Юбер ле Галль: «Сегодня парижскии богемныи шик полегчал»

В рамках ярмарки Art Paris был представлен результат коллаборации дома шампанских вин Ruinart и французского дизайнера Юбера ле Галля — 12 скульптур из муранского стекла, символизирующих виноградники в каждый месяц года. Художник рассказал о сотрудничестве с Ruinart, современных парижских интерьерах и силе русского духа.

Дизайнер и художник Юбер ле Галль
Дизайнер и художник Юбер ле Галль

Чаще всего вы работаете с бронзой, а тут вдруг стекло. Почему?

Это была давняя мечта, но все никак не складывалось.

А с Ruinart все получилось само собой. Единственное условие, которое они передо мной поставили, — обыграть тему виноградников Ruinart в Шампани. Я из Лиона, и в школьные, студенческие годы мы часто ездили на сбор винограда, поэтому в памяти осталась картинка этих тяжеленных гроздей и вороха листьев. Но тут я поехал в феврале и был поражен: я увидел огромное открытое пространство виноградника с голыми обрезанными кустами. Раньше я видел только результаты работы природы, теперь я увидел работу человека. Это очень французская черта — контролиро- вать природу, направлять ее, чтобы создавать благо для себя. Так вот, легкость, прозрачность, игристость шампанского лучше всего передает стекло. И я выбрал муранское стекло, потому что хорошо его знаю, даже делал сценографию к выставке в Музее Майоля.

Как возникла идея 12 скульптур вместо одной?

Для меня виноградники — это природа, труд человека и le temps, которое во французском обозначает одновременно и время, и погоду. Как представить ход этого времени, эти изменения погоды? Я думал и о часах, и о барометре, и о фазах Луны. Но после очередной поездки на виноградник, в августе, увидел, как опять полностью изменился пейзаж. Так пришла эта идея с 12 месяцами. Мой любимый — февраль. Небо чистое, холодное, земля еще мерзлая, но уже начинается работа, кусты немного подрезают, чтобы сок поднимался. В этой скульптуре чувствуется и лед, и снег, и новый сок, которые символизируют эти синие шары-жемчужины. Июль тоже нравится — это самый жаркий месяц. Виноградник меняет свой цвет от зеленого к желтому. Этот переход также виден в скульптуре.

Вы перепробовали много профессий: продавали сценарии, писали картины, теперь делаете мебель и оформляете выставки. Что вас не устраивало?

Не в этом дело. Я из традиционной буржуазной французской семьи, в которой всегда считалось, что мальчику не пристало заниматься творчеством. Мальчик должен быть управленцем, финансистом, поэтому мне пришлось забросить все свои увлечения рисунком, макетами и пойти в бизнес-школу. Потом работал, зарабатывал, делал карьеру. Но вдруг что-то щелкнуло. В США встретил одного американца, который в 40 лет все послал куда подальше и занялся любимым делом. Я решил не дожидаться 40. Вернулся и вcтал за холст, и даже довольно успешно продавал свои картины. Но быстро заскучал. Мебель честнее, у нее есть функция. Если людям нравится то, что ты делаешь, они покупают. А в живописи начинается виляние: «я нахожу интересными ваши идеи». Покупатели картин думают, как они будут выглядеть перед другими, что о них подумают. Мебель же покупают для себя.

€101 тыс. за кабинет «Версаль» на Artcurial — это ваш личный рекорд?

Это уникальный предмет, он существует в одном экземпляре. Его купил один европейский коллекционер, мы знакомы. На аукционах больше, чем он, никто не платил за мои работы. А в галерее, например, мой комод Бык продают за £160 тыс.

В вашей мебели постоянно попадаются цитаты то из Жан-Пьера Рейно, то из Энди Уорхола, то из Роя Лихтенштейна. Но чаще всего вас сравнивают с Клод и Франсуа-Ксавье Лаланн.

Когда я беру овцу, мне говорят: это Лаланн. Беру быка, говорят: Пикассо. Появился кролик — сразу возник Флэнаган... От сравнений никуда не деться. Но Лаланны вдохновлялись животными, чтобы сделать свои скульптуры и мебель. Я же делаю мебель, которая принимает формы животного, облик птицы или быка. Эта традиция берет начало еще в XVIII веке. Сегодня сложно сделать что-то абсолютно новое. Хотя я думаю, что мне это удалось. Я сделал стол из бронзовых цветов. И сделал его в 1990-х, когда была мода на Путман с ее прямыми линиями.

Какие моды сегодня в парижских интерьерах?

После Путман в моде был жесткий, «квадратный» стиль Кристиана Льегра. Сегодня, выражаясь образно, парижский богемный шик полегчал. Парижские квартиры стали светлее, счастливее, натуральнее. Многие мои клиенты — ливанцы, американцы — мечтают увезти с собой вот этот «парижский дух», этот рафинированный французский вкус, который получается, когда смешиваешь шик и дерзость.

На что вы обращаете внимание в первую очередь, когда делаете сценографию выставочного пространства?

Здесь мне не надо фантазировать, но важно рассказать историю со вкусом и соблюсти ритм. Поэтому я никогда не делаю прямолинейных композиций. Акценты можно расставить, меняя объемы и используя цвета. Здесь нельзя переборщить. Например, деликатно подсветить пол — и сразу появляется эмоция. Сегодня во Франции наконец-то поняли, что без сценографии даже самая лучшая выставка потеряется. Я оформлял художественные выставки — От Ватто до Фрагонара в Музее Жакмар-Андре, Пьера Боннара в Музее Орсе. Но с декоративным искусством чувствую себя свободнее. В прошлом году делал экспозицию Фаберже в Музее изящных искусств Монреаля. Мне хотелось показать традиционную Россию. В зале были большие портреты Ивана Грозного, Петра I, Екатерины II, а в витринах — маленькие яйца Фаберже.

В России мне нравится масштаб. Нам, французам, вообще близка ваша культура.

А нам — ваша.

Я заметил. Русские тянутся к французской изысканности. И Россия сильно поменялась. Я впервые приехал в Россию лет 25 назад, когда это только стало возможным. До сих пор помню свой восторг от этих старых советских гостиниц. Во Франции мы всегда деликатно подходим к вещам. У нас все под контролем, выверенная доля дерзости, выверенная доля шика, не дай бог переборщить! У вас же сила, темперамент, мощь. Быть может, вкус не столь рафинированный, да и не надо, зато он живее и экстравагантнее.

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
4
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
5
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
«Натюрморт с яблоками» Кузьмы Петрова-Водкина сняли с Sotheby’s, однако другие работы ушли по £1 млн, включая «Натюрморт с чайником и подносом» Петра Кончаловского, который предварительно был оценен в £280–350 тыс.
30.11.2021
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
6
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
Художник был привлечен к административной ответственности за уличные интервенции. По его словам, проектом «Опрозрачивание» он занимается более десяти лет, но прежде подобных ситуаций не возникало
07.12.2021
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
7
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+