Новые пути

№30, январь-февраль 2015
№30
Материал из газеты

Экономический хаос, депрофессионализация дилеров, аукционные дома без руководства — с какими результатами глобальный арт-рынок начинает новый год

Георгий Гурьянов. Трактористка. 1989
Георгий Гурьянов. Трактористка. 1989

Прошедший год был невероятно успешным для художественного рынка. Когда номер уходил в печать, окончательные цифры еще не были известны, однако, по всему, 2014-й стал рекордным — благодаря высокой активности в верхнем сегменте рынка современного искусства. Но на фоне этих несомненно блестящих результатов в конце года свои должности покинули главы обоих крупнейших аукционных домов. Что дальше? Продолжит рынок расти или неизбежна коррекция? Быть может, это самый трудный год из всех, что мне когда-либо приходилось прогнозировать.

Рынок

В условиях обвала рубля (его предвестником стали итоги «русской недели» в Лондоне, просто чудовищные), падения цен на нефть, ограничения чрезмерных расходов в Китае и неспокойного фона в других зонах экономическая обстановка в целом неблагоприятна. Прибавьте к этому перемены, произошедшие в Christie’s и Sotheby’s, — я не стала бы ожидать столь же значительного роста цен на искусство, что и в предыдущие два года. Под занавес аукционы порой даже уступали в своих комиссионных ради того, чтобы заполучить на торги лучший материал; если подобные траты продолжатся, новые рекорды могут случиться не так уж и скоро — и предсказанные многими майские продажи на $1 млрд могут не состояться. Постепенное сокращение подпитывания экономики денежной массой также может оказать негативное воздействие. Однако бум музейного строительства (в частности, в Китае) говорит о том, что наиболее вероятным сценарием на следующий год все же является охлаждение, а не обрушение.

Предметы роскоши

Не случайно в декабре 2014 года конференция газеты New York Times, посвященная предметам роскоши, совпала по времени с проведением ярмарки Art Basel в Майами-Бич. Искусство все чаще используется для продажи дамских сумок и других подобных товаров, как бы поднимая их статус до уровня выше простой моды. А создание моделей для фирм, изготавливающих предметы роскоши, выводит художников на гораздо более широкую мировую арену. Нет никаких оснований полагать, что в нашем мире мгновенной прямой передачи информации современное искусство может надолго потерять свой модный статус. Ждите множество новых альянсов искусства и роскоши.

Дилеры

Складывается новая модель продажи искусства — разнообразные «курируемые выставки», на которых нет места дилерам первичного рынка. Примерами тому служат Венера над Манхэттеном Адама Линдермана, многочисленные кратковременные выставки, в английском языке получившие название «pop-up», и инициатива De Pury De Pury в лондонских офисах семьи Кульчик. На этих выставках представляются подчеркнуто не подлежащие продаже произведения, отбракованные материалы вторичного рынка вместе с работами, впервые оказавшимися на рынке, поступившими с пылу с жару из мастерских. Прибавьте к этому торговые залы аукционных домов, где стали появляться вещи первичного рынка, — во всех этих случаях дилеры не представляют художников. Более того, растет число художников, которые берут дело в свои руки и начинают продавать собственные работы через Интернет или агентов. Художественный мир становится все разнообразнее — вместе с этим возникают и процветают новые пути презентации и торговли искусством.

Экспансия

Гонконгское половодье галерейно-аукционно-ярмарочных филиалов и факторий схлынуло (признаемся, эта территория не всегда оправдывала возлагавшиеся на нее надежды), но два других города по-прежнему остаются центрами притяжения. Один из них — Лондон, который, по моему мнению, сохранит свою привлекательность в качестве такого места в Европе, где стоит обосноваться; и я предполагаю, что в этом году там откроется еще ряд филиалов различных европейских и американских галерей. Второй город — это Лос-Анджелес, который становится динамичным центром искусств, притягивающим множество модных художников. В 2015 году здесь открывают новые пространства такие крупные галереи, как Sprüth Magers и Hauser Wirth & Schimmel, а осенью начнет работу музей супругов-коллекционеров Брод — это по известной информации; я же предполагаю, что в течение года в Город ангелов переедет куда больше новых галерей.

Дуумвират аукционов

Sotheby’s начинает новый год фактически без руководства, а у Christie’s — новый исполнительный директор, который, впрочем, может оказаться временным. Патрисия Барбизе, правая рука Пино, была приглашена на руководящую должность после внезапного увольнения Стива Мерфи, однако не факт, что она захочет задержаться на этом посту надолго. Поэтому, видимо, оба аукционных дома находятся в поиске — проблема лишь в том, что выбор кандидатов у них невелик. Сделают ли они ставку на внутреннего кандидата, разбирающегося в искусстве и в мире искусства, или же предпочтут талантливого управленца? Мерфи произвел в Christie’s радикальную перестройку, вывел аукционный дом в Интернет и на новые рынки, но слишком уж выглядел фигурой, подрывающей устои, чуждой художественному миру, — и его не любили специалисты. Поэтому я предполагаю, что фирма захочет найти кого-нибудь, кто более похож на человека от мира сего, а не того. Sotheby’s же, в свою очередь, нуждается в хорошей встряске, потому может, напротив, пригласить успешного предпринимателя из другой сферы — например, торговли предметами роскоши? — кто мог бы осуществить долгожданные перемены внутри компании.

Кроме того, ждем обещанного выхода Phillips на азиатский рынок. 

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+