Не чужие. Екатерина Бобринская поставила в названии своей книги о советском неофициальном искусстве вопрос — ответ на него ясен

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ПРЕСС-СЛУЖБОЙ «АРТХРОНИКА»
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ПРЕСС-СЛУЖБОЙ «АРТХРОНИКА»

Разумеется, не чужие. Художники, чье творчество при советской власти официально не признавалось, не были чужды ни обществу, ни современному им западному искусству, ни авангардной традиции искусства отечественного.

На первых же страницах своего фундаментального исследования Екатерина Бобринская объясняет, почему отказывается от определения «нонконформисты», накрепко связанного с художниками, работавшими не по правилам принятой в государстве идеологии и эстетики, а в диалоге с ними.

«Меньше всего в неофициальном искусстве того времени было политики. Акцент на эстетике сопротивления власти — клише, унаследованное от западных журналистов, писавших репортажи в эпоху холодной войны», — утверждает Бобринская и напоминает, что некоторые главные герои ее книги были членами Союза художников, пользовавшимися благами такого членства, но вели двойную жизнь, что есть признак конформизма, а не бунтарства.

Бобринская выводит за рамки своей книги не только политическую составляющую неофициального искусства, но и документально-событийную (большинство публикаций о «другом искусстве» — мемуаристика). Взамен она делает работу более сложную и востребованную сегодня — вписывает художников советского арт-подполья в общую историю модернизма. Каждого из избранных (Василия Свешникова, Оскара Рабина, Леонида Сокова, Владимира Яковлева, Гришу Брускина, Илью Кабакова, Ивана Чуйкова и др.) персонально, пристально изучая их произведения. Бобринская находит отечественным поискам в искусстве западные параллели, но речь редко идет о прямом заимствовании, просто железный занавес для идей — не преграда. Но при формальном сходстве отмечает врожденные различия. «Поп-арт оказал существенное влияние на формирование стилистики и соц-артистов, и московских концептуалистов. (…) Однако при этом поп-арт по-советски оборачивается не эстетизацией массового и анонимного, как это было в западном искусстве, а производством уникального, практикой конструирования субъективности, единичности».

Книга Екатерины Бобринской — образец классического искусствоведческого текста. Никаких уступок ле-
нивому читателю, любителю поверхностного знания — каждый тезис доказан, все многочисленные предположения поддержаны цитатами (их количество напоминает, что автор — доктор искусствоведения), на каждый вопрос дан ответ.

Часто ответов дается несколько, и они предположительные: во-первых, потому что книга описывает не такие уж далекие для объективного взгляда 1950–1980-е годы, вовторых, многие герои этой истории (прежде всего Илья Кабаков) сами — или в диалогах — подробно себя и причины своего творческого поведения проанализировали. Бобринская не всегда солидарна с результатами такого самоанализа, с ней также не во всем можно согласиться. Что не мешает с уважением и симпатией — к автору и ее героям — читать эту книгу с риторическим вопросом в названии.

Самое читаемое:
1
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
Археологи, работающие на территории объекта, возраст которого составляет около 7 тыс. лет, каталогизировали более 500 менгиров
07.09.2022
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
2
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
А также «Египетский сервиз» Наполеона, фламандцы и носороги — собрали для вас все самое лучшее в грядущем выставочном сезоне Москвы и Петербурга
02.09.2022
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
3
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
4
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
5
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
6
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Таинственную коллекцию, которую десятилетиями прятал наследник нацистского арт-дилера, покажут на выставке в Швейцарии после подробного исследования
05.09.2022
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
7
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+