Найди подделку: уважаемый британский музей решил поиграть с посетителями в «угадайку»

На выставке «Made in China. Проект Дуга Фишбона» посетители ломают голову, пытаясь обнаружить среди шедевров китайскую копию
На выставке «Made in China. Проект Дуга Фишбона» посетители ломают голову, пытаясь обнаружить среди шедевров китайскую копию

В общественной картинной галерее Dulwich в Лондоне открылась необычная выставка, заставляющая по-новому взглянуть на болезненную тему фальшивок в искусстве.

В обычно тихих залах, где располагается постоянная экспозиция, сегодня столпотворение: критики и искусствоведы, коллекционеры и просто любопытствующие внимательно, чуть ли не с лупой, приглядываются к каждой картине. Периодически то тут, то там раздается напряженный шепоток: «как-то подозрительно блестит грива у этой лошади!», «а вот эта красавица не чересчур ли худенькая для XVI века?», «а облака-то слишком яркие! таких пигментов тогда не было!» Что заставило тех, кто обычно быстро пробегает мимо старых мастеров, тщательно изучать их?

Десятого февраля в лондонской картинной галерее Dulwich стартовала необычная выставка «Made in China. Проект Дуга Фишбона» (до 24 апреля): одно из 270 полотен в старинных золоченых рамах, среди которых есть работы кисти Рембрандта, Рубенса, Тьеполо, Мурильо и Пуссена, — подделка, точнее сказать, реплика, изготовленная китайскими умельцами. Фишка в том, что и посетителям и критикам предложено угадать, какая же картина приехала из Поднебесной; тайну раскроют 28 апреля, и в этот день копия и оригинал будут вывешены вместе, а среди тех, кто даст правильный ответ, разыграют пять репродукций картин (каких — выберут сами победители). «Приходите и сравните!» — зазывают на сайте музея, словно на дегустации в каком-нибудь супермаркете.

Автор проекта, точнее, арт-квеста художник Дуг Фишбон считает, что выставка поднимает вечный вопрос о том, что, собственно, составляет ценность искусства, заставляя по-новому взглянуть на музейные экспонаты, а также затрагивает острую тему подделок. Реплику выполнили в городе Сямынь (провинция Фуцзянь) за $120 (£80) — для этого китайским мастерам хватило фотографий оригинала, отправленных по электронной почте.

«В Китае делают отличные копии — просто не отличишь, и это прекрасно, ведь так больше людей могут наслаждаться произведениями искусства. Я не считаю такую практику противозаконной, пока не пытаются нажиться на этом», — считает Фишбон. «Если в таком уважаемом музее, как галерея Dulwich, повесить копии, то интересно, изменится ли как-то наше восприятие оригиналов?» — пускается он в рассуждения.

По его словам, такие вот студии, специализирующиеся на копиях, существуют в Китае абсолютно легально и способствуют популяризации искусства среди населения: там целыми цехами копируют ван-гоговские подсолнухи! Да и на Западе, как известно, копирование шедевров — непременная часть обучения в любой художественной школе, и многие мастера именно так нашли свой стиль. Так где же проходит та тонкая грань между копией и подделкой, с позором изгоняемой из музея? В самой галерее Dulwich «гражданство» получили две официальные копии: «Пейзаж с мельницами» Джона Констебла (оригинал принадлежит Якобу Исааксу ван Рёйсдалу) и изображение юного Христа, которое прежде приписывалось Мурильо, а оказалось полотном XVIII века.

С момента возникновения идеи до реализации проекта прошло несколько лет: руководству галереи, весьма консервативно настроенному, концепция выставки казалась слишком смелой. Однако Фишбону удалось их переубедить, апеллируя к истории музея. Дело в том, что картинная галерея Dulwich, считающаяся самой старой общественной галереей в мире, возникла на основе коллекции торговца искусством Ноэля Десенфанса и швейцарского художника Фрэнсиса Буржуа, которую оба изначально собирали для польского короля Станислава-Августа; монарх, однако, вскоре вынужден был отречься от престола, и тогда Фрэнсис Буржуа принял решение передать собрание колледжу Dulwich — с условием, что «оно будет открыто для публики». «Думаю, что Буржуа понравилась бы идея Фишбона — вот такая популяризация искусства. Наверное, он сказал бы тебе: „Спасибо, Дуг!“» — смеется куратор выставки Ксавье Брей. «Ага, ворочаясь при этом в гробу», — парирует Фишбон.

Шутки шутками, но ведь проект действительно затрагивает болезненную для музеев тему. Замена оригиналов копиями — одна из популярных практик в мире искусства. Зачастую это делается с благими целями: например, чтобы сохранить шедевр от разрушения (копия статуи Давида работы Микеланджело на пьяцца делла Синьория во Флоренции) или изучить мастерство выдающихся художников (Андреа дель Сарто и Джулио Романо виртуозно имитировали стиль Леонардо да Винчи и Рафаэля). Однако так поступают и мошенники. Среди широко известных случаев — история с «Одалиской в красных шароварах» Анри Матисса, которую выкрали из Музея современного искусства в Каракасе в Венесуэле, заменив подделкой, провисевшей в галерее несколько месяцев, прежде чем кураторы забили тревогу.

Но в данном случае вроде как не придерешься: реплики китайских мастеров подделками в строгом смысле слова назвать нельзя, так как художники обычно изменяют размер картины. По крайней мере самих копиистов совесть не мучит, уж поверьте: китайской культуре концепт «fake» не знаком — повторяя идеал, конфуцианцы считают, что приближаются к нему. Это западные умы все терзались, что не могли изобрести что-то новое, поэтому, словно извиняясь, придумали всякие там «аллюзии» и «постмодернизмы»…

Кстати, о постмодернизме. Давайте играть: сможете ли вы отличить китайскую подделку стоимостью $120 в раме за несколько тысяч долларов от созданных века назад шедевров? Подсказка: возможно, стоит исключить монументальные портреты Томаса Гейнсборо размером с амбарные ворота (музею в копеечку влетела бы транспортировка), вот эти мифические полотна с толпами нимф и сатиров (как и в старинных мастерских, китайцы берут наценку за сложность сюжета), да и вешать на слишком видное место ее не стали бы… А может, это копия какой-нибудь копии?

Да и вообще, какая разница, что это подделка? Главное ведь, остроумно замечает известный искусствовед Филип Хук в своей книге «Завтрак у Sotheby’s», чтобы картина приносила удовольствие. Эстетическое.

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+