чеховскую пьесу «бесчисленное количество раз» и именно этот спектакль позволил ему сформулировать и сформировать свой особый «магический реализм»: «С Эфросом мы потом делали его в Японии и в Финляндии, но „таганская“ постановка была первой. Помню, как Анатолий Васильевич горел желанием работать у Любимова — они были тогда в очень теплых отношениях. Я же, придя на подмостки, где исповедовалась идея „бедного театра“ и где Давид Боровский великолепно обнажал сцену, решил сделать „антитаганку“ — прикрыть все, что является театральным оборудованием, и сделать сцену более-менее традиционной. Поработав с Эфросом, я понял, что на такой драматургии, как Чехов, художник должен заниматься магическим реализмом. Когда, допустим, капля, падающая с потолка, может привлечь внимание всего зала своей магией. Этого магического реализма я пытался достичь позднее, оформляя „Вишневый сад“ Олега Ефремова в МХАТе. Например, я придумал, что стена вдруг делается прозрачной и сквозь нее катится мячик, который толкнул еще покойный сын Раневской. Этот эффект мне удался, но в спектакле Ефремова он был ни к селу ни к городу…»

Удивительным образом творческая и человеческая судьба Валерия Левенталя связана с историей советского и российского театра в самых вершинных ее достижениях. Именно ему обязаны материальной оболочкой шедевры, навсегда вошедшие в театральные учебники и хрестоматии. Работа художника и есть самое важное, что остается в памяти от наших частных театральных впечатлений, поскольку от актерской игры остаются отдельные жесты и интонации. И только замысел сценографа, воплощающего общий замысел в точных визуально-пространственных метафорах, «способ существования» его, как внутреннего, так и внешнего, продолжает воскресать в воспоминаниях максимально яркой картинкой. А после тотальных инсталляций Ильи Кабакова и Ирины Наховой, сооружающих пространства полного погружения, мы начинаем смотреть на левенталевские решения сценической коробки совершенно под иным углом зрения. Так и оказывается, что с помощью театра и традиционных сценических технологий один отдельно взятый художник способен не просто опередить время (как свое личное, так и уровень развития искусства в определенный исторический момент, то есть опередить современный ему уровень мышления, на особенностях которого актуальное искусство как раз и «паразитирует»), но создать шедевры, значение которых способно раскрыться только вечность спустя.

Правда, театральное искусство, существующее «здесь и сейчас», не дает возможности оценить эти порывы и достижения в полной мере. Декорации объемны, громоздки и занимают слишком много места во чреве театральных хранилищ. Мешая монтировщикам и пожарникам, они списываются при первой удобной возможности, из-за чего аутентичное ощущение от спектаклей становится невозможным. Да, сохраняются записи и воспоминания, но разве можно заново передать то, как когда-то воспринимались соотношения высоты и глубины выгородок, подлинные цвета и мерцания бутафорских деталей?

Алле Шендеровой Валерий Левенталь рассказывал, что «в Америке бывают аукционы, на которых можно купить куски декораций, даже бутафорию из спектакля, а в России все это выкидывают. С другой стороны, ведь и сам спектакль жив очень недолгий период. Если ты художник, у тебя есть возможность написать холст. Если он хорошо написан, то с годами, как вино, станет еще лучше. И переживет тебя…»

Возможно, поэтому, оказавшись в Америке, где он провел свои последние годы, Валерий Левенталь увлекся станковой живописью. Всю свою жизнь «сторожа чужие огороды», он, член Союза художников СССР (1964) и России, академик Российской академии художеств (1997), народный художник СССР (1998), лауреат Госпремии (1995), награжденный орденами Дружбы (1999) и Кирилла и Мефодия (Болгария, 1976), только в последние годы нашел возможность и время для своего собственного вишневого сада.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+